Бить витрины против Трампа

Бить витрины против Трампа

Все «цветные революции» во всех странах происходят с одним и тем же лозунгом: «Умереть за право не работать!»

Бить витрины против Трампа

Если буржуазные революции проходили под лозунгом «Каждый имеет право решать!», а социалистические — «Каждый имеет право на труд», то все «цветные революции» во всех странах происходят с одним и тем же лозунгом: «Умереть за право не работать!»
Если главной движущей силой буржуазных революций были предприимчивые купцы и промышленники, а социалистических — парвеню из дворянской и интеллигентской среды, то главной движущей силой «цветных революций» стал городской люмпен, подвизавшийся на оказании каких-нибудь необременительных услуг или вообще принципиально не работающий в третьем поколении.
Майдан — яркий, прямо-таки дисциплинированный образец такой революции, в ходе которой протестующие предлагали уволить, расстрелять, повесить, отобрать и поделить, но никто не требовал дать возможность поработать.
Наоборот, спешащие на работу вызывали у революционеров как минимум презрение, хотя правильно было бы назвать это чувство классовой ненавистью паразита к объекту паразитирования.
Точно такое же чувство испытывал во все времена колонизатор к колонизируемому населению — плохо скрываемое чувство презрения и превосходства, которые просто необходимы, чтобы обосновать изъятие у объекта эксплуатации производимые им ресурсы.
Ну а попытка эксплуатируемых освободиться от навязчивого внимания креативных паразитов незамедлительно приводит к эксцессам, которые в случае неудовлетворения требований халявы гарантированно перерастают в истерику.
«Халява — наше ффсё!» — под таким лозунгом отправляются сегодня жечь машины и бить витрины протестующие против Трампа (а на самом деле — против работы) в Портленде и Орегоне.

Бить витрины против Трампа

Бить витрины против Трампа

«Кружевные трусики и пособие, как в ЕС» — это мечта не только майданных скакунов. Это незамысловатая парадигма существования вообще всех люмпенов в любых странах, включая США, дающая метастазы в виде особо буйных, отказывающих в праве на жизнь тем, кто просто обязан (по их мнению) сделать им «красиво.
Мы уже видели, как естественно украинские и российские люмпены изливают чувство презрения и ненависти к России, которая 25 лет вкусно кормила и сладко поила и тех, и других, не требуя взамен даже жестов символической преданности.
Теперь имеем сомнительное удовольствие наблюдать, как точно такие же чувства их классовые собратья изливают к США, сжигая американские флаги и нападая на сторонников президента, который посмел (какой ужас) заявить: «Хватит кормить захребетников!»
Естественно, что лоснящиеся люмпены, хорошо откормленные на необременительных занятиях (что-нибудь этакое изячное), считали и считают страну проживания своей колонией и любые предложения пойти поработать воспринимают как акт агрессии, как фашизм, о чем честно и сообщают в своих «твиттерах» и на митингах.
Конфликт между паразитами и объектами паразитирования в любом случае был неизбежен — и в силу экспоненциально растущих аппетитов первых, и в силу исчерпания возможностей дальнейшего беспроблемного снабжения паразитов — у последних.
Сейчас, кажется, эти кривые пересеклись…
«Противоречия между эксплуатируемыми и эксплуататорами являются антагонистическими и не могут быть решены другим способом, кроме как через уничтожение эксплуататоров как класса…» (Ленин)
Последние 25 лет — это параллельно идущие взаимосвязанные процессы деиндустриализации и люмпенизации населения. А люмпен постоянно жаждет халявы. Он ее вожделеет и ею живёт. Халява — это его питательная среда и его социальная база.
И 1917-й для него — это не царство справедливости, и уж тем более не ударный стахановский труд. 1917-й — это «отобрать и поделить», то есть тот самый живительный родник, к которому можно припасть и который нужно организовать во что бы то ни стало.
Такие халявщики — самые первые попутчики вообще любой революции. Были они и во Франции во время падения Бурбонов, были и в России во время падения Романовых, были видны они невооруженным глазом и на Майдане, не к ночи он будет упомянут, выпукло проступают и очень ярко искрят они сегодня в Америке…
Сегодня, когда кормовая база сокращается, как шагреневая кожа, вчерашние сибариты и прожигатели жизни неожиданно нацепили революционные банты и начали резко записываться в управдомы. Пепел бессмертного Швондера стучит в их сердца. Слова товарища Шарикова «уж мы их душили-душили…» рефреном стучат в их головах каждый раз, когда они видят любого, кого можно раздеть «от имени и по поручению трудящихся».
То есть опять и снова речь идет совсем не о той революционной ситуации, когда «верхи не могут, низы не хотят», а о той, когда революция происходит там, где есть что грабить, кого грабить и кому грабить. Ничто не ново под луной.
«Если государство не возьмёт в руки дело воспитания-образования-трудоустройства людей — мы получим революцию люмпенов. А быть может, и уже получили…»

Бить витрины против Трампа


cont.ws


IMHOclub.by

Добавить комментарий