Исраэль Шахак. Еврейская история, еврейская религия. 3

Исраэль Шахак. Еврейская история, еврейская религия. 3

Глава 3. Ортодоксия и толкование
Эта глава посвящена более подробному
описанию теологическо-юридической структуры классического иудаизма (1). Однако прежде всего необходимо
проанализировать хотя бы некоторые из многочисленных ложных понятий, повторяющихся
почти во всех описаниях иудаизма на иностранных языках (т.е., не на иврите)
— прежде всего, такие модные выражения, как \»иудео-христианская традиция\» или \»общие ценности монотеистических
религий\».
Краткости ради я констатирую только
самую важную из распространенных ошибок: утверждение, что еврейская религия
является и всегда была монотеистической. Как хорошо известно исследователям
Библии, и, кстати, ясно видно при внимательном чтении Ветхого Завета, это
антиисторическое утверждение совершенно ошибочно. Во многих, если не во всех
частях Ветхого Завета ясно признается существование и мощь \»других богов\»;
при этом утверждается, что Яхве, Бог евреев, являющийся самым сильным из
богов (2), ревниво относится
к божественным соперникам и запрещает своему народу им поклоняться (3). Только в некоторых сочинениях
позднейших пророков отрицается существование других богов, кроме Яхве (4).

Исраэль Шахак. Еврейская история, еврейская религия. 3

Глава 3. Ортодоксия и толкование
Эта глава посвящена более подробному
описанию теологическо-юридической структуры классического иудаизма (1). Однако прежде всего необходимо
проанализировать хотя бы некоторые из многочисленных ложных понятий, повторяющихся
почти во всех описаниях иудаизма на иностранных языках (т.е., не на иврите)
— прежде всего, такие модные выражения, как \»иудео-христианская традиция\» или \»общие ценности монотеистических
религий\».
Краткости ради я констатирую только
самую важную из распространенных ошибок: утверждение, что еврейская религия
является и всегда была монотеистической. Как хорошо известно исследователям
Библии, и, кстати, ясно видно при внимательном чтении Ветхого Завета, это
антиисторическое утверждение совершенно ошибочно. Во многих, если не во всех
частях Ветхого Завета ясно признается существование и мощь \»других богов\»;
при этом утверждается, что Яхве, Бог евреев, являющийся самым сильным из
богов (2), ревниво относится
к божественным соперникам и запрещает своему народу им поклоняться (3). Только в некоторых сочинениях
позднейших пророков отрицается существование других богов, кроме Яхве (4).
Перейдем теперь от библейского
иудаизма к классическому. Не столь общеизвестно (хотя столь же несомненно),
что и последний в течении последних столетий был весьма далек от чистого монотеизма.
То же самое можно сказать и о вероучениях современного ультраортодоксального
иудаизма, который является прямым наследником классического иудаизма. Упадок
монотеизма привел к распространению еврейского мистицизма (каббалы), появившегося
в 12-13 веках и к концу 16-го века завоевавшего практически все центры иудаизма.
Еврейскому Просвещению, другому продукту кризиса классического иудаизма, пришлось
бороться, прежде всего, именно с этим мистицизмом. Тем не менее, и в позднейшей
еврейской ортодоксии влияние каббалы оставалось преобладающим (5). Например, движение \»Гуш
Эмуним\» (на иврите — \»Блок верующих\» — крайне правая организация, представляющая
религиозных поселенцев на оккупированных территориях — пер.) в значительной
степени зиждится на каббалистических идеях.
Знакомство с этими идеями важно
по двум причинам . Во-первых, без них нельзя понять подлинный иудаизм конца классического периода. Во-вторых, они играют очень
важную роль в современной политике, являясь частью замкнутой системы верований
многих религиозных политиков, включая большинство лидеров \»Гуш Эмуним\», и
имеют косвенное влияние на многих сионистских лидеров всех партий, включая
левых сионистов.
Согласно каббале, Вселенной правят
несколько божеств разного вида и силы, порожденных неясной, далекой Первопричиной.
Эта Первопричина породила сначала бога мужского пола, именуемого \»Отцом\»
или \»Мудростью\», а затем богиню \»Мать\» или \»Знание\». От их брака произошли
два молодых бога: \»Сын\», именуемый \»Маленькое лицо\» или \»Святой благословенный\»
и \»Дочь\», именуемая \»Госпожа\» (или \»Матронит\», слово, происходящее от латинского
\»матрона\» — госпожа), \»Шехина\», \»Царица\» и т.д. Эти два молодых божества также
должны были соединиться, но этому помешали
махинации Сатаны — очень важного и самостоятельно действующего лица. Сотворение
мира было задумано Первопричиной с целью соединения
молодых богов, но из-за грехопадения они разделились еще сильнее, чем раньше,
так что Сатана смог приблизиться к божественной Дочери и даже изнасиловать
ее (на самом деле или, быть может, лишь по-видимости — тут мнения расходятся).
Еврейский народ был создан для исправления ущерба, нанесенного миру Адамом и Евой, и у горы Синай это исправление
временно произошло: бог Сын, воплотившийся в Моисее, соединился с богиней
Шехиной. Грех поклонения \»золотому тельцу\» снова разлучил божественную чету,
но раскаяние евреев несколько поправило дело. Таким образом, каждое событие
библейской истории евреев связывается каббалой с соединением или разъединением
божественной четы. Завоевание евреями Палестины и построение первого и второго
Храма благоприятны для их единения, в то время как разрушение храмов и изгнание
евреев из Святой Земли — внешние знаки не только божественного разъединения,
но и реального \»блуда с чужими богами\». Дочь подпадает под власть Сатаны,
а Сын принимает на своем ложе различных сатанинских персонажей женского пола
вместо своей законной жены.
Долг благочестивого еврея — восстановить путем молитвы и религиозных деяний божественное единство,
принимающее форму сексуального слияния мужского и женского божеств (6). Поэтому перед совершением
многих ритуалов, через которые каждый религиозный еврей проходит ежедневно,
провозглашается следующее каббалистическое заклинание: \»Во имя (сексуальной)
встречи Святого благословенного и его Шехины\» (7). Еврейские утренние молитвы
организованы так, чтобы способствовать этому сексуальному единению, пусть
и временному. Последовательность частей молитвы мистически соответствует разным
этапам этого единения: сначала богиня приближается к богу со своими прислужницами,
потом бог обнимает ее за шею и ласкает ее перси, и, наконец, предполагается
совершение полового акта.
