Введение в анализ. Павел Котельников

«Отбросьте все невозможное; то, что останется, и будет ответом,
каким бы невероятным он ни казался» (Шерлок Холмс о своём «дедуктивном»
методе).

Введение в анализ. Павел Котельников


ПРЕДИСЛОВИЕ ОТ АВТОРА
По
многочисленным просьбам большого количества разных людей приступаю к
тому, чтобы изложить в письменном виде материал об анализе, как о
технологии работы с информацией. До настоящего времени на эту тему я
делал только видеоматериалы. Учитывая, что у каждого человека свои
особенности восприятия и многим информация, изложенная письменно,
понятнее, создание письменной работы по данной теме представляется
оправданным. Кроме того, рано или поздно всё равно встанет вопрос об
издании книги по технологиям работы с информацией, поэтому подготовка
даже в предварительном (черновом) варианте такого материала является
оправданной.«Отбросьте все невозможное; то, что останется, и будет ответом,
каким бы невероятным он ни казался» (Шерлок Холмс о своём «дедуктивном»
методе).

Введение в анализ. Павел Котельников


ПРЕДИСЛОВИЕ ОТ АВТОРА
По
многочисленным просьбам большого количества разных людей приступаю к
тому, чтобы изложить в письменном виде материал об анализе, как о
технологии работы с информацией. До настоящего времени на эту тему я
делал только видеоматериалы. Учитывая, что у каждого человека свои
особенности восприятия и многим информация, изложенная письменно,
понятнее, создание письменной работы по данной теме представляется
оправданным. Кроме того, рано или поздно всё равно встанет вопрос об
издании книги по технологиям работы с информацией, поэтому подготовка
даже в предварительном (черновом) варианте такого материала является
оправданной.
Занимаясь технологиями работы с информацией около
двадцати лет, я накопил вполне достаточно теоретического и практического
материала по данному вопросу, чтобы полагать себя специалистом в данной
области. Не вдаваясь в подробности, могу сказать более того – я ещё не
встречал ни в интернете, ни в какой-либо специальной литературе никакого
внятного описания того, что такое анализ как пошаговая технология. Есть
книги или работы, которые имеют созвучное название, но ни в одной из
них технология анализа не сформулирована внятно, членораздельно, чётко и
ясно, как пошаговый алгоритм действий. Все подобные работы грешат тем,
что в них много слов «ни о чём», исключительно расплывчатые
формулировки, не пригодные для реального применения (использования
изучающим в своей жизни), а то и заведомо неправильные рассуждения
относительно сути технологии анализа, путаница с терминами и их смыслом.
Фактически
мои материалы являются первыми открытыми материалами, где технология
анализа даётся математически чётко, в необходимом и достаточном объёме, с
действительным знанием предмета (а не попыткой какого-либо автора
изобразить себя сведущим в данном вопросе, коим он заведомо не является,
что можно с уверенностью сказать о тех работах по данному предмету, на
которые мне указывали разные люди). Возможно, что где-то, например, в
специальных закрытых профильных организациях, существуют качественные
материалы или обучающие программы по технологии проведения анализа. Но
на широкую публику такие материалы не выносились, во всяком случае,
несмотря на предоставленные многочисленные ссылки различных людей, мне
такие материалы не известны «от слова вообще» (то есть ни одного в мире,
не только в России).
Многие люди страдают недостатком, который
заключается в том, что не зная того или иного предмета, но имея о нём
обрывочные знания или более того обрывочную информацию (информация не
равна знаниям), с лёгкостью берутся судить и выносить свой «вердикт» о
качестве написанного материала либо о круге знаний его автора. В наш век
недообразованности многие считают себя экспертами в широком круге
вопросов, изучению которых они не уделили даже месяца, не говоря уже о
десятках лет (а чтение каких-либо материалов «по диагонали» изучением
заведомо не является). Поэтому предостерегаю читателя от подобных вещей.
Имея примерно двадцатилетний опыт теоретической и практической работы в
данной области, я знаю в ней много больше, чем обычный читатель (и
многие «не обычные читатели», так скажем) не просто думает, а
теоретически способен представить.
При всей простоте алгоритма
анализа как таковой, он исключительно сложен в освоении, так как связан с
необходимостью аналитика (человека, применяющего анализ) системно
изменить свой взгляд на мир по сравнению с тем взглядом, который он
приобретал бессознательно на протяжении всей своей жизни (это можно
утверждать однозначно, так как методология взгляда на мир обычного
человека известна точно и никакой тайной не является). Поэтому чтобы
сделать материал по-возможности предельно понятным (насколько это
возможно в форме заочного письменного обучения), он будет достаточно
объёмным. Вследствие чего, в свою очередь, материал будет разбит на
достаточно большое количество частей (иначе в формате блога он будет не
читаемым, а книга это отдельный вопрос и явно не сегодняшнего дня),
количество которых на данный момент заранее не известно. Поэтому все
материалы по данному вопросу будут идти в блоге под общим названием
«Введение в анализ», соответственно, «часть 1», «часть 2» и так далее.
Понятно, что календарно это займёт много времени, и данный материал в
блоге будет чередоваться с другими материалами по различным вопросам.
Прошу отнестись к этому с пониманием, это неизбежный момент в публикации
материала большого объема в таком формате, как блог.
Читатель,
уже знакомый с видеоматериалами по анализу, безусловно, увидит в данном
материале много «повторений». Не вижу в этом никакой проблемы.
Во-первых, повторение – мать учения, и посмотрев материал по видео, а
потом ещё и прочитав его, можно лучше понять, что такое анализ.
Во-вторых, так или иначе для читателя это лишь этап изучения. Изучать
можно сколько угодно, хоть сто раз, но даже стократное повторение одного
и того же материала не является переходом от этапа изучения к этапу
освоения, а для освоения (что это такое – отдельный разговор) будет
полезен как видеоматериал, так и письменный материал.
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ ОБ АНАЛИЗЕ
Анализ
– ныне модное слово, которым, однако, практически все пользуются,
совершенно не понимая его смысла. Заглянув в любой источник, любой
толковый, технический или прочий словарь, читатель прочитает о том, что
такое анализ лишь общие слова, не несущие по большому счету никакой
серьёзной смысловой нагрузки.
