Исраэль Шахак. Еврейская история, еврейская религия. 5

Исраэль Шахак. Еврейская история, еврейская религия. 5

Глава 5.Законы против неевреев

Как объяснялось в главе 3, Галаха
— юридическая система классического иудаизма, исполнявшаяся практически всеми
евреями с 9-го по конец 18-го века и являющаяся в наши дни ядром ортодоксального
иудаизма – основана, в основном, на Вавилонском Талмуде. Чрезмерная усложненность
юридических дискуссий, зафиксированных в Талмуде, потребовала составления
в позднейшие времена более удобных сводов талмудического права. Некоторые
из них получили широкое признание и используются повсеместно. Поэтому мы
будем ссылаться, в основном, на эти сборники (и на самые авторитетные комментарии
к ним), а не непосредственно на Талмуд. Следует иметь в виду, что эти сборники
– лишь верное, хотя и несколько упрощенное изложение талмудических текстов
и их позднейшая интерпретация.

Исраэль Шахак. Еврейская история, еврейская религия. 5

Глава 5.Законы против неевреев
Как объяснялось в главе 3, Галаха
— юридическая система классического иудаизма, исполнявшаяся практически всеми
евреями с 9-го по конец 18-го века и являющаяся в наши дни ядром ортодоксального
иудаизма – основана, в основном, на Вавилонском Талмуде. Чрезмерная усложненность
юридических дискуссий, зафиксированных в Талмуде, потребовала составления
в позднейшие времена более удобных сводов талмудического права. Некоторые
из них получили широкое признание и используются повсеместно. Поэтому мы
будем ссылаться, в основном, на эти сборники (и на самые авторитетные комментарии
к ним), а не непосредственно на Талмуд. Следует иметь в виду, что эти сборники
– лишь верное, хотя и несколько упрощенное изложение талмудических текстов
и их позднейшая интерпретация.
Самый ранний кодекс талмудического
права — это фундаментальная книга \»Мишне Тора\», написанная Маймонидом в конце
12-го века. Самый авторитетный кодекс, являющийся сегодня стандартным – это
\»Шульхан Арух\», составленный раввином Йосефом Каро в конце 16-го века в качестве
краткого и популярного изложения его собственного обширного сочинения \»Бейт
Йосеф\», предназначенного для специалистов. К \»Шульхан Аруху\» написано множество
комментариев. В 20 веке был составлен важный современный комментарий – \»Мишна
Берура\». Талмудическая Энциклопедия – современное издание, вышедшее в Израиле
в 1950-ых годах и отредактированное крупнейшими ортодоксальными раввинами
— хорошее (справочное) собрание всей талмудической литературы.
Убийство и геноцид
Согласно канону еврейской религии,
убийство еврея — преступление, караемое смертной казнью, один из трех тягчайших
грехов (два других — идолопоклонство и кровосмешение). Еврейские религиозные
суды и светские власти обязаны наказывать, даже вне рамок обычного судопроизводства,
всякого, кто виновен в смерти еврея. В то же время еврей, неумышленно или
непрямым образом ставший причиной смерти другого еврея, считается совершившим
лишь то, что талмудическое право называет \»грехом против Небес\», то есть прегрешение,
за которое карает Бог, а не человек.
Отношение иудаизма к убийству
нееврея совершенно иное. Еврей, убивший нееврея, виновен, максимум, в \»грехе
против Небес\», и потому неподсуден земному суду (1). Что до непрямого способствования
смерти нееврея, то это вообще не грех (а по некоторым мнениям – доброе дело) (2).
Один из важнейших комментаторов
\»Шульхан Аруха\» объясняет, вслед за Талмудом, что в отношении неевреев действует
следующий принцип: \»запрещается убивать его (без повода), однако разрешается
делать это непрямым образом, например, вытащив лестницу из ямы, в которую
нееврей упал\»(3). Он указывает, однако,
что даже непрямое умервщление нееврея запрещено, если оно может вызвать враждебность,
направленную против евреев (4).
Убийца-нееврей, безотносительно
к тому, кто стал его жертвой – еврей или нееврей – согласно еврейскому закону
должен быть казнен. Однако в случае, если жертвой был нееврей, а убийца успел
обратиться в иудаизм, он не подлежит наказанию. Как мы уже отметили выше,
еврей, убивший нееврея, тем более наказанию не подлежит (5).
Эти законы, как ни странно, имеют
практическое значение в Израиле. Хотя израильские уголовные законы не делают
различия между евреями и неевреями, эти различия важны и актуальны для ортодоксальных
раввинов, живущих и действующих в рамках Галахи. В частности, эти раввины
дают религиозным солдатам практические советы, касающиеся жизни и смерти
людей.
Поскольку даже существующее мягкое
(\»грех перед Небесами\») запрещение убийства нееврея относится лишь к \»неевреям,
с которыми евреи не находятся в состоянии войны\», многочисленные раввины пришли
к выводу, что во время войны все неевреи, относящиеся к враждебному населению,
могут или даже должны быть убиты (6). С 1973 года эта теория
открыто пропагандируется среди для религиозных солдат. Заявление в этом духе
было даже включено в брошюру, опубликованную командованием Центрального военного
округа израильской армии, включающего все оккупированные территории западного
берега реки Иордан. В этой брошюре главный раввин округа пишет:
\»Когда наши войска сталкиваются
с гражданскими лицами во время войны, например, в ходе преследования противника
или рейда, до тех пор, пока нет полной гарантии, что эти гражданские лица
неспособны причинить нам ущерб, согласно Галахе они могут и даже должны быть
убиты… Ни при каких обстоятельствах не следует доверять арабу, даже если
он производит хорошее впечатление… На войне, когда наши солдаты сражаются
с врагом, они могут и даже обязаны, с точки зрения Галахи, убивать даже \»хороших\»
гражданских лиц, то есть тех гражданских лиц, которые представляются \»хорошими…\» (7).
Эти же принципы излагаются в
переписке молодого израильского солдата с его раввином, опубликованной в
ежегоднике престижного религиозного колледжа \»Мидрешет Ноам\», в котором учились
многие лидеры и активисты Национальной Религиозной Партии (Мафдаль — пер.)
и \»Гуш Эмуним\» (8).
Письмо солдата Моше раввину
Шимону Вейзеру

\»С Божьей помощью, во славу его,
мой дорогой рабби! Прежде всего, я хочу узнать, как поживаете Вы и Ваша семья.
Я надеюсь, что все у Вас в порядке. Я, слава богу, здоров. Я долго не писал,
пожалуйста, простите меня за это. Иногда я вспоминаю библейский стих \»когда
приду я и стану перед Господом?\» (9). Я надеюсь приехать к Вам
во время одной из увольнительных.
Во время одной из дискуссий здесь,
в армии, мы говорили о \»чистоте оружия\» и спорили о том, разрешается ли убивать
безоружных мужчин – а также женщин и детей. Быть может, мы должны мстить
всем арабам? Каждый из нас изложил свое личное мнение. Я не мог решить для
себя, должны мы обращаться с арабами как с амалекитянами, то есть, людьми,
которых приказано убивать (так в оригинале), пока они не исчезнут с лица
земли, (10) или, быть может,
мы должны поступать так лишь во время войны и убивать одних только солдат?