Другие молитвы или религиозные
действия, как объясняют каббалисты, задуманы для обмана различных ангелов
(то есть низших божеств, обладающих некоторой степенью самостоятельности),
или чтобы умилостивить Сатану. В определенный момент утренней молитвы еврей
произносит несколько строк на арамейском языке (а не на иврите) (8). Предполагается, что арамейская
вставка поможет обмануть ангелов, охраняющий ворота, через которые молитвы
поднимаются к небу. Ангелы, имеющие власть не пропустить молитвы благочестивых
евреев, понимают только иврит и теряются, услышав арамейские фразы (предполагается,
что они куда глупее каббалистов). Они открывают ворота, и в этот момент все
молитвы, включая и произнесенные на иврите, проходят на Небеса. Еще один
пример: до и после еды благочестивый еврей омывает руки, произнося специальное
благословение. В первый раз он обращается Богу, способствуя божественному
соединению Сына и Дочери, во второй раз – к Сатане, которому нравятся еврейские
молитвы и ритуалы. Это отвлекает его на время, и он перестает докучать божественной
Дочери. Каббалисты верят, что некоторые из жертвоприношений в Храме предназначались
для Сатаны. Например, семьдесят волов, приносимых в жертву в течение семи
дней праздника кущей (9), предположительно предназначались
для Сатаны, владыки язычников (10). Они должны были
занять его с тем, чтобы он не вмешивался в празднование восьмого дня, когда
жертвы приносятся Богу. Можно привести массу подобных примеров.
Следует обратить внимание на некоторые
детали этой системы, важные для правильного понимания иудаизма, как классического,
так и современного, активно участвующего в политической сионистской практике.
Прежде всего, каббалу ни в коем
случае нельзя считать монотеизмом, как не причисляем мы к нему индуизм, греко-римскую
античную или даже древнеегипетскую религии.
Во-вторых, легкость, с которой
эта система была принята, разоблачает самую суть классического иудаизма. Вера
и верования (за исключением националистических) играли ничтожную роль в классическом иудаизме. Главным в нем был обряд, а не
теология, которую он теоретически должен был отражать. Поэтому во времена,
когда определенная часть религиозных евреев отвергает каббалу (как сейчас),
некоторые евреи, совершая обряды, считают, что поклоняются богу, в то время
как остальные пытаются умилостивить Сатану. Поскольку обряды у них те же самые,
евреи могут молиться вместе и даже оставаться членами одной и той же религиозной
общины, несмотря на теологическую рознь. Но если бы кто-либо предложил не
теологическое нововведение, а новшество, касающееся, к примеру, обряда омовения
рук (11), дело кончилось
бы настоящим расколом.
Так обстоит дело со всеми ритуалами
иудаизма. До тех пор, пока сами ритуалы не меняются, их интерпретация — дело
десятое. Например, одна из самых важных еврейских молитв \»Слушай, Израиль,
Господь наш Бог, Господь один\», читаемая не менее двух раз в день каждым правоверным
евреем, в настоящее время может иметь два значения. Это может значить как
то, что Господь на самом деле \»один\», так и то, что молитва способствует достижению
определенной стадии соединения мужского и женского божеств. Однако когда евреи-реформисты
произносят эту молитву на любом другом языке, кроме иврита, все ортодоксальные
раввины, каббалисты и антикаббалисты, безразлично, верят они в единственного
бога или в божественное сексуальное слияние, крайне недовольны.
Все это сохраняет немалое значение в Израиле (и в других центрах
иудаизма) по сей день. Мистическая значимость, приписываемая обычным словосочетаниям
(таким как \»Закон Иерусалима\» и лозунги \»Гуш Эмуним\»), яростная ненависть
к неевреям, живущим в Палестине, фаталистическое отношение к мирным предложениям
арабских государств – эти и другие черты сионистской политики ставят в тупик
людей, имеющих превратное представление о классическом иудаизме. Однако все
это становится понятным, как только мы вспоминаем, на какой религиозно-мистической
почве взошла сионистская политика. Не следует, однако, впадать в другую крайность
и пытаться объяснить всю ее религиозной мистикой. Влияние мистики может быть
весьма различным. Бен-Гурион использовал еврейскую мистику для достижения
своих целей, но держал ее под контролем. При Бегине она стала гораздо более
влиятельной, вообще с его приходом к власти прошлое стало гораздо сильнее
влиять на настоящее.
Никогда не следует пренебрегать
прошлым и его влиянием, ибо только поняв прошлое, можно освободиться от его
слепой силы.
Толкование Библии
Представления об иудаизме самых,
казалось бы, осведомленных людей могут оказаться превратными, если они не
читают на иврите. Все упомянутые выше факты можно легко найти в первоисточниках,
или, в некоторых случаях, в современных книгах на иврите. Переводы их опускают,
даже когда при этом искажается смысл первоисточника.
Среди христиан или людей, находящихся
под влиянием христианской традиции и культуры, бытует еще одно ошибочное представление
об иудаизме. Они часто считают, что иудаизм — \»библейская религия\», что Ветхий
Завет занимает в иудаизме столь же центральное место и пользуется таким же
юридическим авторитетом, что и Библия для христиан.
Мы уже видели, что к вопросам
веры иудаизм довольно безразличен, во всяком случае, до тех пор, пока теология
не посягает на ритуал. Совершенно противоположным образом обстоит дело с юридическим
толкованием священных текстов. Это толкование жестко закреплено Талмудом (12). Большинство
библейских стихов, предписывающих ритуальные действия, интерпретируются классическим
иудаизмом и современной ортодоксией в смысле весьма отличном, а то и прямо
противоположном буквальному значению, в каком понимают их христиане и другие
читатели Ветхого Завета. Сходным образом, совершенно по-разному интерпретируют
Библию в нынешнем Израиле учащиеся религиозных школ и те, кто учится в \»светских\»
школах.
Приведем несколько поясняющих
дело примеров. Заметим, что раввинистическая интерпретация Библии, мягко говоря,
неоднозначна с этической точки зрения. Защитники иудаизма заявляют, что раввинистические
толкования Библии, зафиксированные в Талмуде, всегда более либеральны, чем
сам библейский текст. Сейчас мы увидим, что это далеко не так.
(1) Начнем с десяти заповедей.
Восьмая заповедь – \»Не укради\» (Исход, 20:15), понимается иудаизмом как запрет
\»кражи\» еврея (то есть его похищения с целью выкупа). Согласно Талмуду, нарушения
всех 10 заповедей –преступления, караемые смертной казнью. Кража имущества
евреем смертной казнью не карается (а похищение евреями нееврея вообще дозволяется
талмудическими законами) – отсюда и столь неожиданное толкование. При этом
сходное выражение – \»Не кради!\» (Левит, 19:11) сохранило свое прямое значение.