Вследствие сказанного аналитиком
сегодня считается каждый, кто назвал себя таковым, либо каждый, кто
излагает некоторые мысли о чём-либо в попытках «проанализировать» как он
говорит, тот или иной вопрос. На самом деле, далеко не каждый «поток
мысли» является анализом.
На самом деле, анализом
является та и только та последовательность действий, которая содержит в
себе технологически все составные части (элементы) анализа
. Если
излагаемый человеком материал содержит в себе все (что важно) составные
части (элементы) анализа, то такой материал является анализом
(аналитическим материалом). Если же излагаемый человеком материал не
содержит в себе все составные части (элементы) анализа, то такой
материал анализом заведомо не является.
Сегодня
существует много различных вывесок типа «Школа аналитики» (кого-нибудь)
или «Аналитическая программа» (кого-то или о чём-то). Однако могу
сказать однозначно, что ни одна из таковых «школ» или «программ»
аналитической не является, и своей вывеске не соответствует. Сказано
здесь об этом не случайно, а для того чтобы в дальнейшем люди, изучив
технологию анализа так, как она есть, могли обоснованно убедиться в том,
это на самом деле так. Все сделанные тут намёки по названиям тоже не
случайны, а преследуют цель предупредить читателя о том, что под видом
анализа ему пытаются чаще всего предоставить различный суррогат с
определёнными целями (часто – преднамеренно, реже – по незнанию), в
частности, чтобы читатель проникся доверием к такому источнику и
воспринимал соответствующую информацию, как правду (истину).
Доказать
сказанное не сложно, для этого достаточно, освоив пошаговую технологию
анализа, применить её к анализу данных «школ» или «программ».
Результатом будет ясное понимание, что есть что.
Ни одна такая
«школа» и ни одна такая «программа», равно как и другие источники, на
сегодняшний день не предоставила ни единого описания, что такое
технология анализа. Не предоставила потому, что не имеет чёткого и
ясного описания этой технологии. А не имея чёткого представления о
предмете (об анализе), заявлять о том, что учишь ему (а школа должна
учить) или что следуешь ему (а программа должна следовать) – по меньшей
мере не серьёзно. В русских народных сказках это выражено словами:
«Пойди туда, не знаю куда» и «принести то, не знаю что». В этих условиях
не удивительно, что аналитиком считается всякий, кто назвал себя
таковым. Когда мы говорим о поиске некоего интуитивного решения задачи,
которую даже сформулировать сегодня в четких терминах сложно, это ещё
уместно. Но когда речь идёт именно о конкретной пошаговой технологии,
это смешно. Человек, утверждающий, что он имеет школу аналитики, должен
предъявить технологию анализа, иначе чему он тогда учит, если у него нет
предмета обучения? Человек, утверждающий, что он ведёт аналитическую
программу, должен опять-таки предъявить технологию анализа, иначе какой
смысл он вкладывает в понятие «аналитическая программа», и чем его
«аналитическая программа» отличается по сути от любых других голословных
утверждений взятых «с потолка»?
Практика показывает,
что среди так называемых аналитиков есть люди, которые технологией
владеют интуитивно, то есть при отсутствии чёткого и ясного описания,
они тем не менее, выполняют все шаги, входящие в состав анализа, однако
рассказать при этом, что они на самом деле делают технологически, они не
способны. Но интуитивно владеющих анализом людей достаточно мало. Чаще
встречается другой тип людей, которые не представляя, что такое анализ,
выдают за анализ некий «поток сознания» (поток мыслей) различной степени
связности или бессвязности, который однако, анализом не является даже
близко. В частности, это относится к подавляющему большинству
телевизионных и других аналитических программ, где ведущий программы и
какой-то его гость с умным видом как правило просто выражают некое
личное мнение, отнюдь не соответствующее по своей структуре изложения
технологии анализа. При этом такие люди могут как искренне заблуждаться
(думая, что они анализируют), так и заведомо врать (точно зная, что то,
что они говорят, анализом заведомо не является).
Кстати
сказать, примеры, когда люди употребляют какие-то термины, совершенно
не представляя их смысла, очень часты в нашей жизни.
Я не
случайно, например, в качестве эпиграфа к материалу взял слова из
известнейшей книги Артура Конан Дойла о его литературном герое Шерлоке
Холмсе. Сам писатель называл метод Шерлока Холмса (его словами)
«дедуктивным методом». Хотя, любой человек с математическим
образованием, который добросовестно обучался в своём учебном заведении и
знакомый с предметом «Логика» должен сразу же указать на ошибку. Метод
Шерлока Холмса отнюдь не является «дедуктивным» с точки зрения логики
как науки. Можно сказать, что этот метод содержит в себе редукцию и
индукцию, поэтому его можно назвать редуктивным, а можно индуктивным
(это будет более правильно), но ни в коей мере не дедуктивным. Читателю,
не знакомому с математическими дисциплинами, разница может показаться
несущественной, но для математика это такой же нонсенс, как если бы
кто-то назвал корабль летательным аппаратом или самолёт автотранспортным
средством. Однако термин укоренился в повседневной жизни, и люди
свободно им пользуются, при этом даже не подозревая о его полной научной
безграмотности.
Так во всём. Чем более человек в чём-то
несостоятелен (некомпетентен), тем он более уверен, что нечто, что он
употребляет или чем пользуется (или чем пользуются другие) – верно.
Если, например, на экране телевизора в рекламе или даже в какой-то
«программе» какой-то человек в белом халате говорит что-то о здоровье,
то это непременно врач, он обязательно специалист, и его словам надо
доверять. А то, что при элементарном рассмотрении может выясниться, что
человек несёт полную чушь (в рекламе это как правило в 100 процентах
случаев) – обычному зрителю даже в голову не приходит.
С термином «анализ» в нашей жизни ровно та же ситуация.
В
условиях поголовной безграмотности в этом вопросе любой, кто пользуется
этим термином или просто о чем-то «вещает», уже считается всеми
«аналитиком». Конечно же, на самом деле это совершенно не так.
