\»СЛуги народа\»: тропа в пещеры…

"СЛуги народа": тропа в пещеры...

На обывательском примитивном уровне цивилизацию воспринимают, как фею, исполняющую желания. По формуле – «нажми на кнопку, получишь результат, и твоя мечта осуществиться». Ну, действительно, нажал обыватель кнопку на телевизоре – и тут же, развлекая его, завертелись клоуны, запели певцы, запрыгали таноцоры… Нажал на кнопку стиральной машины – и за него техника постирала штаны. Нажал на кнопку пылесоса-робота – и …

"СЛуги народа": тропа в пещеры...

На обывательском примитивном уровне цивилизацию воспринимают, как фею, исполняющую желания. По формуле – «нажми на кнопку, получишь результат, и твоя мечта осуществиться». Ну, действительно, нажал обыватель кнопку на телевизоре – и тут же, развлекая его, завертелись клоуны, запели певцы, запрыгали таноцоры… Нажал на кнопку стиральной машины – и за него техника постирала штаны. Нажал на кнопку пылесоса-робота – и тот поехал по квартире, собирая пыль, а ты на диване лежи, любуйся…
На самом деле эта фея исполняет не любые желания. Есть очень чёткая грань между желаниями прогрессивными и желаниями дегенеративными.
Цивилизация – это такое устройство, которое прогрессивные желания выполняет за счёт жесточайшего подавления дегенеративных желаний.
Хочется человеку лететь в Космос? Прогресс постепенно выполняет это его желание, потому что оно прогрессивно. Это одной рукой.
А другой рукой… Тот же самый прогресс карает каннибала за желание покушать человечинки. ЭТО желание не только не выполняется феей-цивилизацией, но и наоборот: чем выше она развита, тем меньше возможности ТАКОЕ желание воплотить в жизнь. В диких-то джунглях – пожалуйста: поймал себе подобного, убил и съел. Примитивные народы этим и занимались тысячелетиями… И никто их не тащил в суд, потому что и судов-то не было у них… И никто не стыдил – потому что «а чё такого?». Каннибализм – обыденное явление в животном мире, присутствует практически у всех видов живых существ…
То есть возникает в цивилизованном обществе коллизия разделения желаний. Одни желания признаются прогрессивными и всё более и более выполняются по первому требованию. Другие же, тоже являясь желаниями, не только не выполняются, но и жёстко блокируются…
Ну, конечно, возникает вопрос – «а судьи кто?». Кто возьмёт на себя смелость одно желание назвать прогрессивным, и помочь ему, а другое – дегенеративным, и всячески ему мешать? Ведь на желании не написано, какое оно. Желания человека делятся по силе (одного хочется очень сильно, другого – можно и потерпеть), но не по цветовой гамме или запаху.
Разделение желаний человека на прогрессивные и дегенеративные взяла на себя в истории идеологическая доктрина.
Именно она разделила людей на жертв и преступников, и, чтобы оградить права и свободы жертв – лишила прав и свобод преступников. В основе этого деления (нравится это вам или нет) – лежало и лежит религиозное, вероисповедное представление о добре и зле.
А потом явились либералы, не понимающие, что милосердие к преступнику есть обратная сторона жестокости к его жертве. Ещё либералы не понимали разницы между прогрессивными и дегенеративными желаниями человека, с ласковой снисходительностью потакали поровну и высшим устремлениям личности, и её порокам, потому что – «всё ведь это желания человека»…
Либерализм создал общество, в котором главный принцип (порой отражаемый и в рекламе) – «любые желания за ваши деньги» и «клиент всегда прав». Порочные желания человека стали лишь вопросом цены. «Свобода» предполагает, что высшие желания имеют равные права с низшими. Но это равенство мёда и дёгтя в одной бочке.
Совершенно очевидно, что реализация дегенеративных желаний людей приведёт к краху цивилизации, и уже приводит на наших глазах.
