Ги Меттан о западной русофобии

11 марта 2016 года в Минск приезжал швейцарский журналист,
политик, член Христианско-демократической партии Швейцарии Ги Меттан. Он
принял участие в семинаре «Европейская журналистика в XXI веке и
технологии информационных войн», проведённом международным дискуссионным
клубом «Народная дипломатия – Минск». В своём выступлении Ги Меттан
рассказал о методах информационных войн Запада против России и Беларуси.

Ги Меттан о западной русофобии

В этом году на русский язык была переведена книга Ги Меттана «Запад –
Россия: Тысячелетняя война. История русофобии от Карла Великого до
украинского кризиса». Надеемся, скоро эту книгу можно будет приобрести в
белорусских книжных магазинах.
Пока же мы предлагаем вниманию наших читателей интересное интервью с Ги Меттаном, опубликованном в швейцарском издании Swissinfo.ch.11 марта 2016 года в Минск приезжал швейцарский журналист,
политик, член Христианско-демократической партии Швейцарии Ги Меттан. Он
принял участие в семинаре «Европейская журналистика в XXI веке и
технологии информационных войн», проведённом международным дискуссионным
клубом «Народная дипломатия – Минск». В своём выступлении Ги Меттан
рассказал о методах информационных войн Запада против России и Беларуси.

Ги Меттан о западной русофобии

В этом году на русский язык была переведена книга Ги Меттана «Запад –
Россия: Тысячелетняя война. История русофобии от Карла Великого до
украинского кризиса». Надеемся, скоро эту книгу можно будет приобрести в
белорусских книжных магазинах.
Пока же мы предлагаем вниманию наших читателей интересное интервью с Ги Меттаном, опубликованном в швейцарском издании Swissinfo.ch.
Господин Меттан, Вы являетесь большим
знатоком России. Вот уже много лет Вы активно выступаете за углубление
российско-швейцарских отношений, регулярно посещаете Россию. Очень
коротко: какой Вам представляется современная Россия?

– После 1991 года Россия — это страна одновременно преданная
и униженная. Здесь следует отметить и издержки приватизации,
рекомендованной западными либералами в 1990-е годы в обмен
на несдержанные обещания невмешательства НАТО в политику Восточной
Европы, и несанкционированные бомбардировки Ливии в 2011 году,
и неудавшееся сближение Москвы и Вашингтона после 11 сентября 2001 года.
Одним словом, у России были веские причины для того, чтобы
чувствовать себя оскорбленной поведением США и Европейского союза.
Не способствовало улучшению ситуации и свержение украинского президента
Виктора Януковича сразу после договоров, подписанных европейскими
министрами иностранных дел 21 февраля 2014 года, равно как и немедленный
запрет русского языка новой властью, навязанный этой власти помощником
американского Госсекретаря Викторией Нуланд.
Внутри страны, вопреки всей критике в его адрес, правительство Путина
сумело наладить некоторый рост и создать определенные перспективы.
Поэтому не нужно удивляться, что большинство россиян, за исключением
очень шумного прозападного меньшинства и западных СМИ, поддерживает
Путина и дистанцировалось от Запада после украинского хаоса.
В основе Вашей книги лежит такое понятие, как «русофобия».
Объясните, пожалуйста, нашим читателям и читательницам поподробнее о чем
идет речь? Что такое, собственно, эта «русофобия»?

– Русофобия — это форма ненависти к России, и в этом смысле это также
один из видов расизма, метод которого заключается в том, чтобы
выстроить в один ряд наиболее карикатурные предрассудки и стереотипы
о России. Это идет через постоянную демонизацию ее руководителей —
сегодня Путин, вчера царь, и посредством обвинений в якобы российском
экспансионизме. А между тем с 1990 годов Россия только и делала, что
сдавала свои территории и не завоевала ни одной, даже Приднестровья.
Что же до Крыма, он до сих пор оставался бы украинским, не захвати
22 февраля 2014 года на Украине власть крайне-правые националисты,
поддерживаемые Джоном Мак-Кейном и Джо Байденом, и если бы свободные
выборы прошли осенью 2014 года так, как это предусматривалось договорами
от 21-го февраля, подписанными французским и немецким министрами
Лораном Фабиусом и Франком-Вальтером Штайнмайером.
В Вашей книге немалую роль играет Карл
Великий, который, как известно, был королем франкской империи с 768 по
814 гг. Был ли он тоже «русофобом»? И если да, как он мог ненавидеть то,
что еще даже не существовало, то есть русских, которые как нация начали
формироваться только в 11-ом веке? А если он не был «русофобом», то
зачем он упомянут в Вашей книге?

– Карл Великий, конечно, не мог быть русофобом, поскольку Россия
в его эпоху еще не существовала. Я просто хочу продемонстрировать, как
он, восстав против законной власти византийских императоров и будучи
коронованным в качестве императора Папой Римским, породил
геополитическое соперничество между Западной и Восточной Европой и
заложил основы религиозного раскола между католиками и православными.
Политические и региональные распри привели затем к интенсивной
антигреческой пропаганде, которая впоследствии сместилась на Россию
после падения Константинополя в 1453 году.
Как известно, младшая из трёх дочерей
киевского князя Ярослава Мудрого от брака с Ингегердой Шведской, Анна
Ярославна (Агнесса Киевская), была с 1051 по 1060 гг. супругой
французского короля Генриха I и королевой Франции. Получается, что Запад
ненавидит и боится славян, но берет себе в королевы как раз славянку.
Как вы объясните этот парадокс?