Если
человек выполняет все шаги технологии анализа, то его материал является
анализом. Если человек не выполняет всех шагов технологии анализа, то
его материал анализом не является заведомо.
Далее, если материал анализом является (выполнены все шаги технологии), то
относительно полноты собранной по данному вопросу информации и её
технологического разбора, анализ может быть как более полным, так и
менее полным, как более глубоким, так и более поверхностным, но так или
иначе, он будет называться анализом
. Качество анализа при этом зависит от полноты собранной и обработанной информации.
ПЕРВЫЙ ЭТАП АНАЛИЗА
При
всей кажущейся затянутости вступления, оно необходимо для лучшего
понимания последующего. Лучше бы, конечно, сказать обо всём этом больше,
но нельзя делать отдельным материалом одно только вступление, это
скорее книжный формат, поэтому пора перейти к технологии анализа, чтобы
по прочтении материала у читателя отложилось в голове чёткое понимание
хотя бы первого этапа технологии.
Первым этапом технологии анализа является учёт фактической информации об анализируемом событии.
Здесь
мы сразу сталкиваемся с тем, что нам необходимо начать определять
термины. Как сказано выше, анализ требует учёта именно фактической
информации о событии. Значит, необходимо разобраться с тем, что такое фактическая информация, а также с тем, какая ещё информация бывает (кроме фактической информации).
Прежде
всего надо заметить следующее. Анализ работает с информацией,
записанной на некотором языке. Информацию, которая языком не описывается
(а такая информация тоже бывает), анализировать невозможно.
С точки зрения технологии анализа, информация бывает двух видов:
1) фактическая информация (факты)
2) оценочная информация (оценки).
Фактическая
информация описывает то, что в действительности в точности имело место
быть, или другими словами, информация без искажений.
Искаженная информация является оценочной информацией (всегда).
Лучше
всего это можно пояснить на примере известной всем игры под названием
«Испорченный телефон». Хорошо известно, что если много людей будут
передавать друг другу информацию о любом событии, то на каком-то
достаточно «далёком» этапе (например, от десятого человека к
одиннадцатому или от пятнадцатого к шестнадцатому) передаваемая
информация будет уже существенно отличаться от первоначальной
информации, даже если в задании участникам будет сказано, что необходимо
стараться в точности передавать ту информацию, которая была получена.
Дело
в том, что люди без специальной подготовки неспособны передавать друг
другу информацию в точности ту же самую, что они получили, так как не
имеют соответствующего навыка и не видят различия между фактами
(буквально точной информацией) и оценками (искаженной информацией, под
которой они подразумевают некий образ, соответствующий на их взгляд
полученной и передаваемой информации).
Когда люди играют в игру «Испорченный телефон», то неправильно рассматривать процесс передачи информации в следующем виде:
Пример 1.
Человек 1 – ИНФОРМАЦИЯ – Человек 2 – ИНФОРМАЦИЯ – Человек 3 и так далее.
Более того, неправильно рассматривать процесс передачи информации также и в следующем виде:
Пример 2.
Человек 1 – ИНФОРМАЦИЯ 1 – Человек 2 – ИНФОРМАЦИЯ 2 – Человек 3 и так далее.
В первом примере отражено, что от человека к человеку передаётся одна и та же информация, и это всё, что происходит.
Во
втором примере отражено, что от человека к человеку передается разная
информация (с искажениями), и это всё, что происходит, при этом индексы
(человек 1, человек 2, человек 3 и так далее, а также информация 1,
информация 2, информация 3 и так далее обозначает разных людей и разную
информацию, не более того).
На самом деле с передачей информации всё обстоит совершенно иначе, а именно следующим образом:
Человек 1 формирует у себя некий Образ 1, который он облекает в форму словесного описания Информация 1 (или другими словами, первый человек формирует у себя некий первичный
воображаемый образ, описывая который, передает эту первичную информацию
другому человеку, пусть это будет второй человек). При этом надо
понимать, что «мысль изреченная есть ложь», то есть Информация 1 всегда не соответствует в точности Образу 1.
Далее происходит следующее:
Человек 1 передаёт Информацию 1 (об Образе 1) другому человеку, то есть Человеку 2.
Человек 2 в свою очередь, получая Информацию 1, создаёт у себя в голове новый Образ 2. Действительно, ведь Человек 2 не является телепатом, и не может в точности знать, что за Образ 1 был в голове у Человека 1. Поэтому он формирует у себя некий другой образ, отличный от того, что был в голове у первого человека.
Чтобы
передать информацию дословно следующему третьему человеку, второй
человек должен обладать целым рядом качеств, которыми обычный человек
заведомо не обладает, а именно:
• Он должен обладать достаточно развитой памятью (помним-то мы всё, только вот воспроизвести в точности обычно не можем)
• Он должен обладать желанием передать информацию в точности (достаточной мотивацией, чтобы хотеть это сделать).

Он должен иметь достаточное внимание и навык контроля (различения),
чтобы контролировать в момент передачи информации, что он передаёт
именно первичную информацию в точности, а не искаженную.
• Он
должен иметь достаточные «технические средства» (иметь достаточное
владение языком), чтобы точно «слово в слово» передать ту информацию,
которую получил.
Реально человек такими качествами не
обладает, поэтому на практике в реальной игре проявляется то, что
происходит в голове каждого, а именно следующее.
Человек 2 создал на основании Информации 1, полученной от Человека 1, некий Образ 2. Далее при отсутствии навыка точной передачи информации Человек 2 начинает передавать следующему по цепочке Человеку 3 некую Информацию 2, которая на его взгляд описывает тот Образ 2, который он себе создал, получая от Человека 1 соответствующую Информацию 1. Как может заметить внимательный читатель, здесь искажение возможно и на этапе создания Образа 2, и на этапе создания Информации 2, которая описывает для третьего человека Образ 2.
Далее всё повторяется:
Человек 3, получив Информацию 2 от Человека 2, создаёт у себя в голове Образ 3. Так как навыками, позволяющими передать точную информацию, он не владеет, он создает у себя в голове Информацию 3, которая описывает на его взгляд этот самый Образ 3.
