Владимир Янкелевич: Ad nauseam

Владимир Янкелевич: Ad nauseam

«…И, Боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет.
— Гм… Да ведь других нет…
— Вот никаких и не читайте!»
М. Булгаков. «Собачье сердце»
Прав был, Михаил Афанасьевич, ох как прав. Это когда-то журналистика занималась сбором и анализом фактической информации, сообщала читателям о событиях и тенденциях современной жизни.
Только когда это было, скорее всего, не знает никто. Может в древнем Риме? Это тогда можно было задать вопрос Цицерону: «Великий Цезарь велел спросить тебя, а не зажился ли ты на свете?»

Владимир Янкелевич: Ad nauseam

«…И, Боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет.
— Гм… Да ведь других нет…
— Вот никаких и не читайте!»
М. Булгаков. «Собачье сердце»
Прав был, Михаил Афанасьевич, ох как прав. Это когда-то журналистика занималась сбором и анализом фактической информации, сообщала читателям о событиях и тенденциях современной жизни.
Только когда это было, скорее всего, не знает никто. Может в древнем Риме? Это тогда можно было задать вопрос Цицерону: «Великий Цезарь велел спросить тебя, а не зажился ли ты на свете?»
И не случайно еще Марк Твен писал:
«Мы часто с сожалением вспоминаем о том случае, когда Наполеон стрелял в редактора журнала, но промахнулся и убил издателя. Все же мы ценим его благие намерения».
Вероятно, у него были основания для таких утверждений.
Не то, чтобы я сожалел об отсутствии таких возможностей в настоящее демократическое время. Нет, я сожалею совсем о другом, о незаметном умирании журналистики, тонущей в море товарно-денежных отношений.
Наивные люди считают, что важнейшей функцией журналистики является именно информационная. Они исходят из необходимости информирования граждан страны. А как иначе им определить свою позицию в общественно важных вопросах?
Но информация — это товар. Наиглавнейшая функция товара — быть проданным, причем по цене более дорогой, чем издержки производства.
Отсюда два следствия:
— Информацию нужно получать задешево,
— Продавать нужно то, что пользуется спросом.
Для дешевого производства новостей их лучше всего выдумывать.
Например по такому шаблону:
«По сведениям информированного источника (Моссада, SIS, ЦРУ, КГБ — нужное оставить), сообщившего на условиях анонимности, Израиль планирует в ближайшее время взорвать Асуанскую плотину, а «арабских повстанцев» специально провоцирует, чтобы «нейтрализовав» их, разобрать на органы, для чего организована тайная спецслужба, бюджет коей пополняется средствами, нелегально полученными Сарой Нетанияху от сдачи в пункт приёма стеклотары казённых бутылок».
Или так:
«Два осведомленных источника в (Санкт-Петербурге, Тамбове, Урюпинске — нужное оставить), утверждают, что республиканский кандидат Трамп платил взятки и участвовал там в сексуальных действах, но ключевые свидетели молчат и добыть свидетельства трудно[2]».
— Откуда эти сведения?
— Э-э-э… Ваш вопрос есть ни что иное, как покушение на демократию, попрание «права на сохранение конфиденциальности источника информации».
Ну и, естественно, продается то, что привлекает внимание читателей, зрителей и слушателей. А это, прежде всего, информация о шокирующих скандалах, чрезвычайных происшествиях, криминальных разборках, жизни «звезд» — кто с кем, что, где и когда и т.д. Очень хорошо продаются сексуальные скандалы, даже если эта якобы информация не выдерживает минимальной критики.
В итоге, в современных условиях при превращении журналистской информации в товар она явно испытывает процесс аберрации.
Но есть факторы и второго порядка. Их создают интересы владельцев СМИ, они твердо держат в руках так называемую «четвертую власть[3]».
Термин «четвертая власть» довольно старый. Ввел его в оборот Эдмунд Берк[4], который почти 300 лет назад сказал[5], что «в британском парламенте три власти, но в галерее вон там репортеры, четвертая власть, более важная, чем они все». Это не фигура речи или остроумное высказывание; это реальный факт, как трехсотлетней давности, так и сегодняшнего дня, отражающий огромное влияние СМИ на общество.
СМИ воздействуют на общественное мнение, изменяют состояние массового сознания, делая это зачастую незаметно, вскрывая мозг читателя, как консервную банку и меняя там представления и идеи.
— Для чего?
— Для наилучшей реализации целей субъектов социальных интересов. Это может быть стремление свалить существующую власть или демонизировать оппозицию. А может просто направить интересы масс в безопасную сторону, уводящую от реальных проблем:
«Свободу Анжелле Девис!», или «Руки прочь от арабских стран!», ну вы помните.