Второй сложный вопрос — разрешается
ли мне подвергать себя опасности, оставляя в живых арабскую женщину? Ведь
бывали случаи, когда женщины бросали ручные гранаты. Могу ли я дать воды
арабу, который поднял руки, сдаваясь в плен? Ведь есть основания опасаться,
что он хочет обмануть и убить меня — такое тоже случалось.
Заканчиваю письмо с горячим приветом
рабби и его семье.
Моше\»
Ответ раввина Шимона Вейзера
солдату Моше

\»С божьей помощью, дорогой Моше,
приветствую тебя!
Я приступил к этому письму вечером,
зная, что не смогу закончить его сегодня из-за важных дел, а также потому,
что хочу написать тебе обстоятельное письмо и полностью ответить на твои
вопросы, для чего мне нужно процитировать некоторые изречения наших мудрецов,
да будет благословенна их память, и прокомментировать их (11).
Нееврейские народы ввели обычай,
согласно которому война ведется по определенным правилам, как игра вроде футбола
или баскетбола. Но согласно изречениям наших мудрецов, да будет благословенна
их память… война – это не игра, а жизненная необходимость, и исходя из этого
мы и должны решать, как именно ее вести. С одной стороны… мы знаем, что
еврей, убивший нееврея, становится убийцей, и, хотя ни один суд не имеет права
наказать его, тяжесть этого деяния велика. Но те же самые авторитеты напоминают,
что рабби Шимон бар Йохай говорил: \»Лучший из неевреев — убей его, лучшая
из змей – разможжи ей голову\».
Возможно, кто-либо возразит,
что слово \»убей\» в высказывании рабби Шимона бар Йохая не следует понимать
буквально, что рабби имел в виду \»подавление\» или какое-либо другое похожее
действие. В таком случае снимается противоречие между принципом запрета убийства
и словами рабби Шимона бар Йохая. Существует и иное возражение: быть может,
эти слова следует понимать буквально, но они выражают лишь его личное мнение,
с которым упомянутые выше мудрецы, запрещающие убийство, не согласны. \»Тосафот\»
(авторитетнейший постталмудический источник) разъясняют этот вопрос (12). Из их слов…
мы узнаем следующий комментарий на слова Талмуда: неевреев, упавших в колодец,
не следует спасать, но в то же время их не следует туда сталкивать, чтобы
они там умерли. Стало быть, их не следует ни спасать, ни умышленно убивать.
Затем Тосафот пишут:
\»И если спрашивают: ведь в другом
месте было сказано – \»Лучшего из неевреев убей\», правильный ответ будет –
этот закон действует во время войны\»…\»
Согласно комментаторам \»Тосафот\»,
необходимо различать мирное и военное время, ибо хотя во время мира убивать
неевреев запрещено, в случае войны убийство становится \»мицвой\» (религиозной
заповедью)…
Вот в чем состоит разница между
евреем и неевреем: хотя правило \»Того, кто пришел убить тебя, убей первым\»
применимо и к еврею, как сказано в трактате \»Санхедрин\» (в Талмуде) на странице
72а, против него оно применяется только если есть серьезные основания полагать,
что еврей намерен тебя убить. Но нееврея во время войны мы а-приори рассматриваем
именно так, кроме случаев, когда есть веские основания считать, что он не
имеет дурных намерений. Это и есть закон о \»чистоте\» оружия согласно Галахе
– а вовсе не чужие правила, принятые сегодня израильской армией и ставшие
причиной гибели стольких евреев. Я прилагаю к письму вырезку из газеты с речью,
произнесенной на прошлой неделе в кнессете рабби Калманом Каханэ. Он очень
ясно — и очень болезненно — показал, как такая \»чистота оружия\» приводит к
еврейским жертвам…
Пребывай в мире, ты и все евреи.
Надеюсь вскоре тебя увидеть.
Твой Шимон\»
Ответ солдата Моше раввину
Шимону Вейзеру

\»Во славу Всевышнего, мой дорогой
рабби.
Во-первых, я надеюсь, что Вы
и Ваша семья здоровы и благополучны.
Я получил Ваше длинное письмо
и благодарен Вам за личное попечение — Вы сочли возможным написать так много,
хотя большая часть Вашего времени занята исследованиями (Талмуда — пер.) по
Вашей собственной программе. Поэтому моя благодарность вдвое глубже.
Что касается самого письма, я
понял его так:
Во время войны мне не просто позволено,
но и приказано убить любого араба, мужчину или женщину, которого я встречу,
если есть причина считать, что они находятся на стороне противника и помогают
ему прямо или косвенно. В той мере, в какой это зависит от меня, я должен
убить их, даже если это является нарушением армейских правил.
Я думаю, что вопрос о \»чистоте
оружия\» следует передать на рассмотрение религиозным учебным заведениям для
того, чтобы они выработали аргументированную позицию, не блуждая в дебрях
абстрактной логики. Затем, особенно в этом случае, необходимо четко разъяснить,
как применять выведенное правило на практике. Я должен с сожалением заметить,
что сталкивался с самыми разными разновидностями \»логики\» даже среди моих
религиозных товарищей по оружию. Я надеюсь, что Вы поможете нашим парням понять
наследие предков ясно и недвусмысленно.
На этом кончаю письмо, в надежде,
что приблизительно через месяц я смогу прибыть в ешиву. Приветствую Вас.
Моше\»
Несомненно, эта галахическая доктрина
противоречит не только уголовному праву Израиля, но и (процитированные письма
на это указывают) официальным армейским правилам поведения. Тем не менее,
с практической точки зрения эта доктрина непосредственно влияет на израильское
правосудие, особенно военное. По сей день во всех случаях, когда израильские
солдаты убивали мирных арабских жителей (включая случаи массовых убийств,
как в Кфар Касем в 1956 году), убийцы либо отпускались на все четыре стороны,
либо получали крайне легкие наказания, либо вынесенные им приговоры быстро
смягчались, что сводило наказание почти к нулю (13).
Спасение жизни
Вопрос о спасении человеческой
жизни, признаваемой всем цивилизованным миром высшей ценностью, чрезвычайно
важен и интересен сам по себе. Он вдвойне интересен в нашем случае, поскольку
со времен второй мировой войны еврейское общественное мнение (в некоторых
случаях справедливо, в некоторых – нет) клеймило \»весь мир\» или по крайней
мере всю Европу за равнодушное бездействие перед лицом уничтожения евреев
нацистами. Посмотрим, что говорит на эту тему Галаха.
Согласно Галахе, спасение жизни
еврея – высочайший религиозный долг (14). Его исполнение
отменяет все остальные религиозные заповеди, кроме запрета трех самых тяжких
грехов: кровосмешения в его еврейском определении, убийства еврея и идолопоклонства.
Основной талмудический принцип,
касающийся неевреев, нам уже известен: их нельзя беспричинно убивать, однако
спасать их жизнь тоже нельзя. Талмуд формулирует его так \»Не сталкивай нееврея
в яму и не вытаскивай его оттуда\». Маймонид (16) поясняет:
\»Что касается неевреев, с которыми
мы не воюем… запрещено их убивать, но запрещено и спасать их, если они на
грани смерти; если, например, кто-нибудь из них упадет в море, его не следует
спасать, потому что написано: \»не стой в праздности над пролитой кровью ближнего
твоего\»; нееврей — не \»твой ближний\».