(2) Знаменитые слова \»Око за око,
зуб за зуб\» интерпретируются как обоснование системы штрафов(\»за око — стоимость
ока\», \»за зуб – стоимость зуба\»), а не физического возмещения. (Любопытно,
что буквальное правило \»око за око\» существовало во многих древних государствах,
причем повсюду оно постепенно заменялось штрафами — пер.)
(3) А вот пример явной замены
прямого смысла противоположным. Библейский текст прямо предостерегает против
пособничества в неправом деле \»Не следуй большинству, творящему зло, также
не говори в согласии с большинством, чтобы исказить правосудие\» (Исход, 23:2).
Последние слова этого выражения \»говори в согласии с большинством\» были вырваны
из контекста и истолкованы раввинистическим иудаизмом как заповедь принимать
решения большинством голосов.
(4) Строка \»Не вари козленка
в молоке его матери\» (Исход, 23:19) толкуется как запрет на смешение любого
вида мяса с любым молоком или молочным продуктом. Поскольку эта строка повторяется
в Пятикнижии трижды, она была истолкована как тройной запрет, запрещающий
еврею: а) есть смесь мясного с молочным, б) изготовлять ее с любыми целями,
в) получать удовольствие или выгоду от нее любым способом (13). (О древнем источнике
этого библейского запрета интересно рассказывает Фрэзер в своей книге \»Фольклор
в Ветхом Завете\» — пер.)
(5) В большинстве случаев такие
термины как \»твой ближний\», \»твой друг\» или даже просто \»человек\» используются
в крайне шовинистическом значении. Знаменитая заповедь \»возлюби ближнего (14) своего как самого
себя\» (Левит, 19:18) понимается классическим (и современным ортодоксальным)
иудаизмом как заповедь любить исключительно ближнего-еврея, а не любого человека.
Точно так же строчка: \»не стой в праздности над пролитой кровью ближнего твоего\»
(там же, 16) толкуется следующим образом: \»не стой в стороне, когда жизнь
еврея находится в опасности\». Как мы увидим в главе 5, евреям в принципе запрещено
спасать жизнь язычников, поскольку \»они не ближние твои\». Благородная заповедь
оставлять на поле и винограднике часть урожая \»для бедного и чужестранца\»
(там же, 9-10) истолкована как имеющая отношение только к бедным евреям и
к прозелитам. Табу, касающееся нечистоты трупа, начинается со слов \»вот правило,
когда человек умрет в шатре: все, что войдет в шатер, будет нечистым семь
дней\» (Числа, 19:16). Слово \»человек\» (адам) истолковано иудаизмом как \»еврей\»,
стало быть, только труп еврея — табу (одновременно \»нечист\» и священен). Основываясь
на этом толковании, благочестивый еврей трепещет и применяет магию по отношению
к еврейским трупам и кладбищам, но нисколько не уважает нееврейские трупы
и кладбища. Именно поэтому в Израиле были полностью уничтожены сотни мусульманских
кладбищ (например, чтобы освободить место для тель-авивской гостиницы \»Хилтон\»).
Однако когда еврейское кладбище на Масличной горе в Иерусалиме было повреждено
при попустительстве иорданских властей, поднялся страшный шум. Примеры такого
рода чрезвычайно многочислены. Некоторые из них мы обсудим в главе 5.
(6) Наконец, рассмотрим один
из самых прекрасных стихов Библии — тот, в котором Исайя заклеймил лицемерие и пустые религиозные обряды и призвал людей жить в мире. Он (Исайя, 1:15) звучит так: \»И когда ты прострешь руки свои, я отверну
лицо свое от тебя, ибо твоих многочисленных молитв я не услышу: руки твои
в крови\». Посколько еврейские священослужители \»простирали руки свои\», благославляя
прихожан во время молитвы, смысл этого отрывка, по-видимому, состоит в том,
что священник, совершивший непредумышленное убийство, не имеет права \»простирать
руки свои\» в благословении.
Приведенные примеры показывают,
что когда современные ортодоксальные евреи (и все евреи до 1780 года) читают
Библию, это совершенно другая книга, нежели та, которую читают неевреи и неортодоксальные
евреи. Это различие существует даже в Израиле, хотя там все читают ее на иврите.
Политические реалии, особенно после 1967 года, постоянно это подтверждают.
Некоторые израильские евреи-неортодоксы пытались устыдить ортодоксальных израильтян
(или просто правых, испытывающих сильное влияние религии) за их бесчеловечное
отношение к палестинцам, цитируя им Библию, понимаемую в буквальном гуманном
смысле. Однако эти аргументы не оказывали никакого воздействия на последователей
классического иудаизма, поскольку для них библейский текст имеет совершенно
другое значение.
Если подобные трудности существуют
внутри Израиля, где люди читают на иврите и могут при желании познакомиться
с соответствующими интерпретациями, ясно, как плохо понимают иудаизм те, кто
воспитан за границей в христианских традициях. Фактически, чем больше они
читают Библию, тем дальше они от понимания ортодоксального иудаизма. Для последнего
Ветхий Завет — набор священных формул, повторение которых имеет ритуальный
смысл, причем их значение определено в Талмуде. Как Шалтай-Болтай объяснил
Алисе, за вопросом о том, кто может определять значение слов, скрывается реальный
вопрос \»Кто здесь хозяин?\»
Структура Талмуда
Бесспорным первоисточником всех
решений и действий классического (и современного ортодоксального) иудаизма,
основанием его юридической системы является Талмуд, точнее, Вавилонский Талмуд.
Вся остальная талмудическая литература (включая Иерусалимский или Палестинский
Талмуд) является лишь дополнением к нему.
Мы не станем подробно разбирать
весь свод талмудической литературы и ограничимся лишь несколькими принципиальными
замечаниями. В принципе, Талмуд состоит из двух частей. Первый из них (Мишна)
— это краткий свод законов в шести разделах, разделенных на несколько трактатов
каждый, написанный на иврите и скомпанованный в Палестине приблизительно в
200 году н.э. на основании более обширного (в значительной части устного)
юридического материала, собранного в течение двух предшествующих веков. Вторая,
более важная часть (Гемара) представляет собой обширные записи дискуссий
по поводу Мишны. Существует два более или менее похожих варианта Гемары: один
из них был составлен в Месопотамии (Вавилонии) между 200 и 500 годами, другой
— в Палестине между 200 и 350-400 годами. Вавилонский Талмуд (Мишна и Месопотамская
Гемара) по разным причинам рассматривается как определяющий и более авторитетный.
Иерусалимский (Палестинский) Талмуд получил более низкий статус. В отличие
от Мишны, остальные части Талмуда и талмудической литературы написаны на смеси иврита и арамейского языка, причем последний
преобладает в Вавилонском Талмуде.
