Как родился политический миф норманизма?

Как родился политический миф норманизма?

Как известно, в публикациях подавляющего большинства сотрудников
вузовской и академической системы, занимающихся начальным периодом
древнерусской истории, летописные варяги отождествляются со скандинавами, а также с норманнами из западноевропейских хроник, и вдобавок во всему с викингами.
Вот такой невероятный, в сущности, компот из
варяго-скандинаво-норманно-викингов скрывался якобы за летописным
Сказанием о призвании Рюрика с братьями.

В своих исследованиях я выявила, что этот «компот», прежде чем переехать
в российскую историческую науку в начале XVIII в., варился в
утопической западноевропейской историософии в течении XVI-XVIII вв. при
горячем содействии ведущих политиков. Т. Мор назвал Утопией страну,
никогда не существовавшую в действительности. Утопии исторические – это
картины вымышленного исторического прошлого, вымышленного для какого-то
определенного народа, когда вымысел создавался за счет приворовывания из
историй других народов.

Как родился политический миф норманизма?

Как известно, в публикациях подавляющего большинства сотрудников
вузовской и академической системы, занимающихся начальным периодом
древнерусской истории, летописные варяги отождествляются со скандинавами, а также с [i]норманнами[/i] из западноевропейских хроник, и вдобавок во всему с [i]викингами[/i].
Вот такой невероятный, в сущности, компот из
варяго-скандинаво-норманно-викингов скрывался якобы за летописным
Сказанием о призвании Рюрика с братьями.
В своих исследованиях я выявила, что этот «компот», прежде чем переехать
в российскую историческую науку в начале XVIII в., варился в
утопической западноевропейской историософии в течении XVI-XVIII вв. при
горячем содействии ведущих политиков. Т. Мор назвал Утопией страну,
никогда не существовавшую в действительности. Утопии исторические – это
картины вымышленного исторического прошлого, вымышленного для какого-то
определенного народа, когда вымысел создавался за счет приворовывания из
историй других народов.
Если более конкретно, то истоками норманизма были историко-политические
мифы шведских государственных и общественных деятелей. Они вошли в
историю западноевропейской общественной мысли под названием готицизма и
рудбекианизма. В начале XVIII в. они были перенесены в российскую
историческую мысль приглашенными в Петербург немецкими специалистами
Байером, Миллером и Шлецером и получили название норманизма. И с тех пор
российские школьники и студенты учат начала древнерусской истории по
программам истории, созданным в XVI-XVIII вв. для шведских учащихся с
целью поднятия у них национального самосознания. Причем не имея об этом
последнем никакого понятия.
Поскольку представления норманистов о собственных историографических
позициях отличаются большой гибкостью и эластичностью (то шведский
Рослаген является у них заповедной землей, откуда вышли родсы-гребцы и
откуда принесли они имя Руси, то вдруг не является, то
скандинаво-варяго-норманно-викинги сыграли у них ведущую или
существенную роль во всех основных процессах древнерусского
политогенеза, то вдруг оказывается, что в летописных княжениях словен,
полян и других уже что-то такое назревало, а пришествие скандинавов
сыграло роль «катализатора» и пр.) освежим в памяти, что обычно пишут о
начальном периоде древнерусской истории в новейших работах.
В чем конкретно видят роль скандинавов?
1. В образовании Древнерусского государства и создании древнерусского
института верховной княжеской власти. Как представляется норманистам,
договор с вождем викингских отрядов Рюриком (предположительно, из
Средней Швеции) обеспечил контроль этих отрядов над водными путями от
Ладоги до Волги и тем самым заложил основы для возникновения
раннегосударственных структур, в первую очередь, – института центральной
власти у летописных приильменских словен. Другой скандинавский вождь
Олег захватил Киев и, таким образом, объединил восточноевропейский север
с центром в Ладоге и восточноевропейский юг с центром в Киеве,
благодаря чему и возникло Древнерусское государство, известное в науке
как Киевская Русь.
2. Вкупе с вышеназванным вкладом варяго-норманно-викингов в
древнерусскую историю было установление контроля над Балтийско –
Волжским торговым путём, открытие и функционирование которого являлось,
согласно уверениям норманистов, результатом деятельности скандинавских
купцов и воинов. Именно благодаря этому, по их мнению, консолидируется
обширная территория, на которой в середине IX в. возникает первое
раннегосударственное образование».
1, 2, 3, 4, 5, 6).
Объяснение тому очень простое – ненаучная гносеология норманизма. Или
проще: норманизм – не наука. Как же «профессиональные научные круги»,
бытующие в «рамках академической науки», могли зайти в такой
теоретический тупик?
Чтобы понять нынешнюю ситуацию в отечественной исторической науке, надо
рассмотреть одно удивительное явление в истории западноевропейской
исторической мысли, которое также осталось практически неизвестным
российскому обществу. В течение XVI-XVIII вв. в североевропейских или
германоязычных странах сложилась традиция приписывать своим странам
величественное древнее прошлое, основанное на фантазиях. Особенно эта
традиция поразила страны Скандинавского полуострова. Вот как это
получилось.
Завязкой к истории послужила ситуация, сложившаяся в Италии XIV-XV
веков. Именно там возникло стремление изображать прошлое своей страны и
народа в сугубо позитивном ракурсе с целью создания здоровой
историософии и искренней веры, необходимых для морального здоровья
нации. Эта тенденция уходит своими истоками к началу эпохи, которая
получила название эпохи Возрождения. Общеизвестны её характеристики,
сформировавшиеся в течение XVIII-XIX вв. и получившие распространение в
мировой общественной мысли, в том числе благодаря и работам Ф.Энгельса и
К.Маркса как «величайший прогрессивный переворот из всех пережитых до
этого времени человечеством».
Лидия Грот,[/i]
[i]кандидат исторических наук[/i]

Добавить комментарий