Именем Королевы: порабощение Африки и великие открытия

Именем Королевы: порабощение Африки и великие открытия

Ровно 161 год назад — 17 ноября 1855 года — шотландский путешественник и миссионер Дэвид Ливингстон сделал величайшее открытие. На реке Замбези он нашел огромный водопад и назвал в честь английской королевы — Виктория 1 / 73 Для всего мира огромный в…

Именем Королевы: порабощение Африки и великие открытия

Именем Королевы: порабощение Африки и великие открытия
17 ноября 2016 г. 15:57:33Ровно 161 год назад — 17 ноября 1855 года — шотландский путешественник и миссионер Дэвид Ливингстон сделал величайшее открытие. На реке Замбези он нашел огромный водопад и назвал в честь английской королевы — Виктория[/url] 1 / 73 Для всего мира огромный водопад на реке Замбези, названный в честь английской королевы Виктории, открыл Давид Ливингстон, шотландский путешественник и миссионер. Ливингстон всю жизнь вёл борьбу с торговлей рабами, широко распространенной в то время в Африке, — в ней он видел главное зло в исторических судьбах Африки. Но английское правительство, разумеется, ставило перед собой совершенно другие задачи.Смотрите галерею к статьеВ 1855 году, после принятия Генерального акта Берлинской конференции, конкуренция целого ряда империалистических держав Европы за проведение исследовательских работ и военных операций, в конечном счете направленных на захват новых территорий в Африке, еще более обострилась. Так что исследования Ливингстона использовались во многом для захватнических целей — судьбой же самого путешественника интересовались мало. Но после открытия водопада и издания книги «Путешествия и исследования миссионера в Южной Африке» в 1857 году, королевское Географическое общество окружило его почестями и наградило золотой медалью, а издание путевых заметок принесло ему состояние.Страсть к путешествиямДавид Ливингстон родился в семье уличного торговца чаем 19 марта 1813 года. В 10 лет вынужден был по 12 часов трудиться на ткацкой фабрике. Данные о его ранних годах жизни весьма скупы. Известно, к примеру, что после работы он успевал, учась в вечерней школе, читать множество книг и штудировать латынь. В 16 лет он свободно читал поэзию Горация и Вергилия. «Я проглатывал книги, которые попадались мне тогда под руку. Исключение составляли лишь романы. Чтение научных трудов и путевых очерков было любимым моим занятием», — писал о себе сам Ливингстон.Первой книгой о природе, попавшей в его руки, стало старинное описание лечебных трав. Ему захотелось отыскать в окружающей природе те травы, о которых в ней говорилось; рисунки в книге облегчали задачу. И хотя он был очень занят, всё же ему удавалось урывать время, чтобы побродить в окрестностях Блантайра, поискать описанные в книге растения. Его интересовали также животные окрестных лесов, рыбы в Клайде и прудах. Словом, Давид любил природу, стремился проникнуть в ее тайны, но страсть к науке не вязалась с мрачной перспективой провести всю жизнь у прядильной машины.Гонка за АфрикуОбострение так называемой гонки за Африку положила Берлинская конференция, собравшаяся 15 ноября 1884 года для обсуждения раздела Африки между европейскими державами. Инициатором созыва конференции выступило португальское правительство, представившее вниманию других колониальных держав так называемую «розовую карту», которая предполагала объединение португальских владений в Анголе и Мозамбике в единую колонию. Планы португальцев заблокировала Великобритания, рассматривавшая всю Африку к югу от экватора как собственную сферу интересов. Словом, британцы были весьма заинтересованы в ее исследовании, но на карте эта часть континента оставалась «белым пятном». Загадкой, в частности, были истоки Нила, конфигурация великих озер Восточной Африки, верхнее течение реки Конго, гидрографическая сеть бассейна Замбези и многие другие проблемы географии этой части Африки. Открытия шотландского путешественника недаром были обозначены в истории исследования Африки не иначе, как «ливингстоновский период». Охватывал он примерно три десятилетия и послужил основой при составлении современной карты Центральной Африки к югу от экватора.Путешествия Ливингстона проходили всего за 20−30 лет до начала полного колониального раздела Африки. Повсюду с помощью местных князьков и арабских работорговцев продолжалась охота за «черными рабами». В этих условиях жизнь Ливингстона как гуманиста была, по существу, большой личной трагедией. Несмотря на то, что Ливингстон действительно не смог правильно оценить природу европейской колонизации, он сумел всё же подняться намного выше не только миссионеров, но и большинства своих современников.«В ходе своих путешествий Ливингстон не только «расшифровал» сложный рисунок гидрографической сети «белого пятна» в центре и на юге Африки, но и впервые сообщил миру множество подробностей о природе этой территории. Уже после первого большого путешествия, охватившего бассейн Замбези, он сделал важнейший для науки вывод о том, что внутренняя Африка не система мифических нагорий, как долгое время предполагалось, а огромное плато с приподнятыми краями, круто падающими к побережью океана. Впервые была нанесена на карту река Замбези с указанием мест впадения в нее крупнейших притоков. Были установлены очертания озера Ньяса, о котором европейцы имели лишь смутные представления. На Замбези был открыт один из крупнейших водопадов мира», — пишут Горнунг М.Б. и Олейников И.Н. в предисловии к книге Г. Вотте «Давид Ливингстон «Жизнь исследователя Африки» (Москва. Издательство «Мысль» 1984 год). 12 / 73