Следует иметь в виду, что содержание
Талмуда не огранивается правовыми вопросами. Без всякой видимой причины юридическая
дискуссия может перейти в \»агаду\» – повествование свободного характера, содержащее
предания и анекдоты о раввинах, простых людях, библейских персонажах, ангелах,
демонах, колдовстве и чудесах (15). Эти повествования,
хотя и имеющие значение в иудаизме, всегда рассматривались (даже самим Талмудом)
как второстепенные тексты. Центральное значение для классического иудаизма
имеют юридические тексты, особенно касающиеся спорных, с его точки зрения,
вопросов. Талмуд классифицирует различные группы евреев в восходящем порядке
таким образом: низшая группа – люди полностью невежественные, далее идут те,
кто знаком только с Библией, потом знакомые
с Мишной и Агадой, и, наконец, к наивысшей категории относятся те, кто изучал
и способен обсуждать юридическую часть Гемары. Только последние могут руководить
евреями.
Правовую систему Талмуда можно
определить как всеохватывающую и жестко авторитарную. Она подробно определяет
все стороны жизни еврея, как общественную, так и личную, назначая наказания
за каждый мыслимый грех или нарушение правил. Основные правила по каждому
вопросу определены догматически и не подвергаются сомнению. Детали и подробности
этих правил можно и нужно обсуждать. Приведем несколько примеров.
В Торе сказано: \»Не делай никакой
работы\» в субботу. Термин \»работа\» догматически определен Талмудом как список
39 видов действий — не больше, не меньше. Критерий включения в этот список
никак не связан с трудоемкостью действия. Один из запрещенных
видов \»труда\» — писание. Вопрос: сколько букв должен написать человек, чтобы
совершить грех писания в субботу? Ответ: две буквы. Вопрос: одинаков ли грех
писания правой или левой рукой? Ответ: нет, неодинаков. Затем, дабы предотвратить
грехопадение, Талмуд подкрепляет запрещение писать в субботу запретом прикасаться
в этот день к любым письменным принадлежностям.
Еще один вид запрещенной
в субботу работы — размол зерна. Из него выводится
запрет на измельчение чего бы то ни было. Из него, в свою очередь, выводится
запрещение заниматься в субботу врачебным ремеслом (кроме случая, когда необходимо
спасти жизнь еврея), дабы не впасть в грех
растирания лекарственного вещества в порошок. Не имеет значения, что в сегодня
такой опасности не существует (как, по большей части, не существовало ее
и в талмудические времена) – ведь, устанавливая ограду вокруг ограды, Талмуд прямо запрещает использовать в
субботу жидкие лекарства и укрепляющие напитки. Все раз установленное остается
таковым навеки, к каким бы нелепостям это не приводило. Тертуллиан, один
из ранних отцов церкви, писал \»Верую, ибо абсурдно\». Эти слова могут стать
девизом для большинства талмудических построений, если только заменить слово
\»верую\» на \»делаю\».
Следующий пример еще ярче иллюстрирует
уровень абсурда, достигнутого талмудической системой. Один из видов работы,
запрещенный в субботу — жатва. Это правило было распространено, по аналогии,
на обламывании веток с дерева. Поэтому ездить верхом на лошади (или любом
другом животном) также запрещено — чтобы не возник соблазн сломать ветку
и подхлестнуть ею животное. Неважно, что у вас есть хлыст или что вы собираетесь
ехать в безлесной местности. Все, что запрещено — запрещено навеки. Однако
запрет можно расширить и усилить: в наши дни запрещено ездить в субботу на
велосипеде – по аналогии с верховой ездой.
Эти же методы использовались и
для анализа чисто теоретических ситуаций, невозможных в реальности. Во время
существования Храма верховный жрец мог жениться только на девственнице. Хотя
в течении практически всего талмудического периода уже не было ни Храма,
ни верховного жреца, Талмуд посвятил одну из своих самых сложных (и нелепых)
дискуссий точному определению понятия \»девственница\». Как быть с женщиной,
чья девственная плева порвалась случайно? Существенно ли, случилось это раньше
или позже достижения трехлетнего возраста? В результате воздействия металла
или дерева? Не произошло ли это, когда она влезала на дерево? И если да –
поднималась она или спускалась? Произошло это естественным путем или неестественным?
Все это и многое другое обсуждается до мельчайших подробностей. Каждый человек,
сведущий в классическом иудаизме, знаком с сотнями подобных дискуссий. Великих
талмудистов определяли по их способности развивать такого рода темы, ибо,
как видно из примеров, тут всегда есть место для развития. Такое развитие
действительно продолжалось и после окончательной редакции Талмуда.
Тем не менее, существуют два серьезных
различия между иудаизмом талмудического периода (закончившимся около 500
года н.э.) и классическим иудаизмом (начавшимся около 800 года). География
Талмуда весьма замкнута, еврейское общество рассматривается им как самодостаточное,
основанное на еврейском земледелии (это верно как для Месопотамии, так и
для Палестины). Хотя в то время евреи жили как в Римской империи, так и во
многих провинциях Сасанидской империи, из талмудического текста ясно следует,
что его составление (в течении более чем пятисот лет) было чисто местной деятельностью.
Исследователи из других стран, кроме Месопотамии и Палестины, не принимали
в нем участия, так что текст Талмуда не отражает общественные реалии, существовавшие
за пределами этих областей.
Мы мало что знаем об общественной
и религиозной жизни евреев в последующие 300 лет. Но после 800 года, когда
соответствующая информация вновь появляется, мы обнаруживаем, что сама структура
еврейской жизни изменилась. Вавилонский Талмуд (и в гораздо меньшей степени
остальная талмудическая литература) стал основой иудаизма, он изучается и
развивается во многих еврейских общинах. В то же время еврейское общество
сильно изменилось: в нем нет уже крестьян.
Общественную систему, ставшую
результатом этих изменений, мы обсудим в главе 4. В данный момент нас интересует,
каким образом Талмуд был приспособлен к новым условиям — гораздо более широким
географически и гораздо более узким с социальной точки зрения. В любом случае,
они сильно отличались от условий, имевших место в период составления Талмуда.
Мы сосредоточимся на том, что, с моей точки зрения, было важнейшим методом
этого приспособления, на т.н. послаблениях.
Послабления
Мы уже отмечали, что талмудическая
система крайне догматична и не разрешает отмены ранее введенных правил даже
когда изменившиеся обстоятельства делают их абсурдными. Талмуд — в отличие
от Библии – священен и незыблем, буквальное исполнение его правил обязательно,
никто не имеет права заново его интерпретировать. Однако с наступлением периода
классического иудаизма различные талмудические законы стали чрезвычайно неудобны
правящим классам (раввинам и богатым евреям). В их интересах был изобретен
метод систематического обмана, позволявший придерживаться буквы закона, обходя
при этом его дух и смысл. Это лицемерная система \»послаблений\» (\»хейтерим\»),
на мой взгляд, и была самой важной причиной деградации классического иудаизма.