В частности, врач-еврей не должен
лечить пациентов-нееврев. Маймонид — сам прославленный медик — весьма ясно
высказался по этому вопросу. В другом месте своего труда (18) он повторяет
разницу между \»ближним твоим\» и неевреем и делает вывод: \»и из этого узнаешь,
что запрещено исцелять нееврея даже за плату…\»
Однако отказ еврея — особенно
еврея-врача — спасти жизнь нееврея может, в случае огласки, вызвать вражду
могущественных неевреев, и, следовательно, угрожать евреям. Там, где такая
опасность существует, запрет на помощь нееврею отменяется. Поэтому Маймонид
продолжает: \»…но если ты опасаешься его или его вражды, лечи его за плату;
делать это бесплатно запрещено\». Как известно, Маймонид был личным врачом
Саладина. Он настаивал на том, что даже при наличии угрозы нееврейской вражды
еврей должен лечить нееврея только за плату, скорее всего, для того, чтобы
еврей ясно осознавал, что помощь нееврею — не акт гуманизма, а выбор наименьшего
из зол. Это правило не является абсолютным — Маймонид позволяет лечить нееврея,
чьей вражды опасаются, \»даже даром, если этого нельзя избежать\».
Вся эта стройная доктрина — запрет
на спасение жизни нееврея или на его излечение, равно как и приостановка этого
запрета в случае, когда следует опасаться нееврейской враждебности — повторяется
почти дословно другими крупнейшими авторитетами, включая \»Арбаа Турим\», \»Бейт
Йосеф\» и \»Шульхан Арух\» (19). В \»Бейт Йосеф\»
автором (Йосефом Каро) добавлено следующее поучительное постановление Маймонида:
\»Разрешается испытывать лекарства на язычниках, если это может приносит пользу
(евреям)\». Эти слова повторены знаменитым рабби Моше Исерлесом.
Большинство галахических авторитетов
сходятся в том, что все вышеупомянутое относится ко всем неевреям. Немногочисленные
вяло протестующие голоса принадлежат второстепенным раввинам. Вот что пишет,
например, рабби Моше Ривкес, автора малозначительного комментария к \»Шульхан
(20)
\»Наши мудрецы относили это только
к древним язычникам, которые в те дни поклонялись идолам и не верили в исход
евреев из Египта и сотворение мира из ничего. Но народы, под защитой которых
мы, народ Израиля, пребываем в изгнании и среди которых мы рассеяны, верят
в сотворение мира из ничего и в некоторые принципы нашей религии и молятся
творцу небес и земли… Не только не существует запрета на помощь им — мы
обязаны молиться за их безопасность\».
Эти слова, написанные во второй
половине 17 века, — излюбленная цитата апологетов иудаизма (21). Однако даже
Ривкес высказывается всего лишь в пользу снятия запрета на спасение жизни
нееврея, не требуя сделать спасение нееврея таким же обязательным, как спасение
еврея. Мало того, проявленная им относительная щедрость простирается только
на христиан и мусульман, но никак не на большинство человечества, предающегося,
в точки зрения иудаизма, атеизму или идолопоклонству. Тем не менее, сентенция
Ривкеса полезна – она указывает, до какой степени жесткая доктрина Галахи
может быть смягчена в либеральном духе.
В любом случае, подавляющее большинство
позднейших галахических авторитетов не только не распространили тезис Ривкеса
на все человечество или хотя бы на большую его часть, но и вообще его отвергли.
Нарушение субботы для спасения жизни
Нарушение субботних запретов,
то есть выполнение работ, запрещенных в субботу, становится религиозным долгом,
если это необходимо для спасения жизни еврея.
Проблема спасения жизни нееврея
в субботу как таковая не обсуждается в Талмуде, поскольку это действие запрещено
даже в будни. Тем не менее, существуют два особых, заслуживающих обсуждения
случая.
Во-первых, не вполне ясно, что
нужно делать, когда в опасности находится несколько людей, причем не исключено,
что среди них есть хотя бы один еврей — следует ли нарушать субботние запреты
ради их спасения? Этот вопрос вызывал долгие споры. Следуя ранним авторитетам,
Талмуду и Маймониду, \»Шульхан Арух\» (22) применяет к этой
проблеме своеобразный \»вероятностный подход\». Предположим, 9 неевреев и один
еврей живут в одном здании. В субботу это здание рухнуло, причем один из
жильцов — неизвестно, кто именно, – находился вне дома, а остальные девять
были завалены обломками. Спрашивается, следует ли расчищать завал, нарушая
субботние запреты, исключительно в поисках еврея, которого там может не оказаться?
\»Шульхан Арух\» говорит, что следует, поскольку вероятность того, что еврей
находится под завалом, велика (девять десятых). Но что если девять человек
уже спаслись и завален только один — опять-таки, неизвестно, кто именно? Тогда
разбирать завал уже не обязательно, поскольку с вероятностью в 90% завален
не еврей. Другой сходный случай — сказано: \»Если лодка с несколькими евреями
находится в очевидной опасности в море, следует нарушить субботу, чтобы спасти
ее\». Великий рабби Акива Эйгер (умер в 1837 году) объяснил, что все обстоит
так просто лишь если точно известно, что на борту лодки есть евреи. Но если
мы ничего не знаем о пассажирах, суббота не нарушается, ибо следует исходить
из того, что подавляющее большинство населения мира — неевреи (23). Иными словами,
поскольку вероятность того, что среди пассажиров нет
евреев, крайне велика, следует позволить лодке утонуть.
Во-вторых, правило, гласящее,
что находящийся в опасности нееврей должен быть спасен или излечен для того,
чтобы предотвратить враждебность неевреев, действует в субботу слабее, чем
в будни. Еврею, призванному на помощь нееврею в будни, приходится действовать,
ибо отказ в помощи эквивалентен признанию того, что еврею в принципе запрещается
спасать жизнь нееврея – а это может вызвать враждебность неевреев. Однако
в субботу еврей может использовать соответствующие запреты как убедительный
предлог для отказа! Именно такой случай подробно обсуждается в Талмуде (24). Речь идет об
еврейской повитухе, вызванной к роженице-нееврейке. Вывод: повитуха может
помочь нееврейке в будни \»из страха враждебности\», но не должна помогать
ей в субботу, ибо к ее услугам следующий логический аргумент, объясняющий
отказ в помощи: \»Нам позволено нарушить субботу только ради тех, кто ее соблюдает,
но ради вас, не соблюдающих субботу, нам не разрешается ее нарушать\». Вопрос:
это откровенное объяснение ситуации или только отговорка? Маймонид считал
такой ответ отговоркой, которую можно использовать, даже если в ходе медицинской
помощи повитухе вообще не приходится нарушать субботу. Предполагается, что
эта отговорка будет сочтена убедительной, поскольку неевреи обычно не знают,
что именно запрещено делать в субботу. В любом случае, Маймонид провозглашает:
\»Нееврейке-роженице не помогают в субботу даже за плату, и (в данном случае)
не следует бояться враждебности, даже если помощь не подразумевает никакого
нарушения субботы.\» \»Шульхан Арух\» утверждает то же самое (25).
Разумеется, на эту отговорку нельзя
полагаться во всех случаях жизни. Поэтому некоторые серьезные раввинские авторитеты
ослабили жесткость запрета и позволили евреям-врачам лечить неевреев в субботу,
даже если лечение приводит к нарушению субботних запретов. Это частичное послабление
касается влиятельных пациентов, которых нелегко обмануть и чья враждебность
может быть опасна.