Именем Королевы: порабощение Африки и великие открытия

Важнейшей особенностью личности Давида Ливингстона стало уважение к коренным африканцам. Это хорошо подчеркивает такой, казалось бы, незначительный факт: Ливингстон в отличие от большинства европейских путешественников — своих современников, сохранил все местные названия встреченных им географических объектов, впервые попавших благодаря ему на географическую карту. Исключением был грандиозный водопад на Замбези, названный им Викторией.Но именно там и поныне особенно чтут африканцы память их друга — великого путешественника. В то время как в нынешней Замбии, как и в других молодых независимых государствах Африки, уничтожались памятники, поставленные колонизаторами колонизаторам, на берегу Замбези открыт мемориальный музей Ливингстона. Его имя носит и известный во всем мире этнографический институт в столице Замбии — Лусаке.Моси-оа-Тунья (дым, который гремит)Лондонское географическое общество и английское правительство, направляя Ливингстона в очередную экспедицию (он хотел узнать, насколько судоходна Замбези на всем своем протяжении), не создало ему необходимых условий, поставив в то же время перед ним сложные и трудные задачи. Для его сопровождения был набран отряд индийских солдат, сосланных в Африку в наказание за различные проступки. Не желая переносить все трудности путешествия, солдаты пользовались всяким случаем, чтобы дезертировать; часть отряда Ливингстону пришлось отправить обратно и в конце путешествия у него осталось лишь двое верных и преданных слуг. 13 / 73

Именем Королевы: порабощение Африки и великие открытия

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВСюрприз для россиян на новый, 2017 годНОВОСТИ ПАРТНЕРОВВ январе размер пенсии изменится: старики не думали, что это произойдетНОВОСТИ ПАРТНЕРОВНовая военная техника России сбивает снаряды радиосигналами (видео)Экспедиция, целью которой было проследить течение Замбези до Индийского океана, стала возможной лишь благодаря помощи Секелету — вождь африканского племени финансировал пересечение континента европейцем. Именно он обеспечил экспедицию 114 носильщиками и гребцами, предоставил в ее распоряжение вьючных ослов и провизию, раздобыл бусы и железные изделия, которые служили во многих местах средствами платежа, выделил большую партию слоновой кости.Путешествие было продолжено в октябре 1855 года. В середине XIX века многие полагали, что центр Африканского континента занимает пустыня. Но Ливингстон вот уже в течение многих месяцев, слушал благоговейные разговоры о явлении, которое макололо называли «Мози-оа-тунья» — «Гремящий Дым» — и размышлял, что это? Возможно, в неисследованной части внутренней Африки есть большая вулканическая область? И он отправился, чтобы найти этот вулкан и поместить его на карте. Но нашел нечто гораздо более замечательное. Оказалось, что одна из пяти великих рек Африки — Замбези, растекшаяся по просторной долине шириной с добрую милю, прерывает свое ровное течение. Поперек русла идет гигантская трещина в земной коре, и вода пробираясь к ней через кайму мелких островов, с отчаянным безумием устремляется в пропасть. 38 / 73