(Вторая причина деградации — еврейский мистицизм, который, однако, возник
гораздо позже). Приведем несколько примеров, показывающих, как эта система
работает.
(1) Взимание процента по ссудам.
Талмуд строго, под страхом сурового наказания, запрещает евреям давать ссуды
другим евреям под проценты. (Согласно большинству талмудических авторитетов,
брать наибольший возможный процент с нееврея — религиозный долг). Талмудические
правила строго запрещали еврею-заимодавцу все другие способы поживиться за
счет еврея-должника. Все евреи-соучастники \»поживы\», в том числе, писец и
свидетели сделки, заклеймены Талмудом как бесчестные создания. Они лишались
права свидетельствовать в суде, ибо, приняв участие в таком черном деле,
как бы заявили, что \»не принадлежит к тем, чей Бог — Бог Израиля\». Очевидно,
что этот закон соответствовал интересам евреев-крестьян и ремесленников, а
также маленьких еврейских общин, дававших деньги в рост неевреям. Но со временем
ситуация сильно изменилась, прежде всего, в Восточной Европе (в основном,
в Польше). К 16-му веку там образовались крупные еврейские общины, составлявшие
большинство населения во многих городах. Крепостные крестьяне, чье положение
было ненамного лучше рабского, вряд ли могли занимать деньги, а давать в долг
шляхте было привилегией немногих очень богатых евреев. Большинство евреев
вели дела друг с другом.
Чтобы сделать возможными финансовые
сделки между евреями, раввины изобрели юридический трюк, названный \»хейтер
иска\» — \»деловое послабление\». Он позволял взимать проценты с денег, данных
в долг еврею, не нарушая при этом буквы закона, посколько формально дача
денег в долг прекращала быть займом. Объявлялось, что кредитор \»инвестирует\»
свои деньги в бизнес заемщика — на двух условиях. Во-первых, заемщик должен
заплатить кредитору в согласованный срок установленную сумму денег (на деле
– проценты по займу) как его \»долю в прибыли\». Во-вторых, предполагается,
что должник получает достаточную прибыль, чтобы вернуть кредитору его долю
(основной капитал), если только обратное не подтвердит местный раввин или
судья раввинского суда, которые, по соглашению, отказываются свидетельствовать
в подобных делах. На деле, все что требуется ныне для легализации дачи денег
в рост еврею – это текст подобного \»послабления\», написанный по-арамейски
и мало кому понятный. Его можно повесить на стену в комнате, где совершается
сделка (копия такого текста выставлена во всех отделениях израильских банков),
или даже держать в сундуке. Наличие такого письма делает финансовые операции
под проценты среди евреев совершенно законными.
(2) Субботний год. Согласно талмудическому
праву (основанному на Левит, 25), принадлежащая евреям земля в Палестине (16) не должна обрабатываться каждый седьмой (субботний) год. Все земледельческие
работы (включая сбор урожая) в этот год на этой земле запрещены. Существуют
данные о том, что закон о субботнем годе соблюдался около тысячи лет, с 5
века до н.э. до момента ликвидации еврейского земледелия в Палестине. Позднее
этот закон уже не применялся, сохраняя определенное теоретическое значение.
Однако в 80-х годах 19-го века, с образованием первых еврейских земледельческих
колоний в Палестине, вопрос о его применении снова стал практическим. Раввины,
сочувствовавшие поселенцам, охотно изобрели послабление, впоследствии развитое
религиозными сионистскими партиями и ставшее обычным в Израиле.
Незадолго до начала субботнего
года израильский министр внутренних дел выдает главному раввину документ,
делающий его законным владельцем всей израильской земли, как частной, так
и государственной. Вооруженный этой бумагой, главный раввин отправляется к
нееврею и продает ему всю израильскую землю (а с 1967 года — и оккупированные
территории) за символическую сумму. В сопровождающем эту \»сделку\» документе
указывается, что \»покупатель\» \»продаст обратно\» купленную им землю по окончании
года. Это священнодействие повторяется каждые 7 лет, обычно с одним и тем
же \»покупателем\».
Несионистские раввины не признают
законной силы этого трюка (17). Они резонно
замечают, что поскольку религиозный закон запрещает продавать палестинскую
землю неевреям, вся эта сделка основана на грехе и поэтому юридически недействительна.
Сионистские раввины, со своей стороны, утверждают, что закон запретил реальную,
а не символическую продажу.
(3) Доение в субботу. Запрет
на доение скота в субботу относится к пост-талмудическим временам, когда религиозное
право ужесточилось. Этот запрет легко было соблюдать в диаспоре, поскольку
евреи, имевшие коров, обычно имели и слуг-неевреев, которым они могли приказать
(используя приемы, описанные ниже) их подоить. Первые еврейские колонисты
в Палестине нанимали для этого арабов, но с торжеством сионистской политики
использования только еврейской рабочей силы понадобилось очередное послабление
(это было особенно важно до внедрения машинного доения в конце 50-х годов).
Здесь, опять же, позиции сионистских и несионистских раввинов разошлись.
Первые утверждали, что запретное
доение становится дозволенным, если молоко будет окрашено в голубой цвет.
Это голубое субботнее молоко можно затем использовать исключительно для производства
сыра, смывая краску в сыворотку. Несионистские раввины изобрели еще более
тонкий трюк (я лично наблюдал его в религиозном кибуце в 1952 году). Они использовали
для новых целей старое правило, позволяющее опорожнить в субботу вымя коровы
(дабы та не страдала от переполненного вымени) с условием, что молоко при
этом льется на землю. Теперь в субботу утром благочестивый кибуцник идет
в коровник и ставит под коров ведра – ведь Талмуд этого не запрещает. Потом
он идет в синагогу молиться. Затем приходит его коллега, честно намереваясь
избавить животных от страданий, и доит их, позволяя молоку литься на пол.
Совершенно случайно на полу стоит ведро. Разве он обязан его убрать? Конечно,
нет. Он попросту \»не обращает внимания\» на ведра, выполняет свою работу и
идет в синагогу. Наконец, приходит третий благочестивый еврей и, к своему
удивлению, обнаруживает в коровнике ведра с молоком. Он ставит их в холодильник
и также направляется в синагогу. При этом даже не надо тратить деньги на голубую
краску.
