В.Авагян: квадратный корень жизни…

В.Авагян: квадратный корень жизни...

Надеюсь, вы помните незабвенную школьную тетрадь «в клеточку»? Так вот, на картинке – заштрихованные клеточки на страничке в такой тетради. Они нужны нам для удобства и наглядности понимания мега-проблемы рода человеческого. Для начала примем, как данность: все производимые или дикорастущие блага – находятся на площади (на территории, в пространстве и т.п.). Таким образом, деньги – это отведённая лично вам для жизни …

В.Авагян: квадратный корень жизни...

Надеюсь, вы помните незабвенную школьную тетрадь «в клеточку»? Так вот, на картинке – заштрихованные клеточки на страничке в такой тетради. Они нужны нам для удобства и наглядности понимания мега-проблемы рода человеческого. Для начала примем, как данность: все производимые или дикорастущие блага – находятся на площади (на территории, в пространстве и т.п.). Таким образом, деньги – это отведённая лично вам для жизни полезная площадь планеты. Денежные знаки – бумага, макулатура, пустышка, денежные знаки лишь обозначают ту или иную площадь с благами, которая за ними стоит.
Посмотрите на картинку: чтобы у вас была копейка – надо, чтобы на вас работал такой квадратик площади. Сами ли вы на таком квадратике колос выращиваете, или кто-то за вас – дело пока десятое. Если вы съели хлеб – то вы съели колос, а колос должен был где-то вырасти. И если хлеб съели вы – то колос рос для вас. А если не вы – то не для вас. Даже если вы его лично растили – рос он не для вас.
Чтобы у вас в кармане была реальная (а не выдуманная в рамках, например, настольной игры «Монополия») копейка – вам нужен такой квадратик земной площади, работающий на вас. Чтобы было две копейки – нужно два квадратика. И т.п.Наша модель – условная. В реальной жизни квадратики различаются по продуктивности, естественно[1]. Кроме того, продуктивность квадратиков со временем меняется[2]. Но, как говорят об «условном топливе» – так и мы имеем права говорить об условном квадратике-копейке (или центе). В среднем исчислении на абстрактный квадратик приходится какая-то стоимостная величина, которая и ОБЕСПЕЧИВАЕТ СМЫСЛОВЫМ СОДЕРЖАНИЕМ ДЕНЕЖНЫЕ ЗНАКИ. Ведь без доступа к благам площади (её территории, недрам, плодородному слою, воздушному пространству, транзитным возможностям и т.п.) любые деньги потеряют смысл. Если вам за деньги не дают больше материальных благ – значит, ваши деньги перестали быть деньгами. А материальные блага – всегда в пространстве материального мира.

Отсюда мегапроблема:

Наделённость, включённость человека.

Не все включены. А те, кто включены – по разному включены. Кому квадратик полагается маленький, а кому – гигантский. Пользователь гигантского квадрата угнетает пользователя маленького, но оба они вдвоём морят того, на кого площади вообще не выделено.Трагедия капитализма заключается в экспансии неограниченной прибыли – которая формируется, конечно же, не «из воздуха», а за счёт переориентации на доминирующего пользователя новых площадей планеты Земля.

В.Авагян: квадратный корень жизни...

Неограниченность прибылей => требует поглощения ресурсов неограниченно. (Точно так же, как поездка без ограничений – требует и горючего в бензобак без ограничений, лимитов и норм).+ Правовой нигилизм. Нельзя ограничить поведение человека законами – и при этом не ограничить его обогащения. ***В чем же правда жизни? И рациональное зерно советского Госплана?В том, что можно удовлетворить ограниченную норму. Но нельзя удовлетворить безразмерные амбиции.Можно дать человеку чашку риса. Потом понять, что это очень мало, и дать две. Три, наконец, пять – пусть обожрётся, раз урожайность позволяет. Но нельзя дать человеку неограниченное количество чашек риса. Как и любого другого, приобретаемого за деньги, продукта, товара, услуги. Во-первых, бесконечности благ нет в природе – а денег можно напечатать любое количество, ноли на купюре добавлять несложно.
Во-вторых, тот, кто себе возьмёт слишком много – другим оставит слишком мало. Начнётся процесс ВЫМИРАНИЯ ОБДЕЛЁННЫХ – на которых площадь Земли больше не работает, потому что вся ангажирована доминантом…