Именем Королевы: порабощение Африки и великие открытия

В один из дней путешествия вдруг под безоблачным небом на горизонте появилась радуга. Потом в горячей полдневной атмосфере стал слышен дальний гром, а над верхушками деревьев стали заметны пять столбов дыма, словно большие участки травы горели в саванне. Все это было невероятно странно, с подобными явлениями ему пришлось столкнуться впервые в своей жизни. Примечательно, что в округе шестидесяти миль не имелось ни одного местного поселения, и это неудивительно: ведь люди были убеждены, что Гремящий Дым — владения злобного и жестокого Великого Духа. Черные лица его туземных спутников серели от одной мысли приблизиться к его обители.Но он нисколько не был ни суеверен, ни боязлив и считал своей обязанностью изучить эту часть континента прежде, чем — ведь он был миссионером! — нести сюда свет христианства. Он изо дня в день перебирал в уме возможные причины возникновения этих непонятных природных явлений, пока не оказался на пороге величайшего водопада в мире. Ливингстон, первым из европейцев, увидел его 18 ноября.Увиденное он описал впервые очень образно:«Подбираясь со страхом к обрыву, я глядел вниз в огромную трещину, которая простиралась от берега до берега широкой Замбези, и видел, как поток в тысячи ярдов шириной низвергался вниз на сто футов и затем внезапно сжимался в пространстве пятнадцати — двадцати ярдов… Я был свидетелем самого замечательного зрелища в Африке…Пытаться описать его словами — безнадёжное занятие. Даже самый большой художник, сделав несколько пейзажей, мог бы только дать слабое отражение этого величественного зрелища… десятью или более футами ниже, вся эта масса воды превращается в подобие чудовищной завесы гонимого метелью снега. Водяные частицы отделяются от неё в виде комет со струящимися хвостами, пока вся эта снежная лавина не превращается в мириады стремящихся вперёд, летящих водяных комет. … 45 / 73

Именем Королевы: порабощение Африки и великие открытия

Когда смотришь в глубь расселины направо от острова, не видишь ничего, кроме густого белого облака, на котором, когда мы там были, сверкали две яркие радуги. От облака поднимался столб водной пыли на 200 или 300 футов вверх, там он принимал окраску густого темного дыма и падал вниз проливным дождем, от которого мы промокли до костей. Налево от острова видно, как в глубине бурлит вода — сплошная пенисто-шипучая масса, устремляющаяся дальше в длинное скалистое ущелье», — написал позднее путешественник в своей книге.Он был разочарован, что Замбези несудоходна, разрезана водопадами и порогами, но он не мог не признать величия водопада. Поэтому дал ему самое значительное по тем временам название — имя своей королевы Виктории. Кстати, сама королева, хотя и прожила долгий век, но так и не увидела этот впечатляющий водопад.Зато в апреле 1947 года туда приехал ее правнук Георг VI вместе с супругой и двумя дочками. Одна из принцесс — тогда еще совсем юная Лилибет — в будущем станет Елизаветой II. С моста монаршее семейство долго смотрело на реку Замбези, на которой два острова получили новые имена в честь королевских дочерей. Сейчас Princess Elizabeth Island принадлежит Зимбабве, а Princess Margaret Island — территория суверенной Замбии.Первый — второй?Слава Давида Ливингстона бесспорна. Он открыл миру водопад Виктория, и значение подвигов этого замечательного человека выходит далеко за рамки простых географических открытий. Но некоторые историки утверждают, что европейцы видели ревущие воды водопада Виктория задолго до того, как их открыл Давид Ливингстон. 58 / 73

Именем Королевы: порабощение Африки и великие открытия

«На честь открытия водопада Виктория упорно претендуют потомки Яна Вильена, одного из первых бурских охотников. Этого отчаянного смельчака пытались заполучить англичане за его участие в битве при Бомплатсе. Одно время Вильен был связан с Чапменом, потом стал самостоятельно снаряжать экспедиции в страну Мзиликази. Вместе с проводником и пятьюдесятью воинами, которых ему прислал Мзиликази, Вильен направился к водопаду. С ним были его сыновья Георг и Петрус и соотечественники Якоб Эразмус, Пит Якобс и Герман Энгельбрехт.Эта экспедиция, по семейному преданию Вильенов, побывала у водопада раньше Ливингстона трижды — в 1851, 1853 и 1854 годах. Сохранилось множество подробностей, которые не оставляют сомнений в том, что Вильен и его товарищи были у водопада. Однако мысль описать эти экспедиции пришла в голову их участникам лишь тогда, когда они уже стали стариками и не помнили точных дат. Доктор X. К. де Вет, занимавшийся изучением всех сохранившихся сведений, выяснил, что первым отправился в Булавайо миссионер Моффат. Мзиликази встревожился, увидев фургон Моффата, который показался ему очень странным сооружением. Это было в 1855 году. А Вильен, как выясняется, впервые посетил Мзиликази в 1859 году. В 1860 году Ливингстон побывал у водопада Виктория второй раз. В то время бурские охотники не знали о его предшествующем посещении, поэтому-то они и считали, что первые открыли водопад», — пишет в своей книге «Последние тайны старой Африки» южноафриканский писатель Лоуренс Грин. 64 / 73