(4) Смешанные посевы. Сходные
послабления сделаны сионистскими раввинами в отношении запрета (основанного
на Левит, 19:19) сеять два разных вида растений на одном поле. Современная
агрономическая наука показала, что в некоторых случаях (особенно при выращивании
кормовых культур) смешанные посевы — самые выгодные. Дабы не упустить прибыль,
раввины изобрели послабление, согласно которому
один человек засевает поле \»вдоль\» одним видом семян, а позднее в тот же
день его товарищ, \»ничего не знающий\» о первом, сеет другие семена \»поперек\».
Однако этот способ требовал излишних трудозатрат, так что был изобретен лучший:
один человек насыпает кучу семян и аккуратно прикрывает ее мешком или доской. Другой вид семян насыпается поверх доски.
Потом приходит другой человек и заявляет при свидетелях: \»Мне нужен эта доска\»
и забирает ее, так что семена \»естественным путем\» перемешиваются. Наконец,
третьему человеку говорят: \»Возьми эти семена и посей их\», — что он и делает (18).
(5) Определенные продукты брожения
еврею запрещается есть или даже иметь в собственности в течение семи (а за
пределами Палестины — восьми) дней праздника Песах. Понятие \»продукты брожения\»
(\»квасное\») постоянно расширялось; отвращение к ним (даже просто к их виду)
в течение праздника доходило до истерии. К ним относятся все виды муки и
даже немолотое зерно. В реальном талмудическом обществе этот закон был вполне
терпим, поскольку хлеб, дрожжевой или нет, пекли обычно раз в неделю. Крестьянская
семья могла использовать последнее зерно предыдущего года, чтобы испечь мацу
к Песаху, после которого начинался сбор нового урожая. Однако в условиях пост-талмудического
европейского еврейства полное соблюдение этого закона стало весьма затруднительным
для еврейских семей среднего класса, тем более — для торговцев зерном. Естественно,
было придумано послабление, в рамках которого запрещенные продукты фиктивно
продаются неевреям до праздника и автоматически выкупается обратно после
его окончания. Все, что требуется от еврея — запереть эти продукты под замок
на время праздника. В Израиле эта фиктивная продажа стала еще более эффективной.
Религиозные евреи \»продают\» свое квасное местным раввинам, те \»перепродают\»
их главному раввину, а последний \»продает\» их нееврею. Согласно дополнительному
послаблению, эта продажа включает и квасное, принадлежащее нерелигиозным евреям,
которые сами участия в этой игре не принимают.
(6) Шабес-гой. Возможно, самые
сложные послабления касаются использования \»субботнего нееврея\». Как упоминалось
выше, перечень работ, запрещенных в субботу, постоянно расширялся. Одновременно
рос и перечень действий, необходимых для удовлетворения человеческих потребностей.
Это особенно актуально в наше время, однако результаты технического прогресса
начали ощущаться довольно давно. Запрет на размол зерна в субботу был вполне
переносим для еврея-земледельца или ремесленника
в Палестине второго века, моловших зерно для домашних нужд на ручной мельнице.
Совсем иным представлялся он арендатору водяной или ветряной мельницы (это
было одно из самых распространенных занятий евреев в Восточной Европе). Стоит
иметь, что даже простое желание выпить в субботу чашку горячего чая из стоящего
в комнате соблазнительного самовара, используемого в будние дни, было совершенно
неосуществимо. Это только две из множества так называемых \»субботних проблем\».
Можно с уверенностью утверждать, что для общин, состоявших из ортодоксальных
евреев, эти проблемы были неразрешимы без \»помощи\» неевреев, самое меньшее,
в течение последних 800-1000 лет. Тем более верно это для \»еврейского государства\»,
в котором многие общественные службы, такие как снабжение населения водой,
газом и электричеством, становятся \»субботними проблемами\». Классический иудаизм
не просуществовал бы и недели без использования некоторого количества неевреев.
Однако использование нееврея
для выполнения субботних работ — большая проблема, поскольку Талмуд запрещает
евреям просить нееврея делать в субботу то, что нельзя делать им самим (19). Я опишу два
из многих видов послаблений, изобретенных для таких целей.
Во-первых, была разработана система
\»намеков\», основанная на казуистическом тезисе, согласно которому запретное
требование становится дозволенным, если оно сформулировано
уклончиво. Вообще говоря, \»намек\» должен быть туманным, но в крайнем случае
дозволен и прозрачный \»намек\». Например, в недавно изданной брошюре, посвященной правилам соблюдения заповедей в
армии, рассказывается, как израильские солдаты должны разговаривать с арабскими
рабочими, нанятыми армией в качестве \»субботних неевреев\». В экстренных случаях,
например, когда очень холодно и нужно включить отопление, или необходим свет
для совершения религиозной церемонии, благочестивый солдат-еврей может использовать
прозрачный \»намек\» и сказать арабу: \»Холодно\» (или \»Темно\»)\». Но обычно достаточно
и туманного \»намека\»: \»Недурно, если бы здесь было потеплее\» (20). Этот метод \»намеков\»
особенно унизителен, поскольку его объектом обычно оказываются неевреи, из-за
своей бедности и подчиненного общественного положения находящиеся во власти
своего еврейского нанимателя. Нееврей-слуга (или араб, нанятый израильской
армией), который не научится понимать туманные \»намеки\», будет благочестиво
уволен.
Второй метод используют, когда
нееврею хотят поручить не спорадическое запрещенное действие, на которое можно
\»намекнуть\» в случае нужды, а постоянную работу без еврейского присмотра.
Согласно этому методу, называемому \»скрытое включение\» (\»хавлаа\») субботы
в рабочую неделю, нееврея нанимают \»на всю неделю\» (чаще – на весь год), не
упоминая субботу в контракте. На деле нееврей работает только в субботу.
В прошлом именно таким образом нанимали нееврея для того, чтобы он гасил свечи
в синагоге после молитвы в канун субботы (чтобы не дать им сгореть попусту).
Современные израильские примеры: регулирование подачи воды или наблюдение
за резервуарами по субботам.(21)
Похожая идея используется и для
легализации оплаты еврейского субботнего труда. Еврею запрещено получать плату
за работу в субботу, даже если сама эта работа является разрешенной. Это относится,
например, к сакральным занятиям раввина или ученого талмудиста, проповедующих
или обучающих в субботу, к работе кантора, который поет только по субботам
и другим святым дням (когда действуют те же запреты), служки в синагоге и
т.д. В талмудические времена (а в некоторых странах и несколько веков спустя)
эти работы вообще не оплачивались. Но позднее, когда они превратились в оплачиваемые
профессии, общины стали использовать метод \»скрытого включения\» — этих людей
нанимали \»помесячно\» или \»погодно\». Случаи с раввином и ученым талмудистом
еще запутаннее, поскольку Талмуд запрещает брать плату за проповеди и преподавание
Талмуда даже в будни. (22) Для них было
введено дополнительное послабление, определяющее, что они получают не зарплату,
а \»компенсацию за безделье\» (\»дмэй батала\»). В результате этих двух фикций
оплата исключительно или преимущественно субботнего труда превратилась в компенсацию
за безделье в будни.