Поэтому рабби Йоэль Сиркис, автор
книги \»Баит Хадаш\» (на иврите — \»Новый дом\» — пер.) и один из крупнейших раввинов
своего времени (Польша, 17-й век), постановил, что \»мэров, шляхту и магнатов\»
следует лечить в субботу, поскольку их враждебность \»опасна\». Но в других
случаях, особенно если нееврея можно обмануть с помощью отговорки, врач-еврей
совершит \»тяжкий грех\», если будет лечить его в субботу. Позднее в том же
веке сходное правило было установлено во французском городе Меце, две части
которого соединялись наплавным мостом. Обычно евреям не позволялось пользоваться
этим мостом в субботу, однако раввин Меца решил, что доктор-еврей может воспользоваться
им, \»если его вызвали к губернатору\»: поскольку известно, что врач делает
это для своих пациентов-евреев, губернатор разгневается, если он откажется
делать это ради него. В авторитарные времена Людовика XIV необходимо было завоевать благосклонность королевского
наместника. Чувства менее влиятельных неевреев не имели большого значения (26).
\»Хохмат Шломо\», комментарий к
\»Шульхан Аруху\», написанный в 19-м веке, упоминает схожее толкование принципа
\»враждебности\» в связи с караимами, маленькой еретической еврейской сектой.
Согласно точке зрения автора \»Хохмат Шломо\», жизнь караима не следует спасать
ценой нарушения субботы, поскольку \»послабление под предлогом \»враждебности\»
относится только к многочисленным язычникам, во власти которых мы находимся…
Но караимов мало, и мы не в их власти, так что опасение вызвать нееврейскую
\»враждебность\» на караимов не распространяется\» (27). Действительно,
абсолютный запрет на спасение жизни караима, если для этого приходится нарушить
субботу, как мы увидим, действует до сих пор.
Этот вопрос подробно обсуждается
в книге рабби Моше Софера, известного как \»Хатам Софер\» — знаменитого раввина
Прессбурга (Братиславы), умершего в 1832 году. Его выводы имеют не только
историческое значение, поскольку в 1966 году его трактат был объявлен тогдашним
главным раввином Израиля \»основой Галахи\» (28). Вопрос, на который
отвечал рабби Софер, касался ситуации в Турции, где во время одной из войн
было приказано завести в каждом городке и деревне повитух, которых можно будет
вызывать ко всем роженицам. Некоторые из этих повитух, естественно, были
еврейками. Следует ли им приходить по вызову неевреек в будни и в субботу?
В своем ответе (29) Софер после тщательного
исследования приходит к выводу, что неевреи, о которых идет речь — оттоманские
мусульмане и христиане — не только отъявленные идолопоклонники, которые определенно
поклоняются \»другим богам\» (то есть входят в число людей, которых \»не следует
ни вытаскивать (из ямы), ни сталкивать в яму\»,
но кроме того, совершенно подобны амалекитянам, поэтому талмудический
закон, обязывающий \»уничтожать семя Амалека\» (и прямо запрещающий \»умножать\»
его) явно имеет отношение к ним. Стало быть, их роженицам нельзя помогать
не только в субботу, но и в будни. Однако на практике следует \»позволить\»
евреям лечить неевреев и помогать им в родах, если у неевреев есть их собственные
врачи и повитухи, которые могут заменить евреев. Ведь в таком случае единственным
реальным результатом отказа станет потеря евреями заработка, что, разумеется,
нежелательно. Это относится и к будничным дням, и к субботе, если, разумеется,
помощь неевреям не связана с нарушением субботних запретов. Во всех других
случаях ссылка на субботние запреты может послужить полезной отговоркой, способной
\»запутать язычниц\».
В медицинских случаях, связанных
с действительным нарушением субботы, Софер — как и другие авторитеты — делает
различие между двумя видами запрещенных в этот день работ. Работы, запрещенные
самой Торой в ее талмудической интерпретации, можно выполнять только в самых
крайних социо-медицинских случаях, то есть лишь тогда, когда отказ в помощи
может вызвать крайне опасную враждебность против евреев. Отношение к нарушению
запретов, введенных мудрецами, расширившими по каким-то причинам первоначальные
правила Торы, намного более снисходительное.
Другое исследование Софера трактует
следующий важный вопрос — может ли врачу-еврей в субботу поехать в экипаже
к нееврею, нуждающемуся в его помощи. Указав, что при некоторых обстоятельствах
поездка в субботу в запряженной лошадью повозке запрещена только \»мудрецами\»,
а не самой Торой, он замечает, ссылаясь на Маймонида, что нееврейке-роженице
нельзя помогать в субботу, даже если для этого нет нужды нарушать субботние
запреты, и заключает, что этот принцип относится ко всей медицине, не только
к акушерству. Затем он выражает опасение, что \»применение этого принципа на
практике, вызвало бы нежелательную враждебность неевреев\», ибо те \»не приняли
бы наше объяснение, связанное с соблюдением субботы\», и \»сказали бы, что
кровь идолопоклонника ничего не стоит в наших глазах\». Кроме того, еще более
важно, что в таком случае врачи-неевреи могут в отместку отказаться помогать
пациентам-евреям. Необходимо найти более удачные
отговорки. Софер советует еврею-врачу, которого вызывают в субботу за город
к нееврею, отказаться под предлогом, что ему надо остаться в городе, чтобы
позаботиться о других пациентах: \»он может сказать: я не могу уехать из-за
опасного состояния того или другого пациента, который во мне больше нуждается,
я не могу оставить своего больного\». Такое оправдание позволяет не бояться
враждебности нееврея, ибо это реальный предлог, часто используемый опоздывающими
врачами. Только \»если невозможно найти действенную отговорку\», врачу позволено
ехать в экипаже в субботу к пациенту-нееврею.
Во всех этих обсуждениях главное
– поиск удачных отговорок, а не помощь больному. Само собой разумеется, что
главная задача врача-еврея — обмануть нееврея, с тем, чтобы отказ в лечении
не вызвал его \»вражде(31).
Разумеется, в наши дни большинство
евреев-врачей нерелигиозны и даже не знают об этих правилах. Более того, многие
религиозные врачи предпочитают, к их чести, клятву Гиппократа предписаниям
фанатичных р(32). Однако указания
раввинов не могут не влиять на некоторых докторов, тем более, что никто не
решается выступить против Галахи открыто.
Все это — отнюдь не дела давно
минувших дней. Самое современное изложение предписаний Галахи по этому вопросу
содержится в авторитетной книге, опубликованной на английском языке под заглавием
\»Еврейское медицинско(33). Эта книга, изданная
престижной израильской организацией \»Мосад рав Кук\», основана на трактате
рабби Элиезера Йехуды Валденберга, председателя иерусалимского раввинского
окружного суда. Некоторые места в ней заслуживают специального упоминания.
Во-первых, там сказано, что \»запрещено
нарушать субботу… ради (34). Это утверждение
сделано прямо, безоговорочно и без дальнейших смягчений. Предполается, что
враждебность этой маленькой секты не имеет значения, так что караиму скорее
следует позволить умереть, нежели лечить его в субботу.
О прочих неевреях сказано: \»Согласно
правилам Талмуда и кодексам еврейского права, запрещено нарушать субботние
запреты — неважно, библейские или раввинские — чтобы спасти жизнь опасно больного
пациента-нееврея. Аналогично, запрещено принимать роды у нееврейки в (35).