И так далее.
То
есть на этапе передачи информации между каждыми двумя людьми искажение
информации происходит вообще говоря дважды: в момент получения
информации (при создании своего образа получаемой информации) и в момент
передачи информации (при создании новой информации для передачи о
созданном собственном образе).
При этом, так как последующий
человек не знает информации от предыдущих, то ошибка при передаче
информации по цепочке имеет свойство накапливаться, и не может быть
скомпенсирована на последующих этапах (или, точнее говоря, может быть
скомпенсирована только случайно, вероятность такого события минимальна,
ожидаемым является только возрастание ошибки).
С точки зрения технологии каждое подобное искажение информации называется оценкой.
Пример 3.
Давайте рассмотрим пример, как это может выглядеть на практике.
Рассмотрим интервью, которое давал 2 сентября 2016 года Путин агентству «Bloomberg».
Первоначальная информация заключается, например, в следующем: «Ведущий
интервью три раза в разной формулировке спрашивал у Путина, какой новый
президент США для него предпочтительнее – Хиллари Клинтон или Трамп
»
(точные формулировки каждого вопроса есть в тексте интервью, будем
считать, что данная информация соответствует действительности, хотя по
большому счету она сама по себе уже является пересказом, и строго
формально надо было приводить каждую формулировку в отдельности и
показывать, что они действительно эквивалентны по смыслу).
Вот эта первичная информация, которая в точности соответствует определенному фрагменту интервью, является фактом.
А вот следующая информация уже будет оценкой: «Ведущий интервью добивался от Путина, чтобы Путин сказал, кто из будущих президентов США ему будет предпочтительнее».
Почему? Потому что это не тождественная формулировка, и из того, что ведущий три раза спрашивал у Путина (в разной формулировке), кто ему более предпочтителен как будущий президент США, совершенно не следует, что ведущий добивался от Путина ответа, кто ему более предпочтителен.
Вполне возможно, что ведущий добивался от Путина совершенно другого,
например, чтобы показать этим интервью самому тупому американскому
гражданину (которому нужно по три раза повторить), что Путин не имеет
никаких предпочтений по данному вопросу. Более того, как раз дальнейший
анализ данного фрагмента интервью как раз это и показывает.
Пример 4.
Рассмотрим ещё один пример.
Факт: «Путин
ответил на вопрос журналиста, что лично он будет голосовать за партию
«Единая Россия» на выборах в ГД РФ 18 сентября 2016 года
».
Вот это является фактом, потому что именно таким был вопрос журналиста, и именно таким был ответ Путина.
А вот пример оценки: «Путин агитировал граждан России голосовать за партию «Единая Россия».
Надеюсь, разница очевидна. Путин не говорил: «Голосуйте за партию «Единая Россия», делайте как я!» Этого не было. Поэтому вторая формулировка принципиально отличается по смыслу от первой. И если первая является фактом, то вторая формулировка является оценкой.
Пример 5.
Факт: «Барак
Обама подписал документ, в котором предписал гражданам США имели при
себе средства для выживания, документы, страховки, а также, чтобы
производства по всей стране были готовы работать в условиях,
приближенных к экстремальным. Также с соответствующим заявлением он
выступил на американском телевидении
»
Оценка (одна из возможных): «Обама пугает жителей США катастрофами».
Другая оценка (тоже возможная): «Обама готовит информационное пространство для предстоящих военных действий».
Ещё одна оценка (тоже возможная): «Обама предсказывает катастрофы».
Пример 6.
Факт: «Джон
Керри сказал, обращаясь в своем выступлении в адрес российских граждан,
что НАТО не преследует агрессивных целей по отношению к России
».
Оценка: «Джон Керри предпринял усилия, чтобы успокоить российских граждан в связи с действиями НАТО».
Пример 7.
Факт: «Минфин РФ внёс в ГД РФ законопроект об увеличении ставки НДС».
Оценка: «Минфин хочет увеличить поступления денег в бюджет».
Оценка: «Минфин внёс в ГД РФ законопроект, который позволит увеличить поступления денег в бюджет».
Полагаю, что пока примеров достаточно.
После
примеров с игрой в испорченный телефон и других примеров недавних
новостей должно быть понятно, чем отличается факт от оценки. Безусловно,
читатель не сможет ещё легко ориентироваться, где факт, а где оценка,
но первичное представление об этих понятиях он должен получить на
основании этих примеров.
Так вот, первым шагом анализа
является учет фактической информации. Если человек для анализа берёт не
фактическую информацию, а оценочную, то никакого анализа он сделать уже
не сможет. Надеюсь, понятно, почему это так. Это так потому, что искаженная (ложная) информация о первоначально произошедшем событии повлечёт неминуемо искаженные (ложные) выводы.
В
логике есть такая теорема, что отталкиваясь от ложного утверждения
можно доказать любое утверждение, в частности, одновременно два
противоположных по значению утверждения, например, что белое – это
белое, и тут же, что белое – это черное. Понятно, что в таких условиях из
ложной информации можно вытянуть абсолютно любые выводы. Но если можно
вытянуть любые выводы, значит, такая информация изначально бесполезна
.
Поэтому
если человек начинает с того, что берёт не факты, а искаженные факты
(оценки), то анализом это уже заведомо называть нельзя (а человека,
соответственно, нельзя называть аналитиком).

А теперь
посмотрите вокруг себя на различные материалы, программы, выступления и
вы увидите и услышите сплошное: «Путин призывает», «Обама угрожает»,
«Россия [во что-то] вляпалась в Сирии», «Курды обстреляли ракетами
турецкий аэродром» (вот прямо все курды взяли и обстреляли, и женщины
стреляли, и дети, и все по очереди), «Россия предала русских на
Украине», «Граждане СССР предали свою страну в 1991 году», «Единая
Россия – это партия Путина» и так далее, и тому подобное.