Общественные аспекты системы послаблений
(и других сходных действий), их социальная характеристика заслуживают особого
упоминания.
Во-первых, основная черта системы
послаблений (и классического иудаизма в той степени, в которой он основан
на них) – обман. Ее назначение – обмануть, обвести вокруг пальца, прежде
всего, самого Бога (если вообще стоит называть так существо, которое с такой
легкостью позволяет раввинам себя надуть). Несомненно, раввины полагают,
что они гораздо умнее его! Бог классического иудаизма ничем не напоминает
величественного библейского Бога, описанного еврейскими пророками. Бог раввинов
гораздо больше похож на греческого Зевса, которого тоже нередко водили за
нос, или на богов, описанных в \»Золотой ветви\» Фрэзера.
В этическом плане классический
иудаизм является деградирующей религиозной системой. Он переживает процесс
длительного упадка, продолжающийся по сей день. Совершенная им подмена требовательной
религиозной этики банальной племенной магией, сводом пустых обрядов и шаманских
суеверий имеет серьезные политические и социальные последствия. Необходимо
иметь в виду, что предрассудки классического иудаизма влияют на еврейскую
массу в тысячу раз больше, чем те части Библии или даже Талмуда, которые имеют
реальную религиозную и этическую ценность. К примеру, большинство евреев считает
самым \»святым\» и торжественным актом в богослужебном календаре иудаизма (важном
для многих евреев, весьма далеких от религии), известную молитву \»Коль Нидрей\».
Эта молитва, произносимая в канун Йом Кипура, является декламацией бессмысленных
и лживых самоувещеваний, согласно которым все личные обеты, которые будут сделаны молящимся в следующем году, заранее объявляются недействительными. (23) В личной жизни
сходную роль играет молитва \»Кадиш\», которую в дни траура произносят сыновья
покойного якобы для того, чтобы души их умерших родителей попали в рай. Между
тем, это простое цитирование арамейского текста, непонятного для абсолютного
большинства молящихся.
Другая важная черта послаблений
состоит в том, что они по большей части служат духу наживы. Сочетание лицемерия
и жажды наживы пронизывает классический иудаизм насквозь. В Израиле общественное
мнение начинает это осознавать. Поэтому высокопоставленные религиозные деятели
— раввины и религиозные политики – имеют там очень скверное моральное реноме.
Это же, до некоторой степени, относится и к большинству ортодоксальных евреев,
снискавшим репутацию людей двуличных и алчных. Разумеется, общественное мнение
(часто основанное на предубеждении) не может подменить собой объективный социальный
анализ. Тем не менее, мало кто оспаривает тот факт, что ведущие религиозные
деятели, действующие под разлагающим влиянием ортодоксального иудаизма, склонны
к жульничеству и взяткам,. Поскольку в общественной жизни Израиля религия
— лишь одна из активных социальных сил, ее влияние на широкие массы намного
меньше, чем на раввинов и активистов религиозных партий. Порядочные израильские
религиозные евреи (а многие из них, несомненно, таковы) честны не благодаря
влиянию религии и раввинов, а вопреки ему. С другой стороны, в тех сферах
жизни Израиля, которыми находятся под контролем религиозные круги, уровень
жульничества, алчности и продажности далеко выходит за рамки, терпимые в нерелигиозном
обществе.
В главе 4-й мы увидим, каким образом
власть наживы в классическом иудаизме связана со структурой средневекового
еврейского социума и ролью евреев в нееврейском обществе, среди которого они
жили в \»классический\» период. Здесь я просто хочу отметить, что неизбывная
жажда наживы характерна не для всех периодов иудаизма. Только платоническая концепция, гоняющаяся за метафизической,
вневременной \»сущностью\» иудаизма вместо того, чтобы проанализировать исторические
этапы развития еврейского общества, может это обстоятельство игнорировать.
Именно эта концепция, автоматически подтверждающая т.н. \»исторические права\»
еврейского народа на Палестину, антиисторически выведенные из Библии, всемерно
поощряется сионизмом. Апологеты иудаизма утверждают, не без некоторых оснований,
что Библия враждебна наживе, а Талмуд к ней безразличен. При этом они \»забывают\»
о том, что и Библия, и Талмуд были составлены в совершенно иных, \»неклассических\»
социальных условиях, в период, когда еврейские общины жили сельским хозяйством
и состояли, в основном из крестьян. Эти древние общины не имели ничего общего
с еврейскими общинами периода классического иудаизма.
В 5-й главе мы подробно рассмотрим
враждебное отношение классического иудаизма к неевреям. Еще более важной является
другая его социальная черта — мотивированная жаждой наживы легитимизация обмана
богатыми евреями своих ближних — бедных евреев. Именно для этого были введены
послабления, сделавшие законным взымание процентов по займам. Я должен признать,
несмотря на мое отрицательное отношение к марксизму как к философии и социальной
теории, что Маркс был прав, охарактеризовав в своих статьях иудаизм как \»движимый
стяжательством\». Разумеется, это определение может относиться лишь к знакомому
Марксу классическому иудаизмом, который в дни его молодости уже начал разлагаться.
Маркс сформулировал его внеисторично, не приведя доказательств; скорее всего,
он пришел к нему чисто интуитивно, однако марксова интуиция в данном случае
— и с должными историческими ограничениями — верна.
Примечания
1. Как и в главе 2,
я использую выражение \»классический иудаизм\», когда речь идет о раввинском
иудаизме в период с приблизительно 800 г.
н.э. и до конца 18-го века. Этот период
более или менее совпадает с еврейским средневековьем, поскольку евреи жили
в средневековых условиях гораздо дольше других европейцев, вплоть до Французской
революции. То, что я называю \»классическим иудаизмом\», можно было бы назвать
\»средневековым иудаизмом\».
2. Exodus, 15:11.
3. Там же, 20:3-6.
4. Иеремия, 10,
та же тема подхвачена Второ-Исайей (Исайя, 44).
5. Каббала, конечно
же, тайное учение, поэтому ее подробное изучение ограничивалось кругом специалистов.
В Европе, особенно после 1750 года, принимались строгие меры для сохранения
ее в секрете. Ее изучение дозволялось лишь зрелым исследователям под пристальным
наблюдением каббалистов. Необразованные еврейские массы в Восточной Европе
не имели настоящего представления о каббалистической доктрине, но она проникала
к ним в форме суеверий и магических обрядов.
