Исраэль Шахак. Еврейская история, еврейская религия. 6

Исраэль Шахак. Еврейская история, еврейская религия. 6

Глава 6. Политические выводы
Активная и сознательная враждебность
классического иудаизма к неевреямсерьезно
влияет как на его носителей, ортодоксальных евреев, так и на его наследников-сионистов,
через которых она воздействует на израильскую политику. С 1967 года Израиль
становится все более и более \»еврейским\», поэтому его политика во все большей
степени основывается на еврейской идеологии, а не на рациональных \»империалистических\»
интересах. Это идеологическое влияние обычно остается незамеченным иностранными
экспертами, склонными игнорировать или недооценивать влияние еврейской религии
на израильскую политику. Именно поэтому многие из их предсказаний оказываются
неверными.
В самом деле, правительственные
кризисы в Израиле нередко вызывались чисто религиозными причинами, порой совершенно
ничтожными. Ивритская пресса уделяет больше внимания обсуждению перебранок
между различными религиозными группами или между религиозными и светскими
израильтянами, нежели любой другой теме. Исключение составляют только оборонные
проблемы. Вот некоторые из центральных тем, занимающих ивритскую прессу в
момент написания этой книги, в начале августа 1993 года: будут ли павшие
в бою солдаты, рожденные от нееврейских матерей, похоронены в специально отведенных
уголках израильских армейских кладбищ; позволят ли еврейским религиозным похоронным
обществам, обладающим монополией на похороны всех евреев, кроме кибуцников,
и далее производить обрезание трупов необрезанных евреев перед их похоронами
(разумеется, без согласия семей умерших); будет ли ввоз некошерного мяса
в Израиль, неофициально запрещенный с момента основания государства, наконец,
разрешен законом. Многие проблемы такого рода представляются израильским евреям
гораздо более важными, чем, скажем, мирные переговоры с палестинцами и Сирией.

Исраэль Шахак. Еврейская история, еврейская религия. 6

Глава 6. Политические выводы
Активная и сознательная враждебность
классического иудаизма к неевреямсерьезно
влияет как на его носителей, ортодоксальных евреев, так и на его наследников-сионистов,
через которых она воздействует на израильскую политику. С 1967 года Израиль
становится все более и более \»еврейским\», поэтому его политика во все большей
степени основывается на еврейской идеологии, а не на рациональных \»империалистических\»
интересах. Это идеологическое влияние обычно остается незамеченным иностранными
экспертами, склонными игнорировать или недооценивать влияние еврейской религии
на израильскую политику. Именно поэтому многие из их предсказаний оказываются
неверными.
В самом деле, правительственные
кризисы в Израиле нередко вызывались чисто религиозными причинами, порой совершенно
ничтожными. Ивритская пресса уделяет больше внимания обсуждению перебранок
между различными религиозными группами или между религиозными и светскими
израильтянами, нежели любой другой теме. Исключение составляют только оборонные
проблемы. Вот некоторые из центральных тем, занимающих ивритскую прессу в
момент написания этой книги, в начале августа 1993 года: будут ли павшие
в бою солдаты, рожденные от нееврейских матерей, похоронены в специально отведенных
уголках израильских армейских кладбищ; позволят ли еврейским религиозным похоронным
обществам, обладающим монополией на похороны всех евреев, кроме кибуцников,
и далее производить обрезание трупов необрезанных евреев перед их похоронами
(разумеется, без согласия семей умерших); будет ли ввоз некошерного мяса
в Израиль, неофициально запрещенный с момента основания государства, наконец,
разрешен законом. Многие проблемы такого рода представляются израильским евреям
гораздо более важными, чем, скажем, мирные переговоры с палестинцами и Сирией.
Попытки некоторых израильских политиков предпочесть \»еврейской идеологии\»
имперские интересы страны всегда заканчивались провалом. В начале 1974 года,
после частичного поражения в Войне Судного Дня (Йом Кипур), Израиль был кровно заинтересован в предотвращении наметившегося
усиления ООП, которая еще не была признана арабскими странами единственным
законным представителем палестинцев. Израильское правительство решило поспособствовать
укреплению влияния Иордании на оккупированных территориях т.н. западного берега
Иордана, что было в то время вполне возможно. Король Хусейн, к которому израильтяне
обратились за поддержкой, потребовал хотя бы моральной компенсации за помощь.