Владимир Янкелевич: Ad nauseam

Фото из семейного архива А.А.Баулина
Или, к примеру, дискуссию по поводу погибшего ТУ-154 можно перевести на моральные качества светской львицы Божены Рынски. Эта тема куда как безопаснее дискуссии по извечным русским вопросам: «Кто виноват» (в гибели 92 человек) и «Что делать». Только начни задумываться кто виноват и что с ними делать… далеко такая дискуссия может завести. Нет, пусть уж лучше обсуждают лепет блещущей могучим интеллектом дамы.
Превратилась журналистика в четвертую власть, ну и что?
А вот что: журналистика является четвертой властью тогда и только тогда, когда она не является самой собой. Она становится инструментом идеологии, и, как идеологический инструмент начинает обслуживать интересантов, создавая у своих потребителей заданный тип сознания (картины внешнего мира) и самосознания (своего места в нем).
— Ну, не нужно так принижать читателя (слушателя, зрителя)! Он сам поймёт «где у нас чего».
— Поймёт. Кто-нибудь. Когда-нибудь. Или не поймет. Информация сегодня безгранична по объёму и весьма противоречива по содержанию. Крайне сложно, если возможно в принципе, отличить истину от гипотезы или откровенной лжи. И вот у бедняги потребителя начинают развиваться достаточно явные признаки атрофирования сознания, а широко распространённые технологии манипулирования общественным сознанием отбивают у человека всяческое желание вообще делать попытки какого-либо анализа. И процесс массированного оболванивания начинает набирать обороты.
И вот тут журналистика тихо и спокойно переползает в пропаганду, а журналист становится бойцом невидимого фронта.
Пропаганда — это распространение взглядов, фактов, аргументов и других сведений, для формирования общественного мнения в целях, преследуемых пропагандистами.
— А если факты мешают целям?
— Тем хуже для фактов, в ход идут другие, свежеиспеченные, намеренно искажённые, но создающие заданный эффект.
Впервые власть предержащие задумались о природе и силе пропаганды во время Первой мировой войны. Достаточно наивные теории того времени назвали теорией «магической пули».
Перед глазами был пример огромного воздействия военной пропа­ганды, сумевшей поднять миллионные массы народа на войну, цели и задачи которой не понимали даже главы государств.
К кон­цу 1930-х годов многие (если не большинство) американские ли­деры были убеждены, что демократия не выживет, если разре­шить свободное распространение экстремистской пропаганды. Но запрет означал бы существенное ограничение самого важного прин­ципа западной демократии — свободы коммуникации. Теоретики пропаганды стремились понять и разрешить эту дилемму.
Демократические романтики считали, что общество можно научить противостоять пропаганде. Беззастенчиво пользуясь ложью и обманом в своих целях убеждения, пропаганда разрушала саму суть демократии.
Нужно было этому что-то противопоставить.
Появилась идея, что если людей научить критически оценивать пропагандистские сообщения, то они смогли бы различать эти сообщения, определять какие принимать, а какие отвергать как бесчестные и лживые.
Романтики думали, что демократию можно спасти путем просвещения народа. Но оптимизм постепенно исчез. Практика показала, что отбрасывать лживые, популистские утверждения люди не хотят, они мечтают о «Сне золотом».
Они ответили романтикам:
Господа! Если к правде святой
Мир дороги найти не умеет —
Честь безумцу, который навеет
Человечеству сон золотой!
Безумцев, навевающих «сон золотой» всегда было достаточно. Некоторые умели навевать лучше, некоторые хуже, но сегодня, в условиях современных социальных и медийных сетей, технология «навевания» отработана достаточно хорошо. Иначе сложно объяснить, как человек российской глубинки может ненавидеть «пиндосов», ни разу их не видев, как израильтянин может отодвинуть на второй план больной квартирный вопрос и возбудиться от «утки», что Сара Нетаньяху прикарманивает деньги за сданные бутылки, а уж Трамп… тот, само собой, на крючке у Путина.
Кухня боевой спецпропаганды
Боевая спецпропаганда, достаточно эффективное оружие, работает с единственной целью вышибания мозгов противнику. А для этого допускается любое искажение реальных фактов ради решения пропагандистских задач.
Технология известна достаточно широко. Вот лишь некоторые из приёмов:
Метод «гнилой селедки»
Метод «перевернутой пирамиды»
Принцип «40 на 60»
Метод «большой лжи»
Метод «абсолютной очевидности»
et cetera…
Кто интересуется этой темой, наверняка в курсе названных методов. Но снова и снова эти методы срабатывают, делая свое дело.
Прямо по списку и пойдем.
Метод «гнилой селедки»
Суть метода достаточно проста. Нужно выдвинуть против «объекта» максимально грязное и скандальное обвинение. Доказывать его не нужно. Задача лишь в том, чтобы вызвать публичное обсуждение. При совершенно любом обвинении найдутся его сторонники и противники, которые начнут приводить все новые и новые аргументы за и против. Имя «объекта» вновь и вновь звучит в связке с грязным обвинением, пока, наконец, запах «гнилой селедки» не начинает ассоциироваться с его именем. «Ложечки потом нашлись, но осадочек остался».
Пример: Эйтан Кабель дал показания по «делу 2000».
Для тех, кто не в курсе, «дело 2000» расследует обвинения Натанияху в незаконных сделках с владельцем медиа-концерна «Едиот Ахронот» Нони Мозесом. В тексте статьи приведены слова Эйтана Кабеля, заявившего, что «на самом деле понятия не имею о конфликте между этими двумя, и вся эта история дурно пахнет». Просто классика метода.
Метод «перевернутой пирамиды»