С уходом из оборота ограниченной нормы потребления благ на человека – уходит из общества нормальность, вменяемость в целом, начинается процесс раскручивания аномии, патологической ненормальности…

***Столкнувшись с силами природы – люди ощутили на себе всю их негостеприимность. Как проклятие, изрекает книга «Бытие», открывающая Библию: земля «…терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят…».Для того, чтобы земля произращивала не только тернии и волчцы, но и что-нибудь полезное (я имею в виду не только сельское хозяйство, но и всё, что делается на земле) – нужны человеческие усилия. Желательно – коллективные. В борьбе с природой, со стихиями люди объединяются. А в борьбе друг с другом – наоборот, разделяются. Схема тут такова:

Человек => природа => антропогенная среда

Человек => антропогенная среда => захват

То есть, воздействуя на природу, человек производит из неё ВСЕ потребительские блага, антропогенный ландшафт. А воздействуя на этот антропогенный ландшафт – человек производит захват. Для того, чтобы расчистить поле – человеку нужен другой человек. А для того, чтобы владеть расчищенным полем – другой совсем не нужен.

Отсюда мы встречаем шизофрению всей истории, как-бы раздвоение личности исторического человека:

= В борьбе с природной средой, «терниями и волчцами», человек видит в других людях союзников.= В борьбе с другими людьми – он воспринимает их, как врагов.***

Упорядчивание среды => преодоление межчеловеческой вражды

Межчеловеческая вражда => преодоление упорядочивания среды

Вражда возникает для захвата упорядоченной среды – но в ходе вражды среда разрушается, становится менее упорядоченной. Ожесточаясь, эта борьба за дело чужих рук – в конечном итоге побеждает всякое представление насчёт общечеловеческих интересов. «Человек-друг» оборачивается «человеком-волком», что, возможно, и породило легенды про оборотней…***

Из шизофрении исторического процесса мы можем извлечь правильное представление о ВЕЧНОМ противостоянии вечного капитализма и вечного социализма. Это не формации, не текущие исторические временные реалии. Эта сама суть истории. Тот материал, из которого история сложена.

Раздвоение личности исторического человека – включает в каждого из людей и стремление упорядочить Землю, победить на ней тернии и волчцы, и стремление к захвату чужой, готовой упорядоченности.Историческая шизофрения свойственная всем людям и прослойкам общества. В момент их торжества, наступления – у них увеличивается соблазн капитализма, получает конкретное обоснование стремление хапнуть от жизни побольше.В момент поражения, отступления – усиливается ностальгия по всем историческим моментам социалистического уклада. С некоторыми поправками на свободу воли личности – чаще всего, человек, который бьёт – капиталист, а человек, которого бьют – социалист. Если они поменяются местами (опять же с оговоркой – о свободе воли) – с высокой долей вероятности поменяются и их настроения. Разорившийся капиталист гораздо более восприимчив к идеям социализма, чем успешный. И напротив – какой энтузиазм вызывает капитализм у начальников общества мы видели на примере верхушки КПСС…***Вечные капитализм и социализм – не просто теоретический диспут. Азарт борьбы, азарт погони хищника выходит за рамки рациональности, и зачастую успешный капиталист совершает совершенно иррациональные зверства, предаётся замутнённому безумию. О таком говорят – «опьянел от крови»…Полон эмоциями и вечный социализм. Страшной, лютой, накалённой становится у практиков эмоциональная ненависть к «укравшим жизнь». Осознавая, что обобраны до нитки, и часто не в одном поколении – эти люди заряжены иррациональной ненавистью к верхушке, к богачам, к начальству.

Мы встречаем в истории тут и там кровавые расправы верхов над низами, и низов над верхами, попеременно отражающие меру и степень взаимной ненависти в борьбе за земные ресурсы, составляющие материальные радости жизни.