Было решено, что его главное доверенное лицо на Западном Берегу — хевронский
шейх Джабри, с одобрения тогдашнего министра обороны Моше Даяна железной рукой
правивший южной частью Западного Берега, — устроит в день рождения короля
прием для местной знати в своем хевронском дворце, который по этому случае
будет украшен иорданскими флагами. Прием должен был стать началом активной
проиорданской кампании. Однако религиозные поселенцы из соседней Кирьят-Арба,
которых тогда было еще совсем немного, узнав об этом плане, пригрозили премьер-министру
Голде Меир и Даяну бурными протестами, поскольку, как они заявили, вывешивание
флагов \»нееврейского государства\» в Земле Израиля нарушает священный принцип,
согласно которому эта земля \»принадлежит\» одним лишь еврееям. Правительство
подчинилось и запретило шейху Джабри вывешивать иорданские флаги. Оскорбленный
Джабри отменил прием, и насобравшейся вскоре
в Фесе всеарабской конференции король Хусейн проголосовал за признание ООП
единственным законным представителемпалестинского
народа.
С точки зрения большинства израильских
евреев, идеологические еврейские соображения должны влиять на ход нынешних
переговоров (в Осло — пер.) с палестинцами гораздо больше, чем прагматические
интересы Израиля.
Определенный выше подход к изучению
израильской политики, учитывающий идеологические особенности классического
иудаизма, приводит к следующему выводу: любой анализ системы принятия Израилем
политических решений, игнорирующий его уникальность как \»еврейского государства\»,
является ошибочным. Тем более неверно поверхностное сравнение Израиля с другими
порождениями западного империализма или государствами колонистов. В эпоху
апартеида территория ЮАР была официально разделена на несколько частей. 87%
ее \»принадлежали\» белым, а 13% — черным. Вдобавок, там были провозглашены
несколько формально независимых \»черных\» государств, так называемых бантустанов.
Однако \»еврейская идеология\» требует, чтобы никакая часть Земли Израиля даже
формально не признавалась \»принадлежащей\» неевреям. Последним не позволялось
демонстрировать символы суверенитета, скажем, иорданские флаги. Принцип \»освобождения
земли\» настаивает на том, чтобы все сто процентов земли стали собственностью
евреев.
Еврейская идеология исключает
мудрый империалистический принцип, известный уже римлянам и активно применяемый
многими нерелигиозными империями. Лучше всего его сформулировал лорд Громер:
\»Мы не правим Египтом, мы правим правителями Египта\». Еврейская идеология
исключает эту политическую мудрость, она исключает даже видимость пиетета
по отношению к любому \»нееврейскому правителю\»в пределах Земли Израиля. Система ручных королей, султанов, махараджей
и вождей, равно как и \»зависимых диктаторов\», удобная и полезная в других
имперских ситуациях, не может быть использована в Земле Израиля. Стало быть,
часто выражаемые палестинцами опасения, что им готовят \»бантустан\», полностью
лишены оснований. Израиль отступает с захваченных территорий только после
гибели множества евреев, как это было в 1973 году (война Судного дня) и в
1983-1985 годах (в Ливане), поскольку в таком случае отступление может быть
оправдано принципом высшей святости еврейской жизни. Пока Израиль остается
\»еврейским\» государством,он не предоставит
палестинцам, исходя из чисто политических соображений, хотя бы фальшивый,
но все же символически оформленный суверенитет или даже реальную автономию
в пределах Земли Израиля. Израиль не единственная страна в мире, не являющаяся
\»государством всех своих граждан\», однако он обладает в этом отношении рядом
уникальных черт.
Следует заметить, что \»еврейская
идеология\» активно влияет не только на политику Израиля, но и на значительную
часть, быть может, на большинство евреев диаспоры. Реализация целей \»еврейской
идеологии\» зависит от мощи Израиля, а та, в свою очередь, в немалой степени
зависит от поддержки Израиля евреями диаспоры, особенно американскими. При
этом мировоззрение евреев диаспоры и их отношение к неевреям существенно \»отклоняются\»
от описанных выше норм классического иудаизма. Это отклонение особенно велико
в англоязычных странах, где методически фабрикуется искусственный иудаизм.