При этом дегенерат вряд ли понимает разрушительную силу своих желаний, вполне искренних, идущих из глубины души (точнее, из глубин звериного начала в человеке).Пережитая нами трагедия распада СССР – неразрывно связана именно с этим, то есть реализацией людьми своих дегенеративных желаний, приведшей к разрушению устойчивых и технически-совершенных систем жизнеобеспечения.Надо мной до сих пор трунят и посмеиваются. В комментариях размещают старые анекдоты – типа «Вовочка, которому в детском саду рассказывали, как хорошо жить в Советском Союзе, расплакался и закричал – «хочу уехать в Советский Союз! Хочу уехать в Советский Союз!» Гы-гы-гы…
Мы же себе наворовали – улыбаются эти комментаторы, крысы, нажравшиеся человечины. – Мы же сытые и круглые, у нас квартиры, иномарки, поездки на экваториальные курорты… Мы не хотим жить на 200 советских рублей в месяц! Так сильно не хотим, что ради своих иномарок мы великую страну по ветру пустили, миллионы людей по миру пустили, десятки войн развязали, землю трупами напитали…
Пусть горят Донецк и Горловка, лишь бы у меня была иномарка! Пусть старики питаются из помойки гнилью, копошатся мусорных в контейнерах – лишь бы у меня была иномарка… Пусть весь мир сдохнет, пусть мои соседи сдохнут – лишь бы со мной оставались мои ипотечные достижения…
Я повторю вам вердикт, незнакомые враги: вы крысы, сытые с человечины. Хаос, который ваши дегенеративные потребительские желания вызывают в мире, однажды поглотит и вас, хотя сейчас вам кажется, что до этого далеко.
Немыслимо после тысячелетий цивилизации руководствоваться звериными желаниями хищника и падальщика, блуждающих в первобытной саванне. Миру необходима упорядоченность, взаимная ответственность людей друг за друга, чувство долга у человека по отношению к человечеству.А в либеральном глобализме есть только долг гиено-свиньи перед самой собой. Причем это глобальное явление нашло себе идеологическое обоснование не только в философии либерализма, но и в стихийном, народном либерализме, «само-освобожденчестве», когда человек желает, а на дегенератизм свои желания проверять перестал…***И. В. Сталин на предвыборном собрании в Большом театре (11 декабря 1937 г.) сказал: «Депутат должен знать, что он слуга народа»[1] . Позже это выражение неоднократно использовалось на предвыборных плакатах советского времени. Не только депутатов, но и иных чиновников стали пытаться сделать слугами народа. Некоторые смеялись над такой дурацкой ролью. Другие – наоборот, пытались честно ей соответствовать. И таких тоже было немало…
На уровне программирования была заложена базовая ошибка, впрочем, неизбежная для атеизма: власть не только не может, но и не должна быть слугой у народа. Она – если речь идёт о цивилизации, о правительствах, добившихся успехов в деле прогресса – является слугой Дела.
Конечно, в своём служении великому Делу прогрессивная власть выступает и слугой народа, но ОПОСРЕДОВАННО. Дело, которому служишь, фильтрует желания толпы, отделяя прогрессивные от дегенеративных. Поощряются, в том числе и материальными благами, полезные Делу члены общества. А бесполезные и вредные наказываются – в том числе, и лишением части материальных благ. То есть материальные блага выступают как стимулятор деловой активности в рамках реализации Национальной Идеи, Великого Проекта и т.п.Можно, конечно, рассматривать понятие «слуга народа» в сталинском, возвышенном смысле: мол, Народ – это завет, традиция и совокупность всех – живых и умерших, и ещё нерождённых, это инфинная Вечность противопоставленная локалистской временности жизни личности.