Оценивая глубину провала

Оценивая глубину провала

Поскольку мы все тесно связаны с компьютером – вообразите модель цивилизации в виде простейшей компьютерной игры. Сюжетик незатейлив. Некие белые человечки строят произвольно выбранную вами конструкцию. Они – созидатели. Они носят блок на блок, ставят кирпич на кирпич. Они могут строить пирамиду – а могут куб, могут складывать шар, а могут – прямоугольник, но в любом случае их усилия подчинены общему замыслу и плану
Потом …

Оценивая глубину провала

Поскольку мы все тесно связаны с компьютером – вообразите модель цивилизации в виде простейшей компьютерной игры. Сюжетик незатейлив. Некие белые человечки строят произвольно выбранную вами конструкцию. Они – созидатели. Они носят блок на блок, ставят кирпич на кирпич. Они могут строить пирамиду – а могут куб, могут складывать шар, а могут – прямоугольник, но в любом случае их усилия подчинены общему замыслу и плану…
Потом по сюжету появляются в нашей игре синие человечки, и начинают растаскивать, ломать то, что сложили белые. Белым приходится одновременно и строить, и отгонять синих, потому что если их (растаскивателей) не отгонять – то строить совершенно бессмысленно. Всё равно, что воду в ступе толочь…
Вот такова модель цивилизации. Есть белые человечки, у которых два дела: строить и отгонять синих. И есть синие, у которых одно дело: растаскивать то, что сложили и выстроили белые.
Теперь я задаю вам простой вопрос: что будет, если в игре станет слишком много синих человечков?Ответ очевиден: пропадут не только два дела белых (строить бесполезно и отгонять бесполезно), но и единственное дело \»синяков\» тоже пропадёт. Ведь они растаскивали то, что белые выстроили. А если белые ничего не строят, и вообще их не стало, то и растаскивать нечего!***Теперь эту модель (открывающую в числе прочего, что добро может без зла обойтись, а зло без добра нет, потому что паразитирует на добре) – давайте перенесём. Перенесём на «приватизации» Тэтчер, Рейгана, Ельцина, Гайдара, Чубайса, Ющенко, Порошенко и прочих «однокамерников».
И увидим, что своей деятельность по ПООЩРЕНИЮ РАСТАЩИЛОВКИ, вместо её подавления, они обессмыслили не только труд добрых людей, но даже и старания близких им по духу злодеев!
ВСЯКАЯ РАСТАЩИЛОВКА, ЕСЛИ БУДЕТ ДЛИТЬСЯ ДОСТАТОЧНО ДОЛГО – ПРИВЕДЁТ К ТОМУ, ЧТО РАСТАСКИВАТЬ СТАНЕТ НЕЧЕГО. То есть не только труженику станет нечего делать в разорённом дотла мире, но даже и вору станет нечего украсть. И тот, кто раньше воровал золото – станет воровать сухарики и заплесневелые объедки…***В нормальном обществе дело порождает деньги. То есть – коли у тебя не денег, иди, сделай что-нибудь хорошее (и посильное тебе) – и у тебя появятся деньги. Грубо говоря, устройся на работу или статью напиши в газету, или людям помогать начни в какой-то из их тягот…Но это в НОРМАЛЬНОМ обществе.
Мы же оказались в обществе вторичном и дегенеративном, и перемена мест в цепи «дело => деньги» наиболее ярко и выпукло подчёркивает его дегенератизм.
В этом обществе неважно, что ты делаешь – если у тебя нет денег. А если у тебя есть деньги – тоже неважно, что ты делаешь. Потому что оценка идёт не по твоим делам, а по той оплате, которую им назначат «хозяева печатного станка», исповедующие более чем странные, более, чем извращённые, и более чем специфические взгляды на оценку человека.
В силу такого подхода начисто отпадают критерии профпригодности и природных склонностей человека, необходимых данных, талантов и способностей, образования и квалификации, стажа, опыта, вообще ума и вообще моторики рук.
Здесь картавые становятся ведущими новостей, уродливые затмевают красавиц, тунеядцы учат трудолюбию тех, кто их кормит и везёт на своём горбу[1], безголосые – становятся певицами, безумные вычурные шизопаты – телевизионными психиатрами[2], идиоты и наркоманы – учителями и наставниками[3], боксёры с отбитой головой – мэрами столиц[4] и т.п.Все мы хорошо, но не хорошим, помним в итоге проворовавшегося соратника сумасшедшего и примитивного Е.Гайдара – А.Улюкаева. Он долго был министром экономического развития РФ. Вот как оценивает его деятельность отнюдь не оппозиционная, а самая, что ни на есть, властная, «Парламентская газета»:«… Министр запомнился рассуждениями-лекциями, очень часто мало аргументированными о том, что «всё будет хорошо», мало критичной видимостью анализа неудач и провалов, а также регулярными прогнозами опять же на тему, что всё плохое позади, а грядёт всё хорошее.
Надо признать: должность министра в ключевом плановом ведомстве, от которого зависит развитие и модернизация экономики, предполагает всё же иной уровень профессионализма, компетенции, а главное — ответственности за результаты работы.