Печальнее всего обстоит дело в США и Канаде, двух государствах, активнее всего
поддерживающих израильскую политику, открыто нарушающую базисные права неевреев.
Американская поддержка Израиля,
если рассмотреть ее достаточно пристально, не может быть объяснена одними
только имперскими интересами США. Ближневосточная политика американских властей
поддается интерпретации лишь с учетом сильного влияния организованной американской
еврейской общины, поддерживающей любую израильскую политику. Это еще более
очевидно в канадском случае, ибо интересы этой страны на Ближнем Востоке крайне
незначительны, а ее лояльность Израилю превосходит американскую. В обеих странах
(равно как и во Франции, Англии и т.д.) еврейские организации поддерживают
Израиль так же безоговорочно, как коммунистические партии поддерживали когда-то
СССР. При этом многие евреи, известные как защитники прав человека и занимающие
независимую позицию по множеству других вопросов, оказываются на переднем
крае произраильской ортодоксии, как тольке речь заходит о ближневосточном
конфликте (сам Ноам Хомски пишет, что вплоть до войны 1967 года поддерживал
Израиль — пер.). В Израиле хорошо знают, что шовинизм евреев диаспоры (особенно
после войны 1967 года) превзошел среднеизраильский уровень еврейского шовинизма.
Это особенно заметно в США и Канаде. Из-за политической и экономической мощи
США я остановлюсь именно на этой стране. Следует заметить, однако, что в этой
стране немало евреев, чьи взгляды на израильскую политику не слишком отличаются
от взглядов других представителей социальных слоев, к которым они принадлежат.
Почему же одни американские евреи
до такой степени шовинисты, а другие – вовсе нет? Рассмотрим вначале характер
социального и, соответственно, политического влияния еврейских организаций,
членами которых могут быть только евреи – то есть таких, в которые неевреи
в принципе не допускаются. (Эта исключительность особенно забавна, если вспомнить
о том, какими проклятиями осыпаются самые незаметные клубы, отказывающиеся
принимать евреев). Евреи, которых принято называть \»организованными\», проводят
большую часть своего свободного времени в обществе других евреев и потому
могут считаться хранителями идеи еврейской исключительности и принципов классического
иудаизма по отношению к неевреям. При нынешних обстоятельствах они не могут
открыто пропагандировать эти принципы в США, где евреев всего около 3%. Вместо
этого они выражают поддержку \»еврейскому государству\» и принятому там способу
обращения с ближневосточными неевреями.
Как в таком случае, можно объяснить
необычайно горячую поддержку столькими американскими раввинами Мартина Лютера
Кинга на фоне полного отсутствия интереса к защите самых элементарных, индивидуальных
прав палестинцев? Какова природа вопиющего противоречия между отношением классического
иудаизма к неевреям, включающим правило, запрещающее спасать их жизни иначе
как в еврейских интересов, и выступлением раввинов и \»организованных\» евреев
США в защиту прав черных? В конце концов, Мартин Лютер Кинг и подавляющее
большинство американских негров — неевреи. Даже если считать, что последовательно
принципов классического иудаизма придерживаются только консервативные и ортодоксальные
евреи, составляющие большинство \»организованных\» евреев США, следует помнить,
что реформисты (ветвь современного иудаизма, придерживающаяся более либеральных
взглядов, в том числе, признающая женщин-раввинов — пер.) никогда не выступают
против этих принципов и, с моей точки зрения, находятся под их сильным влиянием.
На деле это видимое противоречие может быть легко разрешено. Следует помнить,
что иудаизм, особенно в своей классической форме, по природе своей тоталитарен.
Поведение сторонников всех тоталитарных идеологий нашего времени весьма схоже.