Именем Королевы: порабощение Африки и великие открытия

Кстати, в нее включена любопытная история, хранящаяся в семейном архиве Преториусов из Мэридейля (Капская провинция), из которой следует, что, якобы, некий охотник В. X. Преториус, что родился в Граф-Рейнете в 1821 году и дожил до ста лет, очень любил рассказывать родственникам историю открытия водопада. История эта, записанная его внуком много лет спустя, хранится в семейном архиве Преториусов.«В 1855 году Преториус и его молодой друг Стофель Снимай в фургонах, запряженных волами, выехали из Трансвааля, чтобы поохотиться на крупную дичь к северу от реки Лимпопо. Добравшись до крааля Мзиликази, они оставили там своих волов и фургоны, наняли двести носильщиков и направились через зараженный мухой цеце район. Проводники привели их к огромному водопаду, где они устроили стоянку. На девятый день друзья заметили дым костра. Значит, кто-то еще разбил там лагерь. Это оказался Давид Ливингстон, больной и голодный. Его проводникам-африканцам приходилось растирать и поджаривать сыромятную кожу, которой были обтянуты их щиты. Преториус и Снимай дали Ливингстону еду и лекарства и оставались с ним до тех пор, пока он не поправился» — говорится в книге южноафриканского писателя.Объяснением этой странной истории может быть то обстоятельство, что Ливингстон редко завязывал дружбу с первыми бурскими охотниками, так как считал некоторых из них врагами дела, дорогого его сердцу. Кроме того, Ливингстон восстал против бессмысленного уничтожения животных, считая это безумием. Тот, кто изучал его путешествия, должен был заметить, как резко отзывается Ливингстон о тех белых, с которыми ему доводилось встретиться, если они заслуживали его презрения. Иногда он просто не упоминает о них. И тем не менее трудно представить, чтобы такой добрый христианин, как Ливингстон, ничего не сказал бы о той помощи, какую ему оказали Преториус и Снимай. Трудно к тому же увязать всю эту историю со словами Ливингстона о своем великом открытии в книге «Путешествия миссионера»: «Никогда еще его не видели глаза европейца». Вполне возможно, однако, что европейцами Ливингстон считал только тех, кто, подобно ему самому, родился в Европе. 72 / 73

Именем Королевы: порабощение Африки и великие открытия

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ319 городов России, из которых лучше выбираться уже сегодняНОВОСТИ ПАРТНЕРОВСтало известно, что «нарыло» ФСБ за год наблюдения за УлюкаевымНОВОСТИ ПАРТНЕРОВНапиток, который мы пьем каждый день, сильно подорожает. ЗапасаемсяПутешественник наивно полагал, что английская колонизация гуманна и более полезна африканцам, чем колонизация Африки другими государствами. Конечно, пониманию Ливингстона в его время не была доступна сама природа капитализма, только еще, вступавшего в свою империалистическую стадию. Как писал о Ливингстоне И. И. Потехин вряд ли можно согласиться с тем, что «искренний противник рабства, он всю свою жизнь отдал подготовке колониального порабощения африканских народов империализмом»(И. И. Потехин. Бассейн Замбези. — В кн.: Д. и Ч. Ливингстон. Путешествие по Замбези. М., 1948, стр. 32). Суровый только по отношению к самому себе, он до последнего дня своей жизни прокладывал пути через Африканский континент, не прибегая к насилию, и подарил человечеству неоценимые знания по географии и этнографии Африки. От зрелища кровавых последствий этой колонизации Ливингстона избавила смерть в возрасте всего шестидесяти лет.И сегодня немало африканцев и людей разных стран специально сворачивают со своего пути, чтобы посетить скромную, но не забытую могилу в Читамбо, где покоится сердце знаменитого путешественника. А вблизи места, где когда-то Ливингстон любовался «грохочущим паром», ныне ему стоит памятник — простая бронзовая статуя. В 1905 году у водопада основан город, названный именем Ливингстона; до 1935 года он был административным центром Северной Родезии.Смотрите галерею к статьеСветлана Шаповалова
Источник

[url=http://www.imperiyanews.ru]ИМПЕРИЯ

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

20 − 12 =