По разным оценкам доля неэффективных затрат в российской экономике колеблется от 2,5 триллиона до 9 триллионов рублей, если учитывать разного рода льготы и исключения.
При таких потерях никакого мирового кризиса не нужно, чтобы гарантировать падение ВВП!»[5].Мягко, но недвусмысленно газета верховной власти в РФ дала понять, что Минэкономразвития много лет возглавлял человек профнепригодный, неподготовленный балабол, гоголевский Хлестаков. Ну, а чему, собственно, удивляться? Если у Вас в ЭТОМ типе общества Оззи Озборн – «Моцарт сегодня», то и Улюкаев у вас «Смит и Рикардо наших дней»…Всё это связано – и одновременно показывает, подчёркивает – дегенеративность пост-советского общества. Как это сугубо-вторичное общество-паразит могло сформироваться? Объясняю очень кратко:Человечество много работало. Устало. Решило себе устроить «праздник урожая». Мол, много у меня богатств, отдохну денёк, расслаблюсь, выпью… И человечество начало выпивать – сперва на «празднике по итогам». Потом просто так. Потом свалилось в запой (неоконы в США, «перестройка» в СССР) – и дальше проваливается всё глубже и глубже в трясину начавшегося на «празднике трудовых успехов» запоя. Начальники разных стран и разных уровней – партийные в СССР, печатающие доллары в США – решили не возвращаться в трудовые, созидательные будни, и размечтались с пьяных глаз сделать праздник вечным. А на празднике же никто ни с кого ничего не спрашивает, все добры и веселы!
И рождается либеральный, праздничный тип власти и управления, в котором всем всё до фонаря, никто ни с кого никаких результатов не спрашивает, от каждого начальника берут не только по способностям, но и по его желанию – но каждому при этом начисляют благ по его рангу.
Должность превращается из места исполнения долга («долж»-ность!) в феодальное поместье, где оплата и льготы, блага и почёт полагаются креслу, а не тому, кто в кресле сидит. И потому главное – сесть в кресло. А там уж можно балдеть до скончания века…
Повторюсь: в нормальном обществе дело рождает уважение и оплату. А в дегенеративном (современном) – к владельцам денег задним числом приписываются какие-то подвиги и свершения. К.Собчак вначале стала известна своими кутежами и извращениями – и только потом вдруг стала называться «телеведущей»…
То есть не оценка дела порождает оплату, а оплата порождает оценку дела. Любое, даже самое тупое и нелепое дело, если хорошо оплачено – считается великим и славным. Наоборот: даже самое светлое и благородное дело, если его не удосужились оплатить «печатники бабла» — принято считать никчёмным и нелепым.М.Е.Салтыков-Щедрин предвидел такое общество:— Дотоле, по нашему мнению, настоящего вреда не получится, доколе наша программа вся во всех частях выполнена не будет. А программа наша вот какова. Чтобы мы, говорили, а прочие чтобы молчали. Чтобы наши затеи и предложения принимались немедленно, а прочих желания, чтобы оставались без рассмотрения. Чтобы нас, мерзавцев содержали в холе и в неженье, прочих всех в кандалах. Чтобы нами сделанный вред за пользу считался, прочими всеми, если бы и польза была принесена, то таковая за вред бы считалась. Чтобы об нас, об мерзавцах, никто слова сказать не смел, а мы о ком задумаем, что хотим, то и лаем!Ну а как, скажите, такое общество можно сочетать с понятием «НОРМА»? Норма – это же твёрдо установленный предел: от сих до сих. Внутри предела ещё можно плавать, но не снаружи ведь! Иначе само понятие нормы, как предела, ограничивающего решения, поступки и поведение вообще испаряется…
Это общество с понятием «нормы» никак не совмещается, поэтому оно в прямом и безусловном смысле слова – НЕНОРМАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО.
Это праздник в дурдоме без врачей. Пытаясь как-то объяснить себя, а может и оправдать – оно выдумало ЛИБЕРАЛИЗМ, учение, ПРЯМО ПРОТИВОПОЛОЖНОЕ НОРМЕ И НОРМАЛЬНОСТИ – о том, что всем можно всё. То есть «волкам можно жрать овец, но и овцам даются такие же права»… Если успеют ими воспользоваться.
Естественно, в либеральном обществе «свободами» могут пользоваться только привилегированные члены мафий, что, собственно, и получилось, что мы и наблюдаем четверть века. Вполне логично, что полная свобода одного делает полностью несвободным другого человека.
Потеряно понимание той аксиомы, что Нормальность несовместима со Свободой, что в нормальном обществе идёт разговор о свободе ТОЛЬКО ВНУТРИ ЖЁСТКОГО НОРМАТИВА. Это когда человек имеет (да и то не всегда) выбор из нескольких заранее и жёстко определённых альтернатив без всякой «отсебятины»…И теперь главное: когда требование НОРМАЛЬНОСТИ, соответствия норме того или иного дела, заменили на требование СВОБОДЫ – в мире образовался не просто дурдом, в котором «кто в лес, кто по дрова». Образовалась дегенеративная модель, в которой успеха не достигают – а заранее определяют балансом клановых сил. Это общество напоминает фашистское – потому что в нём сильные народы не просто грабят, но и зачищают, физически уничтожают более слабые народы, поставили дело геноцида на поток (США).