Далее этот тезис смягчается: \»Однако
сегодня позволено нарушить раввинские субботние запреты для спасения нееврея,
поскольку это предотвращает возникновение враждебности между евреями и нее(36).
Это не очень большой шаг вперед,
поскольку лечение почти неизбежно включает действия, запрещенные самой Торой
и не отмененные этим послаблением. Существуют, как нам сообщают, \»некоторые\»
галахические авторитеты, распространяющие это послабление и на запреты самой
Торы, однако это замечание – лишь традиционный талмудический способ указать,
что большинство важнейших галахических авторитетов,
мнение которых имеет решающее значение, так не считают. Однако, не все потеряно.
Еврейское медицинское право предлагает захватывающий дух выход из этого тупика.
Этот выход основан на использовании
дополнительной тонкости талмудического права. Запрет Торы на выполнение определенного
действия в субботу относится только к преднамеренному действию, целью которого
явлется получение конкретного практического результата. Например, размол пшеницы запрещен Торой лишь в случае, если цель
его — получение муки. Если же цель того же действия какая-то иная, природа
запрета меняется: \»неправильно направленное\» действие запрещено уже не Торой,
а мудрецами. Поэтому современные раввины нашли способ \»законно\» лечить нееврея,
совершая действия, сами по себе запрещенные Торой. Врач должен решить, что
целью медицинской помощи, оказываемой им нееврею в субботу, является не излечение
его, а избавление себя и других евреев от обвинений в религиозной дискриминации,
предотвращение мести неевреев, направленной против него самого и всех остальных
евреев. В таком случае любое запретное действие медика становится \»неправильно
направленным\», то есть таким, чей практический результат является побочной,
а не основной целью… Стало быть, лечение нееврея, независимо от того, какие
действия оно включает, становится всего лишь нарушением раввинского запрета
– а с ним современные раввины уже научились спра(37). Этот лицемерный
суррогат \»Клятвы Гиппократа\» предложен в недавно изданной авторитетной книге
на иврите.
Хотя вся эта проблематика неоднократно
обсуждалась в израильской(39) Израильская медицинская
ассоциация полностью ее игнорирует.
Рассмотрев относительно подробно
такой острый вопрос как отношение Галахи к жизни нееврея, коснемся вкратце
других галахических правил, дискриминирующих неевреев. Поскольку их число
очень велико, упомянем только самые важные.
Преступления на сексуальной почве
Половое сношение между замужней
еврейкой и любым мужчиной, кроме ее мужа, рассматривается иудаизмом как преступление,
оба участника которого подлежат смертной казнью; одновременно это один из
трех самых тяжких грехов. Отношение к нееврейке совершенно иное. Галаха исходит
из того, что все неевреи ведут беспорядочную половую жизнь, и слова Библии
\»те, чья плоть подобна плоти осла и чье извержение (семени) подобно извержению
(40) относится к
ним. Вопрос о том, замужем нееврейка или нет, с еврейской точки зрения не
имеет значения, поскольку сам принцип брака неприменим к неевреям (\»нет брака
для нееврея\»). Именно поэтому Галаха предполагает, что неевреи не знают сколько-то
достоверно своих отцов. Стало быть сама постановка вопроса о супружеской измене
неприменима к половому акту между евреем и нееврейкой. Поэтому(41) рассматривает
это действие скорее как скотоложество.
В Талмудической энциклопедии с(42) \»Тот, кто плотски
познал жену нееврея, не подлежит смерти, поскольку в Торе написано \»жена ближнего
твоего\»(43), а не \»жена чужака\», и даже библейский принцип \»мужчина да прилепится
к жене своей\»(44), не относится к неевреям, поскольку \»нет брака для нееврея\»,
поэтому хотя замужняя нееврейка запретна для нееврея, еврей, вступивший в
половую связь с нееврейкой, смертной казни не подлежит\».
Это не означает, что половой акт
между евреем и нееврейкой дозволен — как раз наоборот. Просто в таком случае
главного наказания заслуживает нееврейка: по мнению некоторых авторитетов,
ее следует казнить, даже если она была изнасилована евреем. \»Если еврей имел
сношение с нееврейкой, будь она трехлетней или взрослой, замужней или нет,
и даже если сам он -несовершеннолетний в возрасте всего 9 лет и одного дня
— раз он имел добровольное сношение с ней, ее следует убить, как и животное
(участвовавшее в акте скотоложества), потому, что из-за нее еврей был сбит
с толку и с(45) Еврей при этом
должен быть подвергнут бичеванию, а если он коэн (священнослужитель по присхождению),
ему положено двойное наказание, поскольку он совершил двойное преступление
(коэну запрещено, кроме всего прочего, сношение с проституткой, а все нееврейки
считаются простит(46).
Социальный статус
Согласно Галахе, евреи не должны
(если они имеют такую возможность) позволять нееврею занять любой пост, дающий
ему даже самую ничтожную власть над евреями (два повторяющиеся примера — командир
над десятью солдатами в еврейской армии и ответственный за оросительный канал).
Это правило относится и к прозелитам и их потомкам (по женской линии) в десяти
поколениях или \»столько, сколько эти потомки известны\».
Неевреи рассматриваются как прирожденные
лгуны и не могут свидетельствовать в раввинском суде. В этом отношении их
положение теоретически сходно с положение еврейских женщин, рабов и несовершеннолетних,
однако с практической точки зрения оно еще хуже. Еврейская женщина сегодня
признается дееспособной свидетельницей хотя бы в некоторых случаях, нееврей
— никогда.
Это приводит иногда к серьезным
затруднениям – в основном, когда раввинский суд обсуждает события, свидетелями
которого были только неевреи. Важный пример — дела, касающиеся установления
вдовства. По еврейским религиозным законам женщина может быть признана вдовой
– и получить право снова вступить в брак – только если смерть ее мужа удостоверена
свидетелем, который видел, как он умер, или же опознал его труп. Не совсем
ясно, как можно удостоверить смерть человека, свидетелями были только недееспособные
с еврейской точки зрения свидетели-неевреи. Однако и тут найдены изобретательные
решения: раввинский суд примет свидетельство еврея, рассказывающего о смерти
третьего лица со слов нееврея, но только если убедится
в том, что последний говорил по собственной инициативе, а не в ответ на заданный
вопрос, ибо ответ нееврея на прямо заданный ему евреем вопрос по определению
считаетс(47). Если в том есть
нужда, еврей (предпочтительно, раввин) поболтает с свидетелем-неевреем, и,
не задавая ему прямых вопросов, получит от него \»естественный\» рассказ о данном
деле.
Деньги и собственность
1) Подарки. Талмуд прямо запрещает
дарить подарки неевреям. Однако авторитетные раввины классического периода смягчили этот запрет, поскольку среди деловых
людей принято делать подарки своим партнерам. Было решено, что еврей может
сделать подарок знакомому нееврею при условии, что это не искренний дар,
а своего рода вложение средств, которое должно принести выгоду. Сходным образом
решается вопрос о подаянии нищим. Подаяние
еврею-нищему — важный религиозный долг. Подаяние нищему-нееврею дозволяется
спокойствия ради. Однако многочисленные раввинские постановления напоминают,
что не следует приучать бедняков-неевреев получать подаяния от евреев; поэтому раздачу подаяния неевреям следует по возможности прекратить,
если при этом не возникнет нежелательной враждебности.
2) Взимание процентов по займам.