***Человек разумный – потому и называется разумным, что не может радоваться никакой кровавой расправе, и сопереживать никакому эмоционально-иррациональному, непропорциональному воздаянию.Человек разумный изучает разлитую в истории ненависть – чтобы ввести рациональные ограничители этой ненависти. То есть засадить зверя ненависти в клетку, а не выпустить его на волю.Для этого теоретик обязан понять то, чего категорически не понял ни К. Маркс, ни марксисты. А именно: разделение процессов УПОРЯДОЧИВАНИЯ и «ОСВОБОЖДЕНЧЕСТВА».

Упорядочивая землю, чтобы она не только тернии и волчцы нам растила – мы обязаны упорядочивать и самих себя.

Это означает, что власть норм над человеком не сокращается, а усиливается. То, что можно было себе позволить дикарю, и что для дикаря вполне терпимо в поведении – для цивилизованного человека немыслимо и нетерпимо.Трагедия революционного движения XIX-ХХ веков в том, что оно в горниле борьбы намертво сплавило в единый слиток ВАГНЕРИЗМ[3] и БАКУНИЗМ[4], теории планового производства, распределения – и разнузданного анархического освобожденчества в стиле незабвенных строк А. Блока «…Эх, эх, без креста!».Но ведь понятно, что ни плановое производство, ни плановое распределение – освобождения человеческой разнузданности не порождают, и даже совсем наоборот. Они складываются антагонистически:

Упорядочивание: \»надо\».

Освобожденчество: \»хочу!\»

***Или общество делает то, что, хорошенько подумав, оно признало необходимым – пусть даже и неприятным лично для исполнителя. Или же его члены делают, что хотят, идут, куда их тянет и занимаются исключительно тем, что им нравится.Во втором случае – вскоре не станет ни общества, ни его членов, потому что это матрица животного, зоологического поведения.***Общество, которое своим членам слишком много воли дало – дичает и разрушается. Естественной смертью ему умереть не дадут – соседи по планете зорко следят – где выкроить ещё квадратик-другой площади, из тех, что делают деньги деньгами.Власть над территорией – источник денег, причём единственный.Страсть человека к обогащению – требует от него территориальной экспансии как в открытом (колониализма), так и в латентном (неоколониализм) виде. Поэтому экономику исходно мы должны рассматривать как участок для питания, и шире говоря, жизни в любой её форме. Будем помнить, что для врага только мёртвый – удобрение, а всякий живой – даже нищенствуя, потребляет ресурсы Земли и тем истощает кошелёк врага.Участок, необходимый для жизни — защищается оружием и волей к сопротивлению. Это материальная реальность, грубая в своей материальности.

Но она неотделима и от духовных процессов. Для тех, кто намерен всерьёз, настоящим образом – сражаться за жизнь и право продолжить род, за территорию, единственный источник всех и всяческих благ – нужен и свой особый «участок духа» – защищаемый и оберегаемый в духовном смысле.

Конечно, дух – не материя, и он не имеет площади, протяжённости. Но я имею в виду особое «пространство» святынь и традиций, национального духа – покушение на которые мобилизует людей в едином порыве.

Живут (не вымирают, не истребляются) – в конечном счете, только такие люди…

[1] Один приносит 10 копеек, другой – 0,1 или даже меньше. [2] Как писал Н.И.Вавилов – «задача учёного сделать так, чтобы вырастало 2 колоса там, где раньше рос один». То есть квадратик может удвоить, утроить продуктивность с течением времени. Может, и наоборот, потерять её, деградировав, в процессе опустынивания и т.п. [3] Адольф Вагнер (1835 — 1917) — немецкий экономист. Сформулировал в 1892 году закон о постоянном возрастании государственных потребностей и расходов, который впоследствии стал носить его имя. [4] Михаилич Бакунин (1814 — 1876) — русский революционер из рода Бакуниных, один из идеологов анархизма. Стоит у истоков социального анархизма.

Экономика и Мы

Наша организация предлагает купить кожа угря с доставкой, имеются скидки.

Добавить комментарий