Хватит рыдать по французам

Хватит рыдать по французам

«Прежде чем обьединиться, нужно решительно и окончательно размежеваться»
В. И. Ленин
«…Они даже удостоили нас зрелища этого кровопролития. Пало свыше
шестидесяти тысяч германцев, и не от римского оружия, но, что еще
отраднее, для услаждения наших глаз. Да пребудет, молю я богов, и еще
больше окрепнет среди народов Германии если не расположение к нам, то,
по крайней мере, ненависть к своим соотечественникам, ибо, когда империи
угрожают неотвратимые бедствия, самое большее, чем может порадовать нас
судьба, – это распри между нашими врагами»
Корнелий Тацит
\»Какой трус! Как можно было впустить этих каналий! Надо было смести пушками 500—600 человек, — остальные разбежались бы…\»
Лейтенант Бонапарт о Людовике XVI
В настоящий момент со всех строн, с высоких трибун, со страниц газет и с
телевизионных экранов слышен горестный призыв – надо бы нам всем
обьединиться в борьбе с терроризмом и сильнее сплотить ряды…

Хватит рыдать по французам

«Прежде чем обьединиться, нужно решительно и окончательно размежеваться»
В. И. Ленин
«…Они даже удостоили нас зрелища этого кровопролития. Пало свыше
шестидесяти тысяч германцев, и не от римского оружия, но, что еще
отраднее, для услаждения наших глаз. Да пребудет, молю я богов, и еще
больше окрепнет среди народов Германии если не расположение к нам, то,
по крайней мере, ненависть к своим соотечественникам, ибо, когда империи
угрожают неотвратимые бедствия, самое большее, чем может порадовать нас
судьба, – это распри между нашими врагами»
Корнелий Тацит
\»Какой трус! Как можно было впустить этих каналий! Надо было смести пушками 500—600 человек, — остальные разбежались бы…\»
Лейтенант Бонапарт о Людовике XVI
В настоящий момент со всех строн, с высоких трибун, со страниц газет и с
телевизионных экранов слышен горестный призыв – надо бы нам всем
обьединиться в борьбе с терроризмом и сильнее сплотить ряды…
Демагогический этот лозунг сильно напоминает советское словоблудие былых
времён. Как только отбрасывала копыта очередная коммунистическая шишка,
газета «Правда», да и все другие советские газеты так и сообщали в
своих передовицах – народ и коммунистическая партия ещё сильнее
сплотятся вокруг Центрального Комитета нашей партии и его Политбюро,
возглавляемого нашим дорогим… ну и так далее.
Вот и сейчас вполне вменяемые русские люди хором выражают соболезнования
французам по поводу жертв терактов произошедших в Париже. Призывают к
солидарности и единению, сплочению рядов и совместной борьбе… Одним
словом – пролетарии всех стран соединяйтесь. Хинди-Руси – бхай-бхай,
Москва-Пекин – ходра-вокзал, и вообще все бай-бай, ладошки под щёчки,
друг к другу прижатые туго.
Просто интересно, на чисто практическом уровне – а что такое единение
обозначает? Как оно будет осуществляться на практике? Как конкретно
Россия может с Францией в этом деле «обьединиться»? Где этот терроризм
самый, против которого все вместе бороться собираются, угнездился, и чем
мы французам можем в этом смысле помочь?
И более того – а надо ли им помогать? За последние 200 лет Франция
трижды вела против России жестокие войны, причём в 1812 году французам
удалось взять и спалить Москву. Наполеоновское нашествие стоило России
никак не менее полумиллиона жизней. Это при том, что численность
населения России в те годы не превышала 30 миллионов человек.
В середине 19-го века французы вместе с англичанами и турками высадились
в Крыму и опять воевали против нас не на живот, а насмерть. В Первую
Мировую французы были нашими союзниками, что практически привело к тому,
что русской армии несколько раз приходилось начинать наступление, чтобы
спасти чудесную Францию от полного разгрома «грязными бошами». И,
естественно, эти наступления приводили к огромным неоправданным потерям.
После оккупации Гитлером половины Франции в 1940 году французы
фактически вышли из войны и пять лет радостно обслуживали немецкую
армию, как-то: выпускали танки на заводах «Рено», развлекали немчуру по
кафешантанам, да и сами присоединились в вермахту – французы были на
нашем фронте под Ленинградом, что облегчению ужасов блокады никак не
способствовало. Только не надо врать про французское «сопротивление» —
недавние исследования показали, что это практически миф, сопротивление
было ничтожным, а вот сотрудничество – всеобщим. Французские рестораторы
и крестьяне были страшно рады полновесным немецким маркам и сбыту своей
продукции, а также развитию сферы обслуживания. После войны они прятали
немецких фашистов на своих заводах, выправляя им французские документы.
И вот этой-то вот продажной жуликоватой еврошушере теперь кто-то должен помогать?!
Начать с того, что помогать они должны для начала себе сами. Около года
назад мусульманские экстремисты расстреляли художников еженедельника
«Шарли Эбдо». Как бы там художники не напакостили, расстрела они не