Вот всё
это – не более, чем оценки. И те, кто оперируют этими (и подобными)
оценками никакими аналитиками заведомо не являются. Оценками всегда
оперируют только для того, чтобы с помощью манипуляций сознанием
заставить человека прийти к какому-то нужному для себя выводу. И все те,
кто выражаются подобным образом, именно этим и занимаются – они хотят
заставить людей поверить в те или иные ложные вещи ради достижения
личных корыстных целей.
Таким образом, уже после
первого рассмотренного нами этапа анализа внимательный читатель должен
сделать вывод о том, что 99 процентов всего того, что называется
анализом – анализом не является. И соответственно 99 процентов так
называемых аналитиков – это никакие не аналитики, а элементарные
манипуляторы человеческим сознанием. К анализу это всё не имеет никакого
отношения.
«Исследовать — значит видеть то, что видели все, и думать так, как не думал никто» (Альберт Сент-Дьёрди).
Сразу
несколько слов об эпиграфе. На самом деле так не должно быть, потому
что исследование должно быть нормальным и естественным подходом человека
к окружающему миру. По крайней мере, в том случае, если мы всерьёз
говорим о «человеке разумном». Увы, но называть сегодняшнего человека
разумным не приходится, и тому есть масса подтверждений. Сегодняшнего
человека можно называть лишь потенциально разумным, то есть способным к
разумным действиям, но отнюдь не действующего таким образом в своей
жизни.
Как я уже сказал в первой части материала, анализ не сложен
с точки зрения технологии как таковой, но сложен с точки зрения его
применения, так как человек привык к другому способу действования.
Как
же на самом деле действует человек, и каким образом это всё
складывается в его жизни? С этим необходимо разобраться, прежде чем мы
продолжим разговор об анализе.
ПОЧЕМУ АНАЛИЗ СЛОЖЕН В ОСВОЕНИИ? РЕАЛЬНАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ПОВЕДЕНИЯ СОВРЕМЕНОГО ЧЕЛОВЕКА
Основным способом поведения человека является так называемое рефлексивное поведение, основанное на оценочном восприятии.
Человека
так воспитывают с детства все – как общество, так и родители.
Воспитывают именно так, потому что сами так воспитаны, а обучать можно
лишь тому, что умеешь сам. Но не только поэтому. У этого явления очень
глубокие корни, которые мы до самого основания ворошить сейчас не будем,
так как тема эта очень большая, и если мы её начнём, то не доберёмся до
анализа. Пока в этом плане будет достаточно сказать, что существуют
очень серьёзные силы, которые заинтересованы в том, чтобы человек
смотрел на жизнь именно таким образом, а не исследовательским.
Сейчас
нам важнее разобраться в рефлексивном поведении, основанном на
оценочном восприятии, с точки зрения методологии, то есть разобраться,
как это устроено, и как это в общем сложилось.
С
детства человек складывает для себя картину мира, и делает это примерно
следующим образом. Сначала он не знает ни языка, ни смысла тех или иных
действий. У него есть только первичные потребности, которые он может
выразить примитивными способами реагирования, которые ему доступны
(например, плач или крик). И он замечает, что на определенное действие
(плач, крик) приходит кто-то, кого называют «мама», «папа», «бабушка» и
так далее, и кто решает проблему. Кроме того, он слышит речь окружающих
людей и сопоставляет её определёнными ситуациями.
Таким образом
человек складывает для себя блоки восприятия, каждый из которых содержит
связку «определенные действия – определенные последствия», а также
«определенные слова – определенными ситуации».
Здесь важный
момент. В обществе не принято на уровне практики объяснять, почему
что-то делается так, а не иначе. Нет такой культуры воспитания, и нет
таких навыков. Когда ребенок начинает задаваться вопросами типа: «А
почему?» или «А что такое?» – ему всегда отвечают нечто вроде «потому»,
или «не задавай глупых вопросов». Подобные ответы следуют или сразу же
(в случае совсем уж примитивного воспитания) или через два-три
углубления ребенком в какую-то ситуацию с повторением этого вопроса по
отношению к данным пояснениям. С этим сталкивался каждый родитель.
Но
что при этом происходит в голове у ребенка? А у него просто
складываются определенные блоки восприятия по указанному выше принципу, а
почему они устроены так или иначе, остается не выясненным. Более того,
основные понятия, которыми оперирует ребенок, остаются им не
осмысленными, не связанными с реальной жизнью, и перепроецированными
сами на себя. Потом ребёнок «взрослеет», то есть дорастает до возраста,
когда он принимает решение: «Всё, хватит меня учить! И так учёный!» И с
этого момента он перестаёт пересматривать свои блоки восприятия,
пользуясь ими уже как окончательно сложенным по жизни механизмом.
Как
иллюстрация этот способ существования идеально описывается следующим
образом. Представьте себе человека, у которого есть большая связка
ключей (в лучшем случае – отмычек), с которой он ходит по огромному
лабиринту с коридорами и дверями. И подходя к каждой двери, человек
перебирает имеющиеся у него ключи, чтобы открыть дверь, если он считает,
что ему надо туда попасть. Он примерно знает, какого типа ключи
подходят в тех или иных случаях (к дверям того или иного типа), и
пользуется не совсем уж примитивным перебором, а упорядоченным. Но при
этом суть ситуации именно в том, что он пользуется строго определенным
набором ключей, который он собрал до указанного выше момента (когда он
запретил себя воспитывать), а также в том, что он ходит в основном по
известным ему коридорам, не задумываясь, ни что он тут делает, ни какие
ещё бывают коридоры и двери, ни что ему вообще тут надо, ни кто его
направляет ходить именно по этим коридорам и открывать именно эти двери,
ни что существует какое-то другое место за пределами этого лабиринта.
Он просто ходит по коридорам и просто пытается подобрать подходящий ключ
(из уже имеющихся ключей на его связке) к тем дверям, с которыми он
сталкивается.
Если какую-то дверь открыть не удается, человек
просто проходит мимо, а также убеждает себя, что ему туда не надо. Также
человеку периодически подсовывают на связку новые ключи (есть такие
технологии). Также человека направляют по вполне определенным коридорам,
но человек этого не понимает. Он думает, что ходит сам. Система
привлечения его внимания от него скрыта, точнее, она находится за
дверью, куда ему доступ закрыт (ключей не давали).