Сталин и его единомышленники неустанно клеймили дискриминацию американских
или южноафриканских негров, совершая при этом самые тяжкие преступления в
СССР. Режим апартеида в ЮАР беспрестанно обличал нарушения прав человека коммунистами
или другими африканскими странами; то же самое делали и его защитники. Можно
привести много подобных примеров. Поддержка демократии и прав человека, таким
образом, лишена всякого содержания и может быть даже вредной, если она не
начинается с самокритики и с защиты гражданских прав, нарушаемых твоей собственной
\»группой\». Поддержка евреями прав человека \»в целом\», не включающая защиту
прав неевреев, попранных \»еврейским государством\», так же фальшива, как правозащитная
деятельность сталинистов.
Бурные выступления американских
раввинов и еврейских организаций в США 50-х и 60-х годов в защиту чернокожих
жителей южных штатов объясняются теми же шкурными соображениями, что и поддержка
\»негров\» советскими коммунистами — стремлением убедить черную общину безоговорочно
поддержать израильскую политику на Ближнем Востоке.
Поэтому и израильским, и неизраильским
евреям-либералам предстоит пройти самую важный тест — проверку их способности
к самокритике, включая критику своего еврейского прошлого. Центральная часть
такой критики — конкретная и честная борьба с классическим еврейским отношением
к неевреям. Ровно того же многие евреи справедливо требуют от нееврев: активного
противостояния своему собственному прошлому, включавшему дискриминацию и преследования
евреев. В последние 40 лет число неевреев, убитых евреями, гораздо больше
числа евреев, убитых неевреями. Масштабы дискриминации и преследования неевреев
\»еврейским государством\» при поддержке организованной диаспоры сегодня также
неизмеримо шире, чем масштабы преследования евреев враждебными властями. Разумеется,
борьба против антисемитизма (и всех других видов расизма) никогда не должна
прекращаться, однако борьба против еврейского шовинизма, неотъемлемой частью
которой должна стать критика классического иудаизма, сегодня, по меньшей
мере, столь же важна и необходима.
Перевод Лидии Волгиной
В редакции Саши Этермана:
Русский перевод книги Исраэля Шахака \»Еврейская история,
еврейская религия\»появился на сайте http://www.left.ru/. Мы сочли необходимым
несколько его причесать как в литературном, так и в научном плане. При этом мы нисколько не претендуем на лавры, связанные с изданием
этого замечательного произведения. Мы всего лишь внесли свой небольшой редакторский
вклад, надеясь, что с нашей помощью перевод станет несколько более удачным”.
Саша Этерман

Редакция Лефт.ру благодарит
Сашу Этермана за стилистическую и научную редакцию русского перевода книги
Шахака.
Послесловие переводчика
После того, как я перевела эту книгу, мне бы хотелось ответить на
вопрос: Почему я предложила редакции Лефт.Ру ее перевести, и почему редакция
на это согласилась?
Это замечательная и, увы, весьма актуальная книга написана знатоком
проблемы. Однако автор ее — либерал и весьма критически относится, например,
к марксизму, как и полагается последователю Карла Поппера (следует, впрочем,
заметить, что я расцениваю уровень его научной добросовестности гораздо выше,
чем у последнего). Ответ прост — потому, что подобной книги, написанной с
марксистских позиций, не существует. Однако я надеюсь, что этот скромный перевод
послужит тому же делу, которому профессор Шахак отдал большую часть своей
жизни — борьбе с расизмом и шовинизмом, и не только в Израиле. Ясный антиимпериалистический
настрой книги также не окажется невостребованным в эпоху, когда в повестку
дня открыто ставится \»новый колониализм\», в котором, однако, нет ничего нового,
кроме более современных методов колониального насилия и эксплуатации.
Некоторые называли Палестину \»последней колонией\». Похоже, она может
в итоге оказаться первым примером \»нового колониализма\». Именно поэтому книга,
в которой речь идет в основном о древней и более новой истории, может прийтись
как нельзя более кстати в двадцать первом веке. От нас зависит, каким будет
этот век — веком нового колониализма или веком освобождения — от колониальной
зависимости и от того, что Маркс назвал \»традициями всех мертвых поколений,
тяготеющих, как кошмар, над умами живых\». Лидия Волгина, сентябрь 2002 года.

Добавить комментарий