Антинееврейская дискриминация тут стала в основном теоретической из-за послаблений
(разъясненных в главе 3), позволяющих брать проценты и с еврея. Однако и
сегодня имеет значение тот факт, что выдача беспроцентных ссуд евреям рекомендуется
как акт благотворительности, в то время, как с нееврея заимодавец обязан
брать проценты. На самом деле многие (хотя не все) раввинские авторитеты,
включая Маймонида, считали взымание с нееврея самого высокого возможного процента
религиозной заповедью.
3) Потерянное имущество. Если
еврей найдет предмет, по всей вероятности, потерянный евреем, он обязан позаботиться
о его возвращении хозяину путем публичного оповещения. С другой стороны, Талмуд
и все ранние раввины не только позволяли еврею присвоить имущество, потерянное
нееврем, но и прямо запрещали возвращать его (48). Позднее, когда
во многих странах были приняты законы, обязывающие возвращать найденное имущество
владельцу, раввины приняли решение подчиниться закону исходя из общего принцпа
повиновения государству, в котором живут евреи. Однако само по себе возвращение
утерянных предметов неевреям ни в коем случае не стало религиозным долгом,
так что еврей не должен прилагать усилия для поиска нееврейского владельца
своей находки.
4) Надувательство в делах. Галаха
запрещает каким бы то ни было образом вводить в заблуждение еврея и объявляет
это тяжким грехом. Однако в отношениях с неевреем запрещен только прямой
обман (да и то не всеми авторитетами). Непрямой обман дозволен, если нет опасности
вызвать таким образом враждебность к евреям или поношение еврейской религии.
Идеальный пример непрямого обмана — обсчет при покупке. Если еврей-покупатель
совершил ошибку в пользу продавца, долг последнего — поправить его. Если
же такую ошибку совершил нееврей, не следует ему об этом сообщать. Еврей
должен сказать: \»Полагаюсь на ваши подсчеты\» (чтобы предотвратить потенциальную
враждебность, если нееврей позднее обнаружит свою ошибку) – и взять деньги
себе.
5) Жульничество. Запрещено обжуливать
еврея, покупая или продавая товары по несуразным ценам. Однако \»запрещение
жульничества не относится к неевреям, поскольку в Торе написано \»Да не обманет
всякий человек брата (49) (а нееврей не
брат еврею). Если же нееврей обманет еврея, его надо заставить возместить нанесенный ущерб, но не наказывать строже,
чем еврея (обманувшего другого еврея таким же об(50).
6) Воровство и грабеж. Воровство
(без применения насилия) категорически запрещено, как мило выражается \»Шульхан
Арух\», \»даже если речь идет о нееврее\» (хотя, впрочем, некоторые раввины
с этим не согласны). Грабеж (т.е. воровство с применением насилия, считающееся
в иудаизме менее серьезным преступлением) категорически запрещен лишь если
жертва — еврей. Ограбление нееврея запрещено не всегда, но только в некоторых
случаях, например, когда \»неевреи властвуют над евреями\». В местах, \»где неевреи подвластны евреям\», ограбление нееврея, в принципе, дозволено.
Существуют разные мнения по вопросу о том, при каких конкретных обстоятельствах
еврей может ограбить нееврея, но спор, по существу, идет о соотношении сил
евреев и неевреев в разных ситуациях, а не о гуманной проблематике. Этим объясняется,
в частности, то обстоятельство, что очень мало раввинов протестовало против
грабежа палестинской собственности в Израиле. В самом деле, это ограбление
могло быть легитимно объяснено преобладающей мощью евреев в Израиле и на палестинской
территории. (Следует заметить, что небольшое количество израильских раввинов
— группа \»Раввины за права человека\» — выступает против оккупации и грабежа палестинских земель — пер.).
Неевреи в Земле Израиля
Кроме общих законов против неевреев,
Галаха включает и специальные законы, направленные против неевреев, живущих
в Эрец Исраэль (Земле Израиля) или даже просто посетивших ее. Эти законы
призваны обеспечить преобладающее положение евреев в стране.
Точное географическое положение
Земли Израиля служит предметом споров в Талмуде и талмудической литературе.
Эти схоластические споры продолжаются и в наши дни. Согласно мнению экстремистов,
помимо всей Палестины, Земля Израиля включает весь Синай, Иорданию, Сирию
и Ливан, а также и значительную часть(51). Преобладающее \»умеренное\» направление включает в ее северную часть\»только\»
половину Сирии и Ливана (до широты города Хама). Этой точки зрения придерживался,
например, Бен-Гурион. Однако даже те, кто не считают северную часть Сирии
и Ливана частью Земли Израиля, полагают, что некоторые дискриминирующие законы
(хотя не столь жесткие, как в самой Земле Израиля) относятся и к неевреям
этих территорий, поскольку они якобы были частью царства Давида (ненаучный
характер этого предположения мы оставим в стороне). Все талмудические теории
включают Кипр в состав Земли Израиля.
Вот перечень некоторых законов,
относящихся к неевреям Земли Израиля. Их связь с действительной сионистской
практикой вполне очевидна.
Галаха запрещает евреям продавать
недвижимость — поля и дома — в Земле Израиля неевреям. В Сирии продажа домов
(но не полей) неевреям допускается.
Сдавать дом нееврею в Земле Израиля
позволено лишь если выполняются следующие два условия. Во-первых, сданный
дом не должен использоваться неевреем для жилья (но может использоваться,
например, как склад). Во-вторых, три или более соседних дома вообще не подлежат
сдаче.
Еще более важное правило гласит,
что после того, как евреи восстановят свою власть над какой-либо территорией,
все неевреи будут оттуда изгнаны. Маймонид разъясняет его следующим образом:
\»Сказано, что мы не должны позволять неевреям разбивать лагерь на этой земле,
поскольку до тех пор, пока они не вступают во владение землей, их проживание
остается временным\» (52). Но даже временное присутствие неевреев терпимо только
до тех пор, \»пока евреи находятся в изгнании или во власти неевреев\». Как
только евреи приобретают власть над неевреями, они обязаны запретить нееврею
находиться среди них, причем даже бродячий торговец-нееврей не сможет пройти
через еврейскую землю, как сказано в Библии: \»да не живут они на твоей(54) (стало быть
— даже самое короткое время). В принципе, можно было бы сделать исключение
для неевреев, получивших статус \»выполняющих семь законов сынов(53), поскольку в
таком случае он приобретает статус \»гер тошав\» — легально проживающего среди
евреев иноземца. Однако этот статус не может быть предоставлен кому бы то
ни было в наше время (а только во времена Храма, когда все законы иудаизма
и, в частности, закон о \»пятидесятом годе\», исполняются в полной мере). Сегодня
нам запрещено терпеть в своей стране каких бы то ни было неевреев за исключением
полностью перешедших в(55)
Этот закон (в точном соответствии
с утверждениями сторонников \»Гуш Эмуним\») ясно определяет галахически правильное
отношение к палестинцам. Согласно Галахе, оно является прямым следствием могущества
евреев: если евреи достаточно сильны, их религиозный долг — изгнать палестинцев.
Израильские раввины и их религиозные
последователи беспрерывно ссылаются на эти законы. Например, закон, запрещающий
сдавать в наем неевреям три рядом стоящих дома, серьезно цитировался на раввинской
конференции 1979 года, созванной для обсуждения Кэмп-Дэвидских соглашений.