– Это только подтверждает то, что я только что сказал. В 1051 году
раскола еще не произошло, и в тот момент антирусские предрассудки, так
сильно раздутые впоследствии императорами Священной Римской империи, еще
не имели места. Напротив, западные правители, особенно французские,
активно добивались расположения богатой и просвещенной России 11-го
века.
И только после нескольких столетий антигреческих нападок и призывов
к крестовым походам против «православных раскольников» этот разрыв начал
увеличиваться, и с тех пор его края так и не сошлись. Так же все
продолжалось и потом, когда крестоносцев занесло под взятый ими
впоследствии в 1204 году Константинополь: католические фундаменталисты
предпочли союз с османскими мусульманами, а не с православнымм греками.
Так же действовали и английские империалисты в 19 веке: объединившись
с османским султаном против России, они претендовали на роль защитников
демократии, на самом деле поддерживая худшего на тот момент тирана…
Многие историки указывают, что не только
Запад вел войны против России, но и Россия вела войны против Запада,
вспомним только Ливонскую войну 1558-1583 гг. или «Зимнюю войну» СССР
против Финляндии в 1939-1940 гг. Кроме того, европейцы воевали и между
собой, вспомним англо-французскую «Столетнюю войну» с 1337 по 1453 гг.
или же «Бургундские войны» (1474 по 1477 гг.), которые вела Швейцария
против Герцогства Бургундского. Значит ли это, что англичане были
«франкофобами», французы — «англофобами», а швейцарцы —
«бургундофобами»? Или же может быть все эти «фобии» были ничем иным, как
разными проявлениями одного и того же, обычного тогда для Европы, духа
имперского соперничества?

– Русофобия — это современная идея, рожденная во Франции в конце
18 века вместе с развитием инструментов современной пропаганды и «мягкой
силы». Появление демократии заставило современных лидеров убеждать
народ — и чаще всего обманом — в оправданности своих войн и завоеваний.
Короли же могли обойтись и без этого, а потому пропаганда, таким
образом, долгое время оставалась ограничена религиозной сферой.
Война с Финляндией — это явно месть со стороны Сталина, который хотел
вернуть территорию, бывшую до 1918 года российской, но нужно также
отметить, что она была вызвана и стратегическими соображениями. Финны
поддерживали нацистов, а граница пролегала в 17-ти километрах
от Санкт-Петербурга, и это в случае войны с фашистской Германией
поставило бы бывшую российскую столицу под прямой удар со стороны
немецкого военно-морского флота. Великой державе с этим было непросто
смириться. Напомним, что США, не раздумывая, пошли на риск развязать
мировую войну из-за нескольких советских ракет на Кубе в 1962 году.
Но в 1938 году Финляндия отказалась обсуждать (территориальный)
вопрос со Сталиным, что и привело к военным действиям. Но об этом
западные историки предпочитают не вспоминать. Что же до Ливонской войны,
то она разразилась в связи с отказом города Дерпта платить дань царю.
Истинные же причины заключались в соперничестве держав этого региона –
Швеции, Дании, Польши и Литвы, боровшихся за Ливонскую территорию. Эти
державы сговорились против России, которая в итоге эту войну проиграла.
Польско-литовская уния, имевшая большие империалистские амбиции,
одержала победу. Да такую, что Россия выглядит в этом контексте скорее
как жертва, потому что вскоре после этой войны она была завоевана
поляками и литовцами, которые воспользовались беспорядками,
последовавшими после смерти Ивана Грозного.
Среди историков распространено мнение, что
отношения России и Европы были не просто дорогой ненависти и страха,
ведущей исключительно с Запада на Восток. Что эти отношения, на самом
деле, были сложным комплексом взаимосвязей, в рамках которого обе
стороны оказывали друг на друга сильное влияние. Это приводило как к
жестоким войнам, — которые теперь в границах ЕС и Швейцарии просто
немыслимы, — так и к плодотворному обмену историческим, культурным и
экономическим опытом. Считаете ли Вы, что в своей книге Вы в достаточной
степени учли этот аспект?

– Моя книга не ставит целью говорить о взаимном обогащении, которое
и так очевидно и уже хорошо задокументировано. Иначе понадобилось бы
добавить к ней тысячу дополнительных страниц. Я просто хотел напомнить
и развить область, которая очень мало учтена западными историками
и остается неизвестной широкой публике.
Это как раз та область, чья недостаточная изученность вызывает
серьезные недоразумения и приводит европейцев и американцев
к систематической демонизации российской точки зрения, как мы это могли
наблюдать во время украинского кризиса. Мы могли бы избежать конфликта,
если бы лучше учитывали интересы и позицию России.
В 1989-1991 годы в Москве в
продовольственных магазинах царила практически абсолютная пустота —
ситуация, которую, конечно же, просто невозможно вообразить себе
швейцарцу. Тогда Россию буквально спасла западная помощь, прежде всего,
из Германии. Вместе с тем, в Вашей книге Вы пишете о «германской
русофобии», в то время как в последние 20 лет именно Берлин был главным
адвокатом интересов России в Европе. Как эта западная помощь вписывается
в теорию Запада, ненавидящего Россию?