Владимир Янкелевич: Ad nauseam

Этот метод — важное дополнение к методу «гнилой селедки».
На рисунке наглядно показан метод перевернутой пирамиды. Перевернутая пирамида просто-напросто особый метод, изложения информации в тексте. Сначала дается броский заголовок, затрагивающий объект пропаганды. Желательно такой, как в «гнилой селедке», чтобы сразу просматривался скандал, связанный, к примеру, с якобы нечистоплотной и совершенно ненужной сделкой (в данном случае по закупке подводных лодок в Германии).
Будет ли «объект» вникать в следующий ярус пирамиды, не известно, но вероятность есть. В этом ярусе идет негативная информация. Мнение сформировано.
Наименее вероятно прочтение третьего яруса. Здесь вполне можно дать и что-то положительное.
Пример: возьмем ту же статью Эйтан Кабель дал показания по «делу 2000».
Цитата:
«Полиция располагает двумя кассетами, на которых зафиксированы две встречи главы правительства Нетаниягу и владельца издания «Едиот Ахронот» Мозеса».
Ага, думает «объект», вот он и попался, рыльце-то в пушку.
А если внимательно дочитать до конца, то можно узнать, что, цитата:
«…стало известно, что помощник Нетаниягу записывал этот разговор по просьбе самого премьера, который хотел таким образом задокументировать шантаж со стороны Мозеса. И именно Нетаниягу передал эту запись следователям, чтобы доказать свою невиновность».
Но для этого нужно дочитать до конца, а многие скользят по заголовкам.
Метод «перевернутой пирамиды» плавно перетекает в детище Геббельса:
Принцип «40 на 60»
Он заключается в информационном потоке, в котором правдивая информация составляет 60 процентов. Причем эти 60% должны быть абсолютно достоверны, «объект» в них должен поверить сразу «всем своим сердцем и всей своей душой», и тогда 40 процентов лжи, ради которой все и делается, будет проглочено без всякой критики.
Пример: в блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» известный российский журналист и правозащитник Зоя Светова сообщает, что российских студентов начали официально пугать жизнью в Израиле.
Для этого дается достаточно правдивая информация об обязанности службы в армии, повышенном уровне террористической угрозы в регионе, вероятной угрозе военных конфликтов, жесткой конкуренции на рынке труда… В принципе, это всем известно.
Менее известно, что в таком опасном Израиле полицейских в пересчете на душу населения втрое меньше, чем в России, а шанс быть убитым меньше, чем в России в пять раз[6]. Ну зачем об этом говорить. Согласно информации Световой, рекомендация Министерства образования и науки предписывает: руководителям вузов следует убеждать студентов оставаться дома, поскольку в России —«широкие возможности карьерного роста в Российской Федерации, испытывающей дефицит кадров для реализации масштабных проектов по развитию высокотехнологических секторов экономики»