Но гораздо проще понять «слугу народа» в брежневско-горбачёвском смысле, как слугу растленной толпы, как прислуживающего преторианским гвардейцам «императора-однодневку», которого дворцовая гвардия сегодня возвела, а завтра она же и низринет…Умный человек понимает, что плохая власть служит себе, хорошая – служит Вере и Долгу, а народу служит – «никакая» власть. Она уже и не власть, и дни её сочтены, если взялась она удовлетворять каждый писк каждого дегенерата, начала нянчится с охлосом, позволяя ему капризничать и своевольничать…Катастрофа «перестройки» в том, что «власть-слуга народа» стали год от года понимать всё более буквально, и в итоге попытались буквалистски реализовать, дойдя уже до просто комических форм подхалимства перед обнаглевшей толпой. Всё это кончилось захватом власти криминальной мафией, попросту говоря, наркоторговцами (Ельцин был первым лицом в городе, доселе имеющим печальную славу «героиновой столицы» России). Эта очень плохая власть очень плохих парней, как и положено плохой власти – расстреляла толпу, запытала активистов толпы в подвалах – и стала, как и в теории предписано — править исключительно для себя, исключительно в интересах своих кланов.
Про такое правление и говорят, что «лев – царь зверей». То есть крупный хищник жрёт, кого вздумается, и пугает всех обитателей могучим рыком. Не о законах, ни о целях такого царствования, ни о какой-либо перспективе его речи быть не может: пока лев может загрызть любого, он правит. Когда он одряхлеет – его загрызёт молодой лев, и всё начнётся по-новой…
***Может, конечно, показаться, что царство волков и гиен, воцарившееся на руинах космической советской цивилизации – бесконечно далеко от идеологии «чиновники-слуги народа». Но это иллюзия. Роковое происходит тогда, когда от служения Делу (Скрижалям, Заповедям, Вере) власть переключается на служение людям. Дальше уже дело идёт автоматически: если служишь людям, то почему этим, а не тем? Чужим, а не своим близким? А в итоге – сам не человек, что-ли? Ну, так и служи сам себе, как и любой зверь в тайге, вот круг и замкнулся…***Существует идеальное общество доктринальное, и идеальное общество с биологической точки зрения. В первом случае – это воплощения идеала благочиния, благолепия, жёстко сформулированной социальной справедливости. Во втором случае – это удовлетворение всех похотей индивида: чем более оно полное и быстрое, тем идеальнее кажется для данного индивида «общество-слуга».
Поэтому у людей с зоологическими приоритетами возникает отчетливо выраженное в либерализме стремление к «обществу максимального хапка и минимальной ответственности».
Пользуясь служебным положением, они пытаются сформировать общество, в котором все их желания выполнялись бы беспрекословно, они же сами не были обязаны выполнять ничьих желаний и удовлетворять ничьих потребностей. Прав – бесконечность, обязанностей ноль, для зоологического типажа идеальным будет только такое общество.
То, что оно неразрывно связано с геноцидом – экономическим, криминальным, нацистским и др. – не волнует дегенерата. Пока он наверху, его не волнует геноцид, а если он упадёт вниз – то он сам уже и его мнение никого не волнуют.
Но никуда не уйти от очевидности: общество, удовлетворяющее дегенеративные желания и извращённые потребности своих членов – по факту становится дефективным, дегенеративным обществом. И разлагается оно (если не остановить процесс разложения) – до полной первобытности, до рецидивов такого зверства, которое знакомо человечеству только по временам доисторическим.
Надо помнить, что для садиста идеальное общество – это камера пыток, для наркомана – это опиумокурильня, для содомита – Содом с Гоморрой, для вора – общество без правоохранительных систем и т.п. А когда собираются вместе садист, наркоман, вор, содомит, тунеядец, псих с манией величия и прочие типажи деградации, то формируется жуткое общество 90-х годов ХХ века.
Для типажей деградации только такое общество идеально. Для них оно не ошибка, не страшный провал в пропасть, совершённый по неосторожности – а желанная и вожделенная цель.
[1] Выражение восходит к эпохе античности. Древнегреческий оратор и публицист Сократ (436—338 до н. э. ) в своем сочинении «Ареопагетик» (ок. 354 до н. э. ) писал: «Народ должен назначать представителен власти, […] а люди, располагающие достаточным досугом, должны посвятить себя заботам об общественных делах как слуги народа» (перевод К. М. Колобовой) .

Экономика и Мы

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

2 × три =