Александр Роджерс: Руина против СССР

Александр Роджерс: Руина против СССР

Мне
тут в очередной раз попытались закинуть тупой наброс «Что же ты,
предатель, Родину не любишь» в отношении незалежной УкРуины…
Маятник истории уже начал движение в правильную сторону…
Хе-хе. Щаз мы этого дурачка его же оружием.
Итак, биографическая справка. Роджерс Александр Александрович, родился 6 июня 1978 года в городе Винница, СССР.
СССР!
Понимаешь, нечто в шарфике? Я – советский человек. И Родину свою люблю,
и защищаю, и поливать грязью не позволяю. И всякое «незалежное» считаю
долбаными сепаратистами, которых нужно расстреливать в соответствии с
самым гуманным советским законодательством.
И это, которое меня
обвиняет, оно тоже старше 25 лет, оно тоже родилось в СССР. Но оно свою
настоящую Родину поливает фекалиями, а себя считает «укруинцем».
Приспособленец чёртов. И ещё что-то там вякает про «Родину не любит».
Это
понтоватый мальчик, у которого шмоток больше, чем у моей жены, и
который кичится не своими личными достижениями, а доставшейся ему в
наследство машиной, поливает грязью свою страну и свою историю, а не я.
А я – «совок» и «ватник». И горжусь этим.

Александр Роджерс: Руина против СССР

Мне
тут в очередной раз попытались закинуть тупой наброс «Что же ты,
предатель, Родину не любишь» в отношении незалежной УкРуины…
Маятник истории уже начал движение в правильную сторону…
Хе-хе. Щаз мы этого дурачка его же оружием.
Итак, биографическая справка. Роджерс Александр Александрович, родился 6 июня 1978 года в городе Винница, СССР.
СССР!
Понимаешь, нечто в шарфике? Я – советский человек. И Родину свою люблю,
и защищаю, и поливать грязью не позволяю. И всякое «незалежное» считаю
долбаными сепаратистами, которых нужно расстреливать в соответствии с
самым гуманным советским законодательством.
И это, которое меня
обвиняет, оно тоже старше 25 лет, оно тоже родилось в СССР. Но оно свою
настоящую Родину поливает фекалиями, а себя считает «укруинцем».
Приспособленец чёртов. И ещё что-то там вякает про «Родину не любит».
Это
понтоватый мальчик, у которого шмоток больше, чем у моей жены, и
который кичится не своими личными достижениями, а доставшейся ему в
наследство машиной, поливает грязью свою страну и свою историю, а не я.
А я – «совок» и «ватник». И горжусь этим.
У
меня, как и положено, деды воевали. Не сидели в схронах, и не охраняли
нацистские концлагеря, как у некоторых недобитков, а воевали. Один
артиллеристом, второй оперативником НКВД, как раз ловил этих самых
нацистских недобитков по подвалам и схронам.
Папа мой тоже служил в
спецвойсках КГБ СССР. И я хотел быть контрразведчиком, ловить шпионов.
Но не в каком-то ущербном огрызке под названием «Окраина-Руина», а в
большой и сильной стране, где не было разделения по национальному
вопросу и всякие нацистские косноязычные дегенераты не возглавляли
парламент, а сидели по тюрьмам и психушкам, где им самое место.
СССР дал моей семье бесплатную квартиру и бесплатное образование. Хорошее, качественное универсальное образование.
А
Руина не дала мне ничего. Она только пыталась задушить меня налогами.
Она устами националистических преподавателей говорила «Не розумию»,
когда я отвечал на русском в университете. Руина пыталась сделать меня
безмозглым зомби, Руине не нужны мои мозги и таланты. Руина пыталась
лишить меня идентичности и истории. Руина поливала грязью всё, что мне
близко и дорого.
Я пытался спасать те заводы, которые пилил
Порошенко. Но он «патриот», а я – сепаратист. Я кричал «не будьте
рабами», а Порошенко вещает «нагнитесь пониже и раздвиньте ноги, а то
безвиз не пролазит». Он «президент», а я – политический эмигрант. Рабы
целуют его в задницу, а меня ненавидят. Это Руина, и это не лечится.
Я
проучился в руинском университете пять лет, и пять лет я потом
проработал за нищенскую зарплату на руинской госслужбе в ответ. За
зарплату, за которую «нужно делать ничего, и ещё немного вредить». Я
ничего не должен этому государству, оно не заслуживает, чтобы его любили
или уважали.
Руина орала «Смерть москалям» в спину моей
красавице-жене, которая приехала ко мне из Самары. Руина угрожала пытать
моего двухмесячного ребёнка у меня на глазах за то, что я не признал их
госпереворота. Этого я вам, суки, никогда не прощу.
Руина сжигала
моих друзей в Одессе. Вы себе не представляете, что это за ощущение,
когда узнаёшь о массовом убийстве, а у тебя там друзья, и они несколько
дней не отвечают на звонки и не появляются в скайпе (к счастью, мои
камрады выжили, хотя и пострадали).
Руина каждый день убивает
людей на Донбассе, и считает это не только допустимым, но и правильным.
Руина выдаёт за военные преступления и убийства гражданских
государственные награды и премии, а не казнит и садит в тюрьмы.
Руинцы
мечтают получить официальный статус колонии, закрепить свой рабский
статус законодательно. Это не советские люди, это не свободные люди, они
ничего не имеют общего с моей Родиной.
Все эти прибалтийские,
украинские и прочие сепаратисты, поливающие грязью наше славное прошлое,
чтобы безнаказанно грабить советское наследие – жалкие уродцы и
уголовные преступники.
С какой стати я, советский человек, должен
поддерживать националистическую идеологию необандеровцев и сепаратизм
«незалежников», открыто мечтающих стать американской колонией?
Предатели
тут только одни – кто вечно служит иностранным панам (польским,
австрийским, нацистским, американским), возвеличивает нацистских холуёв и
шестёрок в качестве «хероев», и кто воюет на стороне американских
оккупантов.
Я своих взглядов никогда не менял, и остаюсь
однолюбом. У меня одна Родина – СССР. И менять её на какие-то огрызки и
лимитрофы я не собираюсь.
Обтекайте, руинцы.
P.S. Знаю, что мне скажут «патриоты Руины»: СССР распался, его не вернуть. И я им отвечу: Украина распалась, её не вернуть.
Александр Роджерс

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

18 + 8 =