На каждой двери
у человека висит некоторая табличка, на которой написано, что за этой
дверью. И человеку уже не важно, что там находится на самом деле – он
оперирует только надписями на табличке. Надписи вполне заменяют человеку
реальное содержимое того или иного помещения, а разбираться с реальным
содержимым, что это на самом деле такое, откуда оно берётся и как
устроено – его не учили.
В лучшем случае человека знакомят с
содержимым очень отдельных комнат и объясняют, что там находится, и как
этим пользоваться (это комнаты, в которых он работает, за что получает
деньги).
Примерно так описывается 99,99 процентов жизни
99,99 процентов людей. Есть отдельные исключения, но в целом картина
примерно такая.
ПРИМЕРЫ
Давайте рассмотрим несколько простых примеров, чтобы понять, как эта схема работает в жизни людей.
Пример 1.
Человеку дали информационный блок:
«Секта
– это некоторое очень плохое общественное образование, которое
порабощает людей, делает их зомби, в сектах находятся одни зомби, а
руководят сектами либо неадекватные люди, либо мошенники, вытягивающие
из людей деньги».
При этом понятие «Секта» связывают с
определенными ключевыми признаками, например: «Если где-то говорится о
Боге, то это секта (кроме тех мест, где можно говорить о боге –
Православная церковь, Католическая церковь, Мусульманская церковь)»,
«Если где-то говорится о Боге не так, как предписывает Православная
церковь, Католическая церковь, Мусульманская церковь, то это секта».
При этом понятие «Секта» связывают также с понятием «незаконно», «плохо», «чушь».
Теперь,
встречаясь где-то с разговорами о Боге кроме церкви и не в том
контексте, как это делается в указанных церквях, человек сразу вешает на
это оценку: «Это секта». О чём там говорится на самом деле – его уже не
интересует. Ему достаточно указанных описаний. Более того, он уже
заранее согласен, что с этими людьми можно (и нужно) сделать что-то
«карающее». Если спросить такого человека, а что вообще говорит о Боге
какая-либо церковь, насколько это правильно, что говорят о Боге те, кого
он называет «Сектой», и насколько это правильно, что он сам думает по
этому поводу – все эти вопросы поставят человека в тупик. Он не знает на
самом деле, ни что реально утверждает о Боге ни церковь, ни эти люди,
он не знает критериев правильности, он никогда ни о чем подобном не
думал. Он даже не умеет думать. Но ему это и не надо, ему достаточно
указанных ярлыков, чтобы каким-то образом к этому отнестись, и что-то
сделать (например, не задавать лишних вопросов, не интересоваться,
игнорировать, поощрять преследование каких-то людей).
Это и
есть суть рефлексивного поведения – не выясняя сути ситуации, вешать на
ситуацию некий ярлык, заменяющий своим описанием суть ситуации, и на
основании этого описания неким заранее определённым
(запрограммированным) образом действовать.

Пример 2.
Человеку
дают понятие «Круто» (сегодняшний жаргонный термин). Что означает сие
слово, сказать трудно, но примерно это можно описать как нечто желаемое,
наличие чего делает «крутым», то есть «успешным», а отсутствие чего
делает «лохом», то есть «неуспешным».
Далее понятие «Круто» для
человека связывают с какими-нибудь товарами или услугами. Например,
«Круто» пить «Кока-Колу», «Круто» пить алкоголь, «Круто» курить, «Круто»
пользоваться каким-нибудь тарифом мобильной связи, «Круто» купить
телефон (или любой другой товар) определенной марки и модели (а через
год круто уже купить другую модель), и так далее.
Также «Круто»
связывают с каким-то способом поведения, например, «Круто» ругаться
определенными словами, «Круто» ходить в ночные клубы, и так далее.
В
результате человека цепляют на крючок его самооценки и программируют на
приобретение определенного товара, услуги или на определенный способ
поведения. Одновременно его программируют на то, что если что-то
«Круто», но это надо непременно хотеть. Одновременно его программируют
на то, что надо вообще следовать определенному тренду, и далее уже можно
вбросить любой другой термин вместо «Круто», и человек уже имеет
привычку реагировать нужным образом, рефлекс создан.
При этом
человек не задумывается, а что вообще означает «Круто», нужно ли это
ему, какое место это вообще занимает в жизни, что реально происходит в
его жизни, когда он стремится быть «Крутым», кто и как им при этом
управляет и так далее. Опять же, человек не думал никогда на эту тему, и
не имеет желания думать. У него есть блок (связка) «Круто» значит
«надо», и есть набор того, что соответствует понятию «Круто». Всё, этого
достаточно для того, чтобы он стремился это приобрести или вести себя
соответствующим образом. Опять имеем ту же связку: «Ярлык-описание
(оценка)» и действие, с этим связанное.
Пример 3.
Человеку
дают понятия «хорошо» и «плохо». Далее эти понятия связывают с
определенными объектами или способами поведения. Например: «Когда что-то
мне дают – это хорошо», а «когда я должен что-то дать – это плохо».
Вариантов очень много, речь не о них, а о методологии.
Далее «хорошо» связывается с положительной самооценкой человека, а «плохо» с отрицательной.
Далее
остаётся только указывать, что «хорошо», а что «плохо», и человек будет
двигаться в запрограммированном для него направлении, пытаясь
соответствовать «положительной самооценке» себя самого, либо поощряя
«хороших» людей вокруг себя и игнорируя «плохих», либо действуя в
отношении «плохих» агрессивно. При этом человек не задается опять же
вопросом, а почему что-то «хорошо», а что-то «плохо», может ли так быть,
что одно и то же действие в одной жизненной ситуации «хорошо», а в
другой «плохо», и почему, от чего это зависит, как это сложено в жизни,
откуда взялось, и что он опять же по этому поводу думает.
Им вполне достаточно оценок «хорошо» и «плохо», чтобы в тех или иных ситуациях действовать определённым образом.
Пример 4.
Человеку
дают понятия «надо» и «нельзя» (опять же, либо вообще без аргументации и
объяснения, либо с какими-то примитивными ответами, чтобы «не задавали
глупых вопросов»).