Владимир Янкелевич: Ad nauseam

Источник: Эхо Москвы
Метод «большой лжи»
Очень эффективный метод «большой лжи» противоположен принципу 40 на 60, он работает принципиально иначе.
Метод сформулирован Гитлером в книге «Mein Kampf». Суть его в том, что ложь должна быть настолько «огромная», чтобы никто не поверил в то, что «кто-то имел смелость обезобразить действительность так бесстыже».
Тут за примером далеко ходить не надо.
Репортер POLITIKO Джулия Иоффе (Julia Ioffe, 1982 г.р.), ее труды так же опубликовались и в The Columbia Journalism Review, The Washington Post, The New Yorker, Foreign Policy, Forbes, The New Republic и России, поразила всех сенсационным сообщением. 14 декабря она сообщила в твиттере, что избранный президент Дональд Трамп занимается сексом со своей дочерью Иванкой[7].
POLITIKO отреагировал быстро сообщением, что Иоффе за ее грубые комментарии уволена, умолчав при этом, что она просто перешла на работу в другое издание. Теперь ее место работы The Atlantic.
The Atlantic — журнал серьезный, основанный еще в 1857 году. Оставить без реакции такую работу «журналиста» (бойца невидимого фронта) он не мог и выступил с «жестким» заявлением, отметив, что
«Джулия Иоффе сделала ошибку сегодня в Твиттере, что она сожалеет о том, и публично извинилась. Мы уверены в том, что когда она присоединяется к The Atlantic в следующем месяце, то будет придерживаться наших стандартов».
Йоффе родилась в Москве, ее семья эмигрировала в Соединенные Штаты в 1990 году. Свой переезд семья обосновывала тем, что «спасались от антисемитизма в СССР», преследуемые из-за своего «еврейского происхождения».
Такое следование Джулией Йоффе методам, изложенным в «Mein Kampf», сначала представляется странным, но… нет ничего странного в этом мире.
Метод «абсолютной очевидности»
Это метод более тонкий, но при умелом использовании дает достаточно надежный результат.
Зачем доказывать, обосновывать. Оставьте эти хлопоты. «Объекту» нужно сообщать то, что нужно, как очевидное, само собой разумеющееся и потому безусловно поддерживаемое преобладающим большинством населения. А единица любит прислониться к большинству, с ним она сильнее, защищённее, с большинством как-то спокойнее, да и «Народ всегда прав, даже когда ошибается»[8].
Важно только помнить, что большинство обязательно должно быть преобладающем, а его поддержка абсолютной и безусловной — в ином случае эффекта присоединения не возникает. Но если метод используется правильно, то число сторонников «позиции большинства» начинает постепенно, но верно расти, а с течением времени увеличивается уже в геометрической прогрессии — в основном за счет представителей низких социальных слоев, которые наиболее подвержены «эффекту присоединения».
Одним из классических способов поддержки метода «абсолютной очевидности» является, например, публикация результатов разного рода социологических опросов, демонстрирующих абсолютное общественное единство по тому или иному вопросу.
Методики «черной» пропаганды, естественно, не требуют, чтобы эти отчеты имели хоть какое-то отношение к реальности.
Пример: организация «Латет» публиковала альтернативный отчет о бедности, где сообщила, что в Израиле миллион детей голодает. Если посчитать возраст до 14 лет детским, то таковых в Израиле 2 266 926, и голодает по «Латет» практически каждый второй ребёнок и подросток. «Латет» понять можно, чем больше голодающих, тем больше у них бюджет, но понять присоединившихся, если только они не «бойцы невидимого фронта», сложно.
Надежда умирает последней
Многие пытались научить отделить информацию от пропаганды. Я не рассчитываю добиться того, что не получилось у более знающих людей, но если я смогу пробудить интерес к теме, то буду считать свою задачу выполненной.
P.S.
И напоследок, домашнее задание. Попробуйте сами, взглянув на заголовки просматриваемых вами электронных изданий, определить, какой из методов «мозгоимения»[9] используют тамошние пропагандисты. Ну, например, такой вот заголовок: «Будущий глава Пентагона отказался признать Иерусалим столицей Израиля». Или, на выбор, другой: «Репатриантам из Украины не дают гражданство, так как они больны СПИДом». Впрочем, вы без труда найдёте ещё массу образчиков. Требуется определить используемый метод пропаганды (в этой заметке мы рассмотрели только пять из них):
Метод «гнилой селедки»
Метод «перевернутой пирамиды»
Принцип «40 на 60»
Метод «большой лжи»
Метод «абсолютной очевидности».
___
[1] Ad nauseam (лат.) — до тошноты, до отвращения. См. в википедии.
[2] Московский комсомолец
[3] англ. Fourth Estate
[4] Эдмунд Бёрк (17291797), политический деятель эпохи Просвещения, родоначальник идеологии консерватизма.
[5] Цитируется по Thomas Carlyle, «The Hero as Man of Letters. Johnson, Rousseau, Burns [Lecture V, May 19, 1840]»
[6] Справочно: количество полицейских на 100 тыс. населения: Россия — 976, Израиль — 330, количество убийств на 100 тыс. населения Россия — 10,2 , Израиль — 2,1.
[7] «Either Trump is fucking his daughter or he’s shirking nepotism laws».
[8] Марин Ле Пен.
[9] Термин Марка Солонина (см. книгу).
Источник

Добавить комментарий