– Россия не умирала от голода в 1991 году, прежде всего ей были
необходимы инвестиции. Знаменитая помощь, о которой Вы говорите, в том
числе и от Германии, на самом деле не была бескорыстной, она
сопровождалась советами, раздаваемыми западными экспертами, которые
настаивали на поспешном запуске программы приватизации, раздробившей в
итоге страну и позволившей олигархам и иностранным корпорациям грабить
ее и захватывать ее национальные богатства за копейки. В 1993 году Запад
даже поощрил Ельцина к расстрелу парламента, избранного демократическим
путем!
И что сказать о сегодняшнем ревизионизме, который состоит
в пересмотре российского вклада в победу над нацизмом! Германия и Россия
были союзниками и друзьями на протяжении трех столетий, но 20-й век,
с его идеологией обеспечения германского «жизненного пространства»
(«Lebensraum») за счет Беларуси и Украины, все перевернул.
Да, немцы остаются наилучшими знатоками России, потому что они лучше
других знают, чем может окончиться нападение на нее. И поэтому теперь
они, в самом деле, хорошо подходят в качестве посредников и миротворцев,
при одном, правда, условии: они должны играть честно и не использовать
свое геополитическое положение для того, чтобы пытаться отделить Украину
от России, спрятавшись за ширму Евросоюза.
В настоящее время активной немецкой русофобии не существует, разве
что, она наблюдается в некоторых близких к НАТО консервативных кругах.
Точно также, кстати, не существует и германофобии в России.
Но существуют интересы и скрытые мотивы, которые заставляют Берлин
отдавать приоритет отношениям с США, Польшей и странами Балтии в ущерб
сотрудничеству с Россией.
Сейчас весьма распространен тезис о том,
что Запад не учитывает интересов России. Но каковы эти интересы? В наши
дни основой любой современной нации является понимание важности
образования, науки, социальных гарантий, здравоохранения, развитой
общественной инфраструктуры. Швейцарцы как раз именно за все это и
борются на каждом референдуме. Не было бы в интересах России делать тоже
самое, а не инвестировать в вооружения, с учетом того, что сейчас в
Европе (ОБСЕ, ЕС, Совет Европы), Азии (ШОС) и в мире (ООН) существует
достаточное количество структур безопасности, полностью исключающих
любую войну против России?

– Если то, что Вы говорите, правда, то почему же США вторглись в Ирак
и Афганистан? Почему они бомбили Ливию и Сирию? Почему они
не удовольствовались поддержкой своих научных исследований, социального
обеспечения и здравоохранения? И почему они тратят на вооружение
в 10 раз больше, чем Россия?
Зачем им так много авианосцев и почему они не уделяют досточного
внимания собственно общественной инфраструктуре? И с какой целью они
в 1990-2000-е годы подтолкнули НАТО к размещению своих ракет по всей
Восточной Европе едва ли не под носом у русских, попытавшись даже
побудить к вступлению в Альянс Украину и Грузию?
Если НАТО бы было распущено в 1991 году как и Варшавский договор,
Европа жила бы в мире, и Украина была бы единым государством, готовым
вступить в Евросоюз. Россия вполне могла бы признать то, что Украина
вступит в ЕС. Но не в НАТО, альянс, ставший слишком агрессивным, ведущим
свои бесконтактные войны при помощи беспилотников везде вплоть
до Афганистана, находящегося за 10 тыс. километров от своей зоны
безопасности.
Как известно, Берн не присоединился к
санкциям Запада в отношении России, но при этом объявил, что не допустит
обхода этих санкций через территорию Швейцарии. Многие указывают в
связи с этим, что Швейцария утратила свой нейтралитет. Так ли это?

– Да, совершенно верно, и причем самым вопиющим образом. Нейтралитет,
вопреки утверждениям пытающегося оправдаться Федерального совета,
применим не только в военное, но и в мирное время. Давайте посмотрим,
как Швейцария придерживалась нейтралитета на всем протяжении холодной
войны, и сравним… Только санкции ООН могут заставить Швейцарию
отказаться от позиции строгого нейтралитета, но в данном случае речь
не идет о таких санкциях, мы имеем дело с мерами против России,
разработанными США и реализуемыми европейцами, которые тем самым вредят
своей же собственной экономике.
Как должна вести себя Европа по отношению к России, чтобы не быть «русофобской»?
– Как и во всех конфликтах, теоретически решения очень просты: нужно
перечитать историю, настоящую, а не ту, что создают пропагандисты,
и нужно понять другого, поставив себя на его место. Но это означает, что
придется делать уступки. Что всегда непросто для тех, кто действует
с позиций силы, как США, или с позиций слабости, как Европейский союз,
подчиняющийся американцам.
Источник

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

1 + восемь =