Далее эти понятия связывают с определенными объектами или способами поведения.
Например,
«надо уважать права геев», «надо быть толерантным», «нельзя запрещать
гей-парады» и так далее. Почему «надо», почему «нельзя», с какой стати
это вообще взялось, от чего это зависит, и на что это влияет, нужно ли
это в жизни, кому нужно, кому не нужно, какие это влечёт результаты,
опять же, что сам человек обо всём этом думает, и на каком основании –
это вопросы, которые не принято задавать, и над которыми люди в своей
массе никогда не задумываются.
Им вполне достаточно этих «надо» и «нельзя», чтобы в тех или иных ситуациях действовать определенным образом.
Примеры можно продолжать бесконечно, но суть читателю должна быть понятна. Человека не учили разбираться, думать, анализировать, исследовать. Попробуйте
для примера спросить кого-нибудь: «А как вообще думать правильно, а как
неправильно? Не в смысле в той или иной ситуации, а как механизм
думания?» В подавляющем большинстве случаев люди просто не поймут, о чём
их спрашивают.
Вместо всего этого человека просто учили автоматически реагировать в тех или иных ситуациях тем или иным образом по схеме: «Раздражитель – ОценкаДействие».
Разумности
в этом поведении ровно столько же, сколько у той пресловутой собаки
Павлова, у которой слюна рефлексивно выделяется по сигналу.
Более
того, без всяких шуток у человека слюна выделяется не просто по сигналу,
а в определенное время и без всякого сигнала, когда он выдрессирован
есть, например, утром перед выходом на работу, в обеденный перерыв и
вечером по приходу с работы.
АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ СПОСОБ ПОВЕДЕНИЯ. ДЛЯ ЧЕГО НУЖЕН АНАЛИЗ
Альтернативным
оценочному восприятию способом поведения является исследование. Анализ
является формой исследования, и дальше мы разберемся с тем, что это
означает.
Альтернативным рефлексивному поведению способом
поведения является осознанное действие, и дальше мы также разберемся с
тем, что это означает.
Анализ предназначен для того, чтобы выявить реальное положение вещей вместо какой-либо оценки произошедшего (происходящего). В
этом принципиальный момент. Все примеры, которые были приведены выше,
показывают примеры реагирования на основании оценок. Оценка, ярлык в
технологии анализа – слова синонимы и обозначают замену (подмену)
реальности на некоторое описание, которое якобы реальности
соответствует, а на самом деле может очень сильно с ней расходиться. Но
дело даже не в том, насколько далека оценка от реальности, речь о самом
принципе. Оценка – это то, что подменяет собой реальность. И именно
потому что анализ призван выявить реальность, он не приемлет оценок.
Поэтому
когда кто-то говорит, что «анализ предназначен для того чтобы оценить
ситуацию» – это в действительности означает, что человек либо не
понимает технологии анализа в принципе, либо умышленно пытается ввести
слушателя (собеседника, оппонента) в заблуждение. Анализ и оценки – суть вещи несовместные. Как мы говорили в первой части, первым этапом анализа является отделение фактов от оценок.
ОСНОВНАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ АНАЛИЗА
Чтобы перейти к описанию технологии анализа, нам необходимо ввести терминологию, в которой мы будем это делать.
Далее мы будем давать определения и примеры.
Участники ситуации
лица, непосредственно участвующие в рассматриваемой ситуации, либо
лица, интересы которых непосредственно затрагиваются в рассматриваемой
ситуации.
Например, вспомним ситуацию, когда английские студенты
колледжа Итон приезжали в гости к Путину в Кремль. Участниками этой
ситуации являются не только студенты и Путин, но также и премьер-министр
Великобритании, потому что Путин встретился со студентами в рамках
пусть и частного, но всё-таки реального визита, выделил для них своё
время, и студенты данного колледжа принадлежат к английской элите, это
не просто «обычные студенты», это будущие представители власти, и
встречу с ними Путин провёл до встречи с новым премьер-министром
Великобритании. Это определенное публичное нарушение международного
делового этикета, требующего «права первой встречи» для нового главы
государства, поэтому здесь интересы премьер-министра Великобритании
затронуты явным образом.
Или, например, возьмём интервью Путина
агентству «Bloomberg». Здесь два явных участника – Путин и тот человек,
который брал у него интервью.
Предмет действия
это точное описание (фактическое описание) действия, которое совершали в
ситуации её участники. Это как раз то, что мы рассматривали в первой
части материала, и про что мы говорили, что необходимо выявить факты,
отделив их от оценок. При этом слова «предмет действия» указывают на то,
что необходимо указать не просто действие, но и тот предмет, на который
действие направлено.
Пример. После встречи с президентом России
В.В.Путиным президент Турции Эрдоган заявил, что Турция будет
осуществлять строительство «Южного потока». Действие здесь – «заявил», а
«предмет» в том, что Турция будет осуществлять строительство «Южного
потока». То есть Эрдоган сделал заявление, и у этого заявления есть
конкретный предмет, на который оно направлено.
Ещё один пример. На саммите G-20 Путин подарил Си Цзиньпину ящик мороженого. Действие – «подарил», предмет – мороженое.
Требования
форма (та или иная различная форма), в которой выражены условия
(окружающего мира) по отношению к рассматриваемой ситуации в целом, а
также к участникам ситуации (к действиям участников ситуации).
Здесь
важно понимать, что в мире существует множество процессов, которые
влияют друг на друга, и для каждой ситуации есть как объемлющие
процессы, в которые ситуация включена, так и процессы, которые являются
частью ситуации или затрагивают ситуацию тем или иным образом. Каждый из
таких процессов создаёт определенные условия, в которых существует
ситуация, и эти условия выражаются в той или иной форме.
Здесь очень удобно взять пример семьи.
Элементом
чего является семья? Семья является элементом общества. Со стороны
каждого общества к семье предъявляются определенные требования.