Конференция провозгласила, что, согласно Галахе, даже \»автономия\», которую
Бегин соглашался предоставить палестинцам – слишком щедрое или даже недопустимое
предложение.
Однако все упомянутые законы
– просто детский лепет по сравнению с законами, направленными против древних
хананейцев и других народов, населявших Палестину до того, как она якобы
была завоевана Иисусом Навином, а также против амалекитян. Все эти народы
должны быть полностью, до последнего младенца, истреблены, причем Талмуд
и талмудическая литература повторяют библейские
призывы к уже, казалось бы, нерелевантному геноциду давно несуществующих народов
с большим жаром. Влиятельные раввины, имеющие последователей в израильской
армии, постоянно отождествляют палестинцев (или даже всех арабов) с этими
древними народами, так что предписание \»не оставляй в живых ни едино(56) неожиданно
становится актуальным. Резервистов, отправляющихся на службу в сектор Газы,
часто обязывают прослушать \»общеобразовательную лекцию\», в ходе которой им
сообщают, что палестинцы Газы \»подобны амалекитянам\». Библейские стихи, подстрекающие
к геноциду миди(57) были торжественно
процитированы влиятельным израильским раввином в оправдании бойни в Кибии
(население этой палестинской деревни на Западном берегу Иордана, принадлежавшем
до 1967 года Иордании, было почти полностью уничтожено в 1953 году воинской
частью под командованием А.Шарона — пер.), (58) причем текст его выступления
широко распространялся в израильской армии. Можно привести немало примеров
кровожадных заявлений раввинов (обычно направленных против палестинцев), основанных
на этих законах.
Поношение
В этом разделе я рассмотрю примеры
галахических законов, имеющих целью не столько предписать конкретный акт дискриминации
против неевреев, сколько внушить евреям презрение и ненависть по отношению
к ним. Я процитирую не только основные галахические источники, но и менее
знаменитые труды, широко используемые в религиозных наставлениях.
Начнем с текстов некоторых распространенных
молитв. В начале ежедневной утренней молитвы каждый правоверный еврей благодарит
Бога за то, что тот не сотворил его н(59). Заключительная
часть этой молитвы (включенная также в самую торжественную часть молитвы,
произносимой в Новый Год (Рош ха-Шана — пер.) и в Йом Кипур, начинается следующим
утверждением : \»Мы должны восхвалить Господа … за то, что он не сотворил
нас такими, как другие народы… потому, что они поклоняются суете и пустоте
и молятся богу, который не сп(60). Последняя фраза
была вычеркнута цензурой из молитвенников, но в Восточной Европе ее добавляли
изустно, а ныне она снова воспроизведена в новых изданиях. В самой важной
части будничной молитвы \»восемнадцать благословений\» есть специальное проклятие,
первоначально направленное против христиан, евреев, обращенных в христианство
и других еврейских еретиков: \»да не будет у вероотс(61) никакой надежды,
и да сгинут разом все христиане\». Эта молитва восходит к концу 1-го века,
когда христиане были небольшой преследуемой сектой. Впоследствии (неизвестно
когда, но не позже 14-го века) она была \»смягчена\» следующим образом: \»да
не будет у вероотступников никакой надежды, и да сгинут разом все е(62), а после дополнительного
нажима приняла такую форму: \»да не будет у доносчиков никакой надежды, и
да сгинут разом все еретики\». После основания Израиля эта редакция была пересмотрена,
так что многие молитвенники вернулись ко второму варианту, который часто рекомендуется
преподавателями религиозных школ Израиля. После 1967 года некоторые религиозные
общины, близкие к \»Гуш Эмуним\», восстановили первый вариант молитвы (пока
только изустно) и теперь ежедневно молятся о полной гибели христиан. Это произошло
как раз тогда, когда католическая церковь (при папе Иоанне XXIII) исключила из службы в \»страстную пятницу\» молитву,
в которой Бога просят проявить милость к евреям, еретикам и т.п. Эта молитва
рассматривалась многими еврейскими руководителями как оскорбительная и даже
антисемитская.
Кроме установленных ежедневных
молитв, благочестивый еврей обязан в самых различных случаях (по благоприятным
и неблагоприятным поводам, как то при надевании новой одежды, до и после еды,
при первом вкушении любого фрукта в начале сезона, при виде молнии, при получении
плохих известий и т.д.) произносить различные короткие благословения. Некоторые из них, открыто служащие воспитанию ненависти
и презрения ко всем неевреям, мы упомянули в главе 2. Как мы помним, благочестивый
еврей должен произносить проклятие, проходя мимо нееврейского кладбища, и
благословение, проходя мимо еврейского. Похожее правило касается и живых
людей: увидев большой город, населенный евреями, религиозный еврей должен
восхвалить Бога, увидев город, населенный неевреями — произнести проклятие.
Это же относится и к отдельным зданиям: Талмуд требует (63), чтобы еврей, проходя мимо пустых нееврейских домов, просил
Бога разрушить их, если же дом уже разрушен, он должен прославить Бога мщения.
Разумеется, когда речь идет о пустых еврейских домах, процедура меняется
на противоположную.
Это процедуры были легко исполнимыми
для еврейских крестьян, живших в деревнях или маленькими общинами в еврейских
городах или кварталах. В условиях классического иудаизма они стали весьма
непрактичными. В результате проклятиям стали подвергаться только церкви и
другими культовые здания (кроме ис(64) Зато к обычному
проклятию был добавлен новый обычай: стало принято, в дополнение, плевать
(как правило, три раза) при виде церкви или ра(65) Иногда к проклятию
добавлялись оскорбительные цитаты из(66)
Кроме того, Галаха запрещает любое
выражение похвалы неевреям или их делам, если только эта похвала не подразумевает
еще большей похвалы еврееям. Это правило до сих пор соблюдается ортодоксальными
евреями. Например, писатель Ш.Агнон, выступавший по израильскому радио после
возвращения из Стокгольма (где он получил Нобелевскую премию по литературе),
поблагодарив Шведскую Академию, поспешил добавить: \»Я не забыл, что запрещено
хвалить неевреев, но на этот раз есть особая причина для похвалы\». В самом
деле – на этот раз премию получил еврей.
Аналогично, еврею запрещено участвовать
в любом массовом торжестве неевреев за исключением случаев, когда неучастие
может вызвать антиеврейскую \»враждебность\». В таких случаях \»минимальное\»
проявление радости дозволено.
Кроме перечисленных правил, существуют
и другие, имеющие целью предотвратить дружбу между евреем и неевреем. Я упомяну
два примера: правила о нееврейском \»вине возлияния\» и о приготовлении еды
для нееврея в еврейские праздники.
Религиозный еврей не должен пить
вино, к изготовлению которого каким бы то ни было образом причастны неевреи.
Даже изготовленное евреем вино в открытой бутылке становится запретным, если
нееврей прикоснется к бутылке или проведет над ней рукой. Как поясняют раввины,
дело в том, что неевреи не только идолопоклонники, но и злоумышленники, способные
посвятить (шепотом, жестом или даже мысленно) своим идолам любое вино, которое
намеревается пить еврей, предназначив его для \»возлияния\» (речь идет об обычае
возливать вино в жертву богам, например, у древних греков — пер.). Это правило
относится ко всем христианам (не знающих
обычая возлияния, хотя они в некоторых случаях причащаются вином – пер.),
и в слегка изменной форме — также к мусульманам (которым религия вообще запрещает
пить вино -пер.): открытая бутылка, которой коснулся христианин, должна быть
вылита, если же бутылки коснулся мусульманин, ее можно продать или подарить,
но пить из нее еврей не может. Это правило распространяется на неевреев-атеистов
(быть может, они только притворяются атеистами) но не на евреев-атеистов.