Это общество напоминает древнеиндийское кастовое – потому что в нём заранее известно, кто кем станет и кто куда продвинется, а это мертвецкий, невообразимо-тягучий и психологически невыносимо-тоскливый застой.
Это общество напоминает языческое, с его кровавыми демоническими культами – потому как «свобода» его в праве силы исповедовать всё, что вздумается, и навязывать слабым любую веру[6]– вплоть до роли расчленяемой жертвы на «алтаре» перед бесовскими идолами…
Это общество напоминает Содом и Гоморру – потому что в нём свобода самовыражения сильных сочетается с их свободой принуждать и насиловать.Можно много говорить о том, чего напоминает нам это общество – важнее понять другое: все эти сходства, порой разительные, в либеральном дурдоме – следствие замены культа Нормы на культ Свободы, курса на сдерживание человеческого произвола на курс его всяческого поощрения, практики одобрения нахрапистой себялюбивой наглости вместо практики поощрения скромности и самоотверженности.
И в конечном итоге – замена Справедливости (коллективизма) на Захватное Право (индивидуализм[7]).
То, что это общество плохое (с моральной точки зрения) – мы с вами уже поняли. И вообще мораль – это несвобода. Мораль – это когда поступаешь не как хочется, а как предписано. Свобода – с точностью до наоборот.Теперь давайте поймём, что это общество не имеет возможности к развитию, к научно-техническому прогрессу, к улучшению жизни крупных масс людей в долгой перспективе. И здесь доходит до курьёзов: например, выступая в роли «Собирателя земель русских» В.В. Путин, одобряя при этом приватизацию (растащиловку) – оказывается в ситуации неразрешимого логического противоречия. Ибо невозможно СОБИРАТЬ, РАСТАСКИВАЯ. Или уж собираешь. Или растаскиваешь. Одобряешь растаскивателей – смирись заранее с мыслью о том, что после их «трудов» ничего не останется. Если что-то останется – то только потому, что кто-то помешал им растаскивать… Это же азбука, младшие классы…Жаль только, что программу начальной школы, как и творчество Салтыкова-Щедрина у нас так мало помнят… [1] Участник воровской приватизации и олигарх Михаил Прохоров, заголовок интервью: \»Работать надо\». Прохоров учит: «Производительность труда в России в четыре раза ниже, чем в странах с развитой экономикой… объясняю хохму про 12-часовой рабочий день, который якобы я предлагаю ввести, — продолжил Прохоров. … У нас же низкая производительность труда и высокие социальные обязательства… Как вам такой «учитель труда»?! [2] Феномен А.Бильджо. [3] Очень многие рок-певцы, ставшие кумирами современной молодёжи – потому что «заработали» миллионы долларов кривляниями, и, следовательно, воплотившие «американскую мечту» об «успехе в жизни», измеряемом в рыночном обществе долларами – умерли, захлебнувшись рвотными массами. Курт Кобейн застрелился из дробовика в далеком 94-ом из-за того что был героиновым нарколыгой. Джимми Хэндрикс из группы Doors был активным торчком при жизни. И завершил ее захлебнувшись своей блевотиной после или во время передоза. Джим Моррисон любил галлюциногены, в частности ЛСД. Умер само собой не своей смертью. Передозировка или самоубийство или убийство — никто точно не знает, мутная история. Американская рок-певица, миллионерка Дженис Джоплин не рассчитала с героином и померла в Лос-Анджелесе в 70-ом году. Вокалист группы Sex Pistols — Сид Вишез в 78-ом убил свою подругу Нэнси Спанген ударом ножа в грудную клетку. А примерно через 4 месяца передознулся и склеил ласты еще до суда. Эми Уайнхаус убила себя -все из-за того же. Миллионерша и звезда Уитни Хьюстон скончалась – когда организм не выдержал постоянного приема наркотиков. И т.д., и т.п.: идиотизм, бездарность, наркомания, асоциальный образ жизни – в глазах молодёжи приравниваются к жизненному успеху, признанию, славе и удаче. [4] Феномен Кличко. [5] ПГ, 23.12.2016 г. [6] Феномен активного богатея-приватизатора В.В.Бойко-«Великого», который в заключении зачитался «Библией», и стал насильно обращать в Православие — но мог теоретически начитаться и Лавея, и Кастанеды… Да и вообще – мало ли какая книжка попадёт в руки в КПЗ? [7] При индивидуализме – если вор украл не у меня – мне нет до этого никакого дела. Если вор, украв, поделился со мной – то он молодец. А если вор украл у меня – мне плохо, но остальным нет до этого никакого дела. А тем, с кем вор поделился украденным у меня – хорошо, и они поддерживают, поощряют вора грабить меня дальше…

Экономика и Мы

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

двенадцать + пять =