Например, в Москве, как столичном европейском городе это могут быть одни
требования, а в Новосибирске, как сибирском городе это могут быть
совершенно другие требования. А где-нибудь в селе Гадюкино к семье могут
быть требования, отличные и от Москвы, и от Новосибирска. Например, в
селе Гадюкино жена должна подоить корову перед завтраком, а в Москве или
Новосибирске это не только не нужно, но и невозможно. В Москве,
например, считается нормальным, если жена куда-то пойдёт одна (на
какое-то мероприятие), а в Новосибирске, например (пусть будет так, это
не важно) считается нормальным, что на какие-то мероприятия жена ходит
только вместе с мужем. А в селе Гадюкино ходить некуда, поэтому принято,
что и муж и жена вечер проводят дома.
Элементом чего ещё является
семья? Семья является элементом государства. Со стороны государства к
семье также предъявляются определенные требования. Например, в
российском государстве такими требованиями являются зарегистрировать
отношения в органах ЗАГС (регистрация брака, регистрация развода), также
в органах ЗАГС регистрируется рождение детей и смерть родственников.
Также требованием со стороны государства является решить имущественные
вопросы в суде в случае развода, если в семье родился ребенок, или если в
семье было нажито некое общее (совместно нажитое) имущество.
Далее,
семья может быть, например, православной или мусульманской. В этом
случае к поведению в семье мужа и жены добавляются требования той или
иной веры. Например, соблюдение определенных праздников, молитвы,
ритуалы приёма пищи, определенная одежда дома и на улице и так далее.
При этом требования к мужу могут быть одни, а к женщине другие
(соответственно тому, как это требуется в конкретной вере).
Далее,
могут быть требования со стороны родственников. Например, родители мужа
или жены могут выставить требование периодически (например, раз в
месяц) с ними встречаться. Причём такие требования могут возникать как
со стороны конкретных родственников в конкретной семье, так и быть
частью традиций конкретного общества (например, на Кавказе). В этом
случае эти требования логичнее рассматривать с позиции требований
общества в целом, а не просто как особенность конкретных родственников.
Далее,
могут быть требования со стороны самих участников семьи – мужа, жены.
Например, у мужа есть требование, чтобы его в воскресенье «не
беспокоили», потому что по воскресеньям у него баня и футбол. А у жены,
например, может быть требование, чтобы муж «не изменял» (а то развод).
Всё
перечисленное – различные виды требований. Мы специально рассматриваем
пример семьи, так как в этом случае много разных процессов, в которые
вовлечена семья, и соответственно, можно с самых разных сторон
рассмотреть понятие такое понятие, как «требование».
Соответствие или несоответствие – это форма отношения, которая существует между предметом действия и требованием.
Вернемся
к нашему примеру с семьёй. Предположим, мы говорим о российской
православной семье. В этом случае одним из требований к семье будет
праздновать религиозные праздники, и в частности, на Пасху жена должна
как хозяйка заблаговременно испечь (или купить) кулич и освятить его в
церкви. Если кулич к праздничному столу готов, то по отношению к данному
требованию со стороны жены есть соответствие, то есть она должна была
это сделать, и сделала. А если кулича нет, то по отношению к данному
требованию со стороны жены есть несоответствие, то есть она должна была
своевременно изготовить или купить кулич и освятить его, но не сделала
этого.
Здесь важно понять, что сам факт соответствия или
несоответствия является важным самостоятельным понятием, отличным как от
предмета действия (например, испечь кулич и освятить кулич), так и от
требования (иметь на праздничном столе освященный в церкви кулич).
Рассмотрим
ещё одно требование к православной семье – ходить по воскресеньям в
церковь на исповедь и причащение. Пошли муж с женой в церковь – есть
соответствие. Не пошли – нет соответствия.
Значение
это некие новые условия, которые возникли в мире (в том числе и для
самих участников ситуации) в результате действий участников ситуации.
Эти новые условия в чем-то обязательно выражаются – как непосредственно в
результатах действий (их можно увидеть, почувствовать, иногда даже
«пощупать»), так и в каких-то итогах.
Давайте рассмотрим какой-то новый пример.
Предположим, есть школьник, который учится в школе. И ему в школе на занятиях задали домашнее задание.
Требованием к школьнику, очевидно, является выполнить домашнее задание.
Предположим, что школьник его выполнил и принёс с собой на следующее занятие. Тогда какое значение имеет это его действие?
Значение
будет в том, что школьник готов к дальнейшему учебному процессу, так
как имеет с собой результат выполнения домашнего задания, по которому
можно сделать вывод, освоил он материал предыдущего занятия или не
освоил. В обоих случаях у учителя есть возможность дальше с этим
школьником работать. Например, если задание выполнено правильно (то есть
соответствие есть не только в факте выполнения задания, но и в том, что
оно выполнено так, как необходимо), то учитель может давать следующий
материал, так как видно, что материал предыдущего занятия школьник
усвоил (тому доказательством правильно выполненное задание). Если
задание выполнено неправильно (то есть относительно требования выполнить
домашнее задание соответствие есть, а относительно требования выполнить
задание правильно соответствия нет), то учителю необходимо разобрать со
школьником ошибки, но у него есть для этого материал, и эту работу
можно проводить. То есть в любом случае есть возможность дальше
работать, просто направление работы может быть разное, в зависимости от
того, правильно выполнено домашнее задание или неправильно.
Теперь
рассмотрим ситуацию, когда школьник домашнее задание не выполнил. Тот
есть относительно требования выполнить домашнее задание есть
несоответствие. Какое значение будет у этого действия школьника?
Во-первых,
значением будет то, что школьник не готов к занятию, потому что у него
нет никакого результата работы – ни правильного, ни неправильного. То
есть непонятно, усвоил ли он материал предыдущего занятия или нет. У
учителя нет возможности сделать соответствующий вывод, так как нет
результата выполнения задания.
Во-вторых, значением будет то, что
школьник сорвал учебную работу на уроке, на который он пришёл, так как
дальнейшая работа невозможна ввиду той же самой причины – у учителя нет
понимания, какую работу дальше необходимо проводить (то ли необходимо
повторять материал предыдущего занятия, то ли можно двигаться дальше).
Источник

Добавить комментарий