Законы, запрещающие работать
в субботу, относятся, хотя и в несколько меньшей степени, и к большинству
других религиозных праздников. Главное отличие состоит в том, что в другие
праздники, если они не приходятся на субботу, разрешается готовить пищу,
хотя и только на праздничный день. Отмечается, что готовить пищу можно исключительно
для евреев — \»неевреи и собаки\» исключаются специальным пар(67). В то же время
существует послабление, касающееся могущественных неевреев, чья враждебность
может оказаться опасной: разрешается готовить в праздник еду для гостя, принадлежащего
к этой категории, при условии, что его не приглашают присоединиться к праздничной
еврейской трепезе специально.
Самый факт существования всех
этих законов (даже если забыть об их повседневном применении) оказывает огромное
влияние на отношение, по крайней мере, религиозных евреев к неевреям. Дело
в том, что постоянное изучение этих законов (в рамках изучения Галахи) рассматривается
классическим иудаизмом как высший религиозный долг. Таким образом, ортодоксальный
еврей выучивает с самых ранних лет, что неевреи подобны собакам, что хвалить
их — грех, и т.д. При этом книги для начинающих оказывают даже худшее влияние,
чем Талмуд и галахические кодексы, ибо в простых текстах приводятся более
подробные объяснения, эффективно воздействующие на неподготовленное сознание.
Из множества подобных сочинений я выбрал одно из самых распространных сейчас
в Израиле, напечатанное во множестве дешевых изданий, субсидированных израильским
правительством. Это \»Воспитательная книга\» (\»Сефер ха-Хинух\»), написанная
неизвестным испанским раввином 14-го века. Она разъясняет в строгом соответствии
с талмудическими догматами все 613 религиозных заповедей иудаизма в порядке,
в котором они, как предполагается, записаны в Пятикнижии. Ее влияние и популярность
объясняются, в частности, тем, что она написана на простом и ясном иврите.
Главная дидактическая цель этой
книги — научить \»правильно\» понимать такие библейские выражения как \»ближний\»,
\»друг\» или \»человек\». Так, к примеру, параграф 219, посвященный религиозным
обязанностям, вытекающим из фразы \»возлюби ближнего своего как самого себя\»
озаглавлен просто: \»религиозная обязанность любить евреев\». Он поясняет:
\»Заповедь любить каждого еврея
означает, что мы должны заботиться о любом еврее и его имуществе так же,
как заботимся о себе и своих собственном имуществе, поскольку написано \»возлюби
ближнего своего как самого себя\», и наши мудрецы, да будет благословенна их
память, говорят: \»то, что ненавистно тебе, не делай своему другу\»… Из этого
следует множество других религиозных обязательств, поскольку тот, кто любит
другого еврея как себя, не крадет его деньги, не прелюбодействует с его женой,
не обманывает его в денежных делах или словесно, не захватывает его землю
и не причиняет ему ущерб любым иным способом\».
В параграфе 322, касающемся заповеди,
запрещающей отпускать на волю раба-нееврея (раба-еврея следует освобождать на седьмой год) говорится следующее:
\»Корень этой заповеди – то обстоятельство,
что евреи — лучшие в роде человеческом, созданные для познания творца и поклонения
ему, достойны иметь рабов, служащих им. Ведь если бы они не имели рабов из
других народов, им пришлось бы порабощать своих братьев, которые не могли
бы в таком случае служить Господу, благословен он. Поэтому нам заповедано
владеть этими рабами, дабы они служили нам после того, как оставят идолопоклонство,
дабы не навлекли они беды на на(68). Именно так следует
понимать слова \»но своими братьями, сынами Израиля, ты не должен править (69) – не следует
обращать в рабство твоих братьев, служащих Богу\».
В параграфе 545 , посвященном
заповеди взымать проценты по займам, данным неевреям, закон сформулирован
так: \»Нам приказано требовать проценты с неевреев, когда мы ссужаем им деньги,
и мы не должны ссужать им без процентов\». Объяснение:
\»Корень этой религиозной обязанности
состоит в том, что мы не должны проявлять милость ни к кому, кроме тех, кто
знает Бога и поклоняется ему. Когда мы воздерживаемся от милосердия по отношению
ко всему остальному человечеству, мы доказываем, что главная часть любви
и милости в мире связана со исполнением воли Бога, да будет благословен он.
Поэтому награда, которую мы получаем, отказывая в милости неевреям, равна
той, которую мы получаем, оказывая милость своему племени\».
Сходные рассуждения делаются
в многих других местах. Говоря о запрете задерживать плату работнику (параграф
238), автор старательно подчеркивает, что грех не так тяжел, если работник
— нееврей. Запрет против проклятий (параграф 239) озаглавлен \»Не проклинай
никакого еврея, мужчину ли, женщину ли\». Таким же образом запреты давать сбивающие с толку советы, ненавидеть
других людей, позорить их или мстить им (параграфы 240, 245, 246, 247) оказываются
относящимися только к ближним-евреям.
Запрет следовать обычаям неевреев
(параграф 262) означает, что евреи должны не только \»держаться подальше\»
от неевреев, но и \»поносить их поведение и даже их одежду\».
Следует подчеркнуть, что все
эти пояснения совершенно точно передают учение Галахи. Раввины, и, разумеется,
апологетические \»исследователи иудаизма\» хорошо это знают и никогда не пытаются
оспаривать их внутри еврейской общины. Зато они оскорбляют любого еврея, который
поднимает эти вопросы в присутствии неевреев, лживо, с пеной у рта отрицая
самую возможность еврейской коллективной аморальности. Искусство уверток
при этом достигает необычайных высот. Например,
они рассказывают в самых возвышенных выражениях о том, какое значение иудаизм
придает милосердию, забывая о том, что, согласно Галахе, \»милосердие\» означает
исключительно милосердие по отношению к евреям. (Мой знакомый израильский
еврей, человек доброжелательный и совсем нерелигиозный, с удивлением пересказал
мне прочитанную в газете историю об англичане, пожертвовашем почку больной
израильтянке, прибавив — он же не еврей! Этот же человек возмущенно спрашивал,
как могут евреи — члены израильской миротворческой организации \»Гуш Шалом\»
— посылать офицерам израильской армии уведомления о том, что они нарушают
на оккупированных территориях принципы международного права, равно как и предупреждать,
что информация об этих нарушениях может быть передана в международный суд
— как евреи могут обвинять других евреев в плохом обращении с палестинцами!
— пер.).
Всякий, кто живет в Израиле, знает,
как распространены среди израильских евреев ненависть и жестокость по отношению
ко всем неевреям. Долгое время это было скрыто от остального мира, но после
образования Израиля, войны 1967 года и прихода Бегина к власти многие евреи
и в Израиле, и за рубежом постепенно стали куда откровеннее на этот счет.
В последние годы бесчеловечные галахические предписания, согласно которым
рабство есть \»естественная\» участь неевреев, публично цитируются в Израиле,
даже на ТВ, евреями-фермерами, эксплуатирующими арабов, в том числе, детей.

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

1 × 3 =