заслуживали. Год назад французская полиция и спецслужбы были обязаны
прислониться на мусульман по-взрослому. Провести аресты, высылки,
ужесточить режим, правительство обязано было внести поправки в
законодательство. Французское правительство, как свидетельствует
история, всегда очень жёстко действовало в различных критических
ситуациях. Жестокости и твёрдости французам не занимать. И что же? За
год практически ничего не изменилось. Французы так и продолжали работать
себе по 36 часов в неделю, отпускаться на 3 месяца, жрать свою утиную
печёнку и пить до посинения свое «Бужоле» и прочую гадость, вроде
«Абсента».
Результат, как говорится, налицо. Уже не один теракт, а сразу шесть в
один день, не пять человек застрелили, а в двадцать пять раз больше.
Спецслужбы, как всегда, подозревали, но, конечно, прозевали.
Очень хочется верить, что это банальное ротозейство, а не нечто иное. С
таким ротозейством уже был опыт в 2001 году, когда спецслужбы и армия
сильнейшей страны мира оказались неспособны перехватить самолёты,
направлявшиеся к башням-близнецам в Нью-Йорке. Самолёты, под завязку
заправленные керосином, зафигачились в здания на крейсерской скорости,
взрывами разнесло несколько этажей, дотла спалило сами самолёты и всех
пассажиров, да и здания вскоре рухнули, погребая под собой целые
кварталы города, и при этом паспорт одного из террористов благополучно
приземлился на асфальт, не обгорел и даже не был уляпан кровью. Хотя,
как нас уверяют, в пламени пожара плавился металл каркаса небоскрёбов.
Аналогично этому, паспорт одного из террористов оказался и возле
парижского театра. Потерял. Выпал из внутреннего кармана. И если наличие
паспорта у террориста в Нью-Йорке ещё можно как-то обьяснить, он без
того паспорта просто не сел бы в самолёт, то для того, чтобы пройти в
театр паспорт совершенно не требуется. И тем не менее он оказался на
асфальте, ну чтобы у французской полиции не было сомнений – из Сирии
террорист.
И как прикажете французам помогать? Нет, можно, как в том анекдоте:
нашли французы в Египте мумию в гробнице, но никак определить не могут, к
какому веку мумия относится. А тут рядом из посольства наши товарищи
оказались, что из органов, дайте, говорят, нам эту мумию на пару часов.
Ну французы дали. Через два часа наши мумию возвращают и говорят –
сознался, падла: Рамзес Третий!
Можем специалистов прислать, чтоб с задержанными подозреваемыми
побеседовали, как у нас умеют. Можно отряд чеченцев прислать, чтобы
разобрался с арабским кварталом. Так ведь начнётся либеральная истерика,
от Эмнести Интернэшнл, до Гринписа.
Шутки в сторону, но никакой помощи, ни тем более сочувствия французы не
заслуживают. Черноту мусульманскую они к себе в страну напустили сами. И
никто не протестовал. Сами дали этой черноте распоясаться. И кто теперь
должен всё это расхлёбывать? А, люди погибли. А давайте мы подойдем к
этому вопросу так, как французы всегда, ещё с Первой Мировой, подходили к
вопросу о гибели наших людей. Вот и сейчас, когда самолёт над Синаем
взорвался, не слышно было громких соболезнований, не видать было
манифестаций, никто не призывал создать международный трибунал, как это
было сделано, когда погиб над Украиной малоазийский «Боинг», в который
попала ракета пущенная бандеровскими раздолбаями. Вот и мы давайте
посчитаем в том же ключе – 129 человек погибло? Вы чё, смеётесь? Да это
вообще не потери, с точки зрения 1-го Украинского фронта. Да-пёссними!
Война с терроризмом? Как сказал Сталин Черчиллю – «войны без потерь не
бывает». Ущучили?
Может, французы и против терроризма, да только и России они не друзья,
вот что. И если их там сейчас арабы и прочие африканцы потрошить начнут,
то ничего страшного в этом нет. Туда им и дорога. Если они сами себя не
хотят защищать, то, я что-то не пойму – за них Путин должен думать? Они
хотели играть в мультикультурализм, толерантность, равенство и братство
– ну так и получите. И если по всей Европе начнётся сейчас повальная
ползучая гражданская война беженцев-мусульман против местных, то это
совсем будет неплохо. Пока они будут драться, можно будет рывком номер
два забрать назад Украину и прекратить наконец как гражданский конфликт,
так и нелепую комедию «украинской незалежности».
Ни в какие «коалиции» с французами России входить не нужно ни под каким
соусом. Совершенно очевидно, что не Франция нужна России, а, наоборот,
Россия – Франции. Как и в прежние времена, от таких «коалиций» Россия
только проиграет. Пусть сами разбираются. Такие союзники — только
помеха. \»Союз\» будет состоять в том, что России придётся вытаскивать
Францию из дерьма, при этом нас же ещё и ругать будут — не за то ухо
тащите, ой, да зачем же вы его так больно бьёте, надо же осторожно… У
нас своих забот — лопатой не перекидаешь. Как было хорошо сказано в
одном старом добром фильме – «…а в Кабуле ты возьмёшь автомат, и
будешь защищать свою семью сам!»
© Copyright: Сергей Взоров, 2015

Добавить комментарий