6. Многие современные
еврейские мистики верят, что этой цели можно достичь куда быстрее при помощи
войны с арабами, изгнания палестинцев или даже создания многочисленных еврейских
поселений на Западном Берегу. Растущее движение за построение Третьего Храма
также основано на подобных идеях. Обратите внимание, что для этой цели предполагается
снести стоящую на развалинах еврейских храмов мечеть Аль-Акса, разрушение
которой, несомненно, имело бы кошмарные последствия не только для Израиля
и Палестины. Эти фанатики не встречают противодействия со стороны государства.
Впрочем, их сдерживает магическая необходимость найти т.н. \»рыжую корову\»,
чьим пеплом после жертвоприношения должен быть освящен Храм.
7. Использованное здесь ивритское слово \»ихуд\» означает \»уединение
в укромном месте\» и применяется в юридических текстах (касающихся брака и
т.п.) для обозначения полового сношения.
8. Так называемое \»Кедуша Шлишит\» (третья святость), вставленная
в молитву \»Ува Лецион\» в конце утренней молитвы (Числа, 29.9-10).
9. Числа, 29.
10. Сила Сатаны и
его связь с неевреями легко усматриваются в распространенном обычае, установившемся
под влиянием каббалы во многих еврейских общинах с 17 века. Еврейка, возвращающаяся
после ежемесячного ритуального очистительного омовения (после менструаций
— пер.), после которого она обязана совершить половой акт с мужем, должна
опасаться встречи с одним из четырех адских созданий — неевреем, свиньей,
собакой или ослом. Если она их встретит, ей нужно омыться еще раз. Этот обычай
(среди прочих) отстаивается в обсуждающей еврейскую моральную проблематику
книге \»Шевет Мусар\», впервые изданной в 1712 году, бывшей одним из самых популярных
изданий такого рода как среди евреев Восточной Европы, так и среди евреев
исламских стран вплоть до начала 20-го века и до сих пор широко читаемой
в некоторых ортодоксальных кругах.
11. Этот обряд регламентирован
до мельчайших подробностей. Ритуальное омовение рук не может производиться
под краном; каждую кисть руки следует омыть дважды водой из кружки предписанного
минимального размера, которую держат в другой руке. Грязные руки отмыть таким
образом практически невозможно, но это практическое соображение, очевидно,
несущественно. Классический иудаизм предписывает массу подобных детализированных
обрядов, которым каббала придает важное значение. Существуют, например, строгие
правила поведения в уборной. Вне уборной нельзя мочиться на север, поскольку
север ассоциируется с Сатаной.
12. \»Толкование\» —
мое выражение. Классическая (и современная ортодоксальная) точка зрения состоит
в том, что талмудическое объяснение библейского стиха, даже если оно противоречит
его прямому смыслу, является единственно возможным и, следовательно, обязательным.
13. Согласно апокрифической
истории, знаменитый еврейский еретик 19-го века заметил в этой связи, что
запрет на совершение прелюбодеяния не случайно повторен только дважды. \»Очевидно,
из этого следует, что нельзя есть прелюбодеяние или варить его, но дозволено
им наслаждаться\».
14. Ивритское слово
\»реаха\» переведено в Библии короля Якова (образцовом англоязычном переводе
-пер.) и многих других английских изданиях не совсем точно — \»твой сосед\».
Однако в другом месте (Самуил, 2, 16:17) это слово переведено (в той же Библии
короля Якова) более точно — \»твой друг\».
15. Мишна примечательно
свободна от этого, скажем упоминания о демонах и колдовстве встречаются в
ней сравнительно редко. Вавилонский Талмуд, с другой стороны, полон отъявленных
суеверий.
16. Или, точнее, во
многих частях Палестины. Очевидно, это право применялось там, где в 150-200
гг. н.э. преобладало еврейское население.
17. Поэтому израильские
ортодоксальные евреи-несионисты открывают в субботние годы специальные магазины,
продающие фрукты и овощи, выращенные арабами на принадлежащей неевреям земле.
18. Зимой 1945-46
года (в ближневосточном климате сельскохозяйственные работы проводятся круглый
год — пер.) я сам, мальчик, не достигший 13 летнего возраста (по еврейским
религиозным законам совершеннолетие наступает в 13 лет для мужчин и в 12 лет
для женщин — пер.) участвовал в подобной церемонии. Человек, отвечавший за
земледелие в религиозной сельскохозяйственной школе, где я учился, был крайне
благочестив и считал, что лучше всего, если критическое действие — убирание
доски — произведет сирота, не достигший 13 лет, неспособный совершить грех,
или ввести в грех другого. (Мальчик до 13 лет недееспособен и не может согрешить,
но его отец, если таковой имеется, несет за него ответственность). Мне все
объяснили заранее, в том числе, я знал, что должен сказать:\»мне нужна эта
доска\», хотя на самом деле она мне нужна не была.
19. Например, Талмуд
запрещает еврею пользоваться светом свечи, зажженной в субботу неевреем, если
только тот не зажег ее для себя еще до того, как еврей вошел в комнату.
20. Один из моих дядей
в довоенной Варшаве использовал еще более тонкий прием. У него была служанка-нееврейка
по имени Марыся, и он взял за правило, проснувшись после полуденного сна
в субботу, говорить, поначалу тихо: \»Как здорово было бы, если бы…\» — а
потом, повышая голос до крика: \»Марыся принесла нам чаю!\». Его считали крайне
благочестивым и богобоязненным, ему бы и в голову не пришло выпить каплю
молока в течении шести часов после мясной трапезы. У него на кухне быдо две
раковины – одна для мясной, а другая для молочной посуды.
21. Иногда происходят
досадные ошибки, ибо подобная работа может быть весьма удобной — 6 выходных
в неделю. Город Бней-Брак, находящийся рядом с Тель-Авивом, большинство жителей
которых — религиозные евреи, был потрясен в 1960-е годы ужасным скандалом.
После смерти \»субботнего нееврея\», которого нанимали в течении более 12 лет
для надзора за водоснабжением в праздничные дни, выяснилось, что он был не
христианин, а еврей! Поэтому, когда был нанят его преемник, друз, городские
власти потребовали (и получили от правительства!) документ, подтверждающий,
что их новый работник – на сто процентов нееврейского происхождения. Ходили
достоверные слухи, что к делу были привлечены спецслужбы.
22. В то
же время за преподавание Библии на начальном уровне разрешалось брать плату.
Это занятие считалось малоуважаемым и низкоплачиваемым. 23. Другой \»крайне
важный\» обряд — трубить в бараний рог на праздник Рош ха-Шана с целью сбить
с толку Сатану.
Перевод Лидии Волгиной
Редакция Саши Этермана

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

девять + 8 =