За Сталина кайся, да сам не плошай

За Сталина кайся, да сам не плошай

Странно
смешавшись с Хеллоуином, прошёл день памяти жертв политических
репрессий. Много было произнесено по этому поводу истовых и неистовых
речей. Тема-то действительно тяжёлая и болезненная, огромное количество
людей затянуло в эту воронку, и большая часть из них была невиновна.

Сталинофилы
сейчас пытаются снять ответственность со своего кумира. Валят на кого
придётся — то на Троцкого, а то даже и на Хрущёва. На полном серьёзе
рассказывают сто раз опровергнутую байку, как тот, кровожадный,
прямо-таки умолял Иосифа увеличить лимиты на репрессии, а добрый дедушка
отвечал ему «уймись, дурак».

За Сталина кайся, да сам не плошай

Странно
смешавшись с Хеллоуином, прошёл день памяти жертв политических
репрессий. Много было произнесено по этому поводу истовых и неистовых
речей. Тема-то действительно тяжёлая и болезненная, огромное количество
людей затянуло в эту воронку, и большая часть из них была невиновна.

Сталинофилы
сейчас пытаются снять ответственность со своего кумира. Валят на кого
придётся — то на Троцкого, а то даже и на Хрущёва. На полном серьёзе
рассказывают сто раз опровергнутую байку, как тот, кровожадный,
прямо-таки умолял Иосифа увеличить лимиты на репрессии, а добрый дедушка
отвечал ему «уймись, дурак».
Виноваты оказываются когда
скрытые белогвардейцы, когда старые большевики, когда жадные кулаки. Из
репрессированных, кажется, только попы не называются виноватыми, хотя
когда-нибудь наверняка найдётся кадр, который расскажет, что и эти
претерпели поделом за то, что неправильно, неискренне молились.
Кого сюда ни пришивай, а всё равно оправдывать террор — дело
безнадёжное. Неоспорим тот факт, что в относительно мирное время в
стране началась резня во времена правления конкретного человека. Иное
дело, что, во-первых, результаты его правления одним лишь уроном от
репрессий не исчерпываются, и во-вторых, личная жестокость Сталина во
многом лишь усугубляла общую жестокость эпохи.
Вот
о ней, о жестокости эпохи, нужно говорить отдельно, и о жестокости
нашей эпохи в первую голову. Понятно, что репрессии были, отрицать это
может только тот, кто обманываться рад. Понятно и то, что среди тех, кто
обеспечивал механизм репрессий, полно было всякой сволочи, если
говорить прямо и грубо. Вопрос совершенно не в этом, а в том, как и где
проявляется точно такая же сволочь сейчас.
И вот тут мы видим, что энтузиазм запретителей и доносчиков бьёт ключом у тех, кто сегодня больше всего о репрессиях горланит.
И что вся эта стадная и горластая декоммунизаторская публика при
дедушке Сталине пачками бы писала доносы и хором клеймила врагов народа,
как, собственно, и поступает она сейчас там, где уже стало чуть
пожарче. Стучали и стучат даже и не тайно, а явно, гордясь фактом
собственного бдительного стука.
И вот уже на широких дорогах
Украйны висят билборды с телефонами, призывающие доносить на «бытовых
сепаратистов», застуканных и обстуканных преподавателей вузов увольняют
после участия в конференции в Крыму, а несогласных с линией руководства
нет-нет да и поставят на колени, порицая, перед разгневанным народом.
В тихой пока ещё Синеокой демократы пока играют в НКВД и хунвейбинят в интернетах: «Літаральна ўчора ў іншай сацыяльнай сетцы — «УКантакце» — гэты ж самы Г. зьняважліва выказаўся пра Радзівілаў», — доносят они до сведения друг друга. Зубки уже прорезались, но кусаться ими пока не позволено.
Нужно ли говорить, что все эти активные, инициативные люди на обличении
мрачного прошлого собаку съели. Съели, разумеется, после того, как им
разрешили.
Когда я
читаю поучение очередного объясняющего господина о сталинских
репрессиях: «из такого ужасного прошлого можно выйти только через
очищение, через покаяние» — то невольно задумываюсь. За какие эпизоды
«ужасного прошлого» должен каяться перед этим, неплохо пригретым в своё
время Советской властью, господином, лично я, родившийся после смерти
Сталина — за раскулаченных прадеда и прабабку, не доехавших до Сибири,
или за деда, не вернувшегося с войны? За предков, пахавших в сталинских
колхозах за трудодни и немногим комфортнее в других учреждениях,
сподобившихся при этом остаться незапятнанными и честными?
Всё-таки, наверное, пусть лучше кается тот, кто стучал и расстреливал,
ну или, если ему приспичит, потомок того, кто стучал и расстреливал.
Лично у меня к этому потомку по данному факту претензий нет: сам товарищ
Сталин на совещании передовых комбайнеров сообщил, что сын за отца не
отвечает. И в этом был абсолютно прав.
Кому активно нужно
покаяться — так это тому, кто много лет прислуживал в идеологической
сфере Совдепу, а с крахом оного Совдепа моментально сменил окрас,
сориентировавшись на новые антисоветские реалии, и теперь имеет наглость
вновь раздавать общенародного масштаба поучения. И не надо
рассказывать, что вы добросовестно «ошибались»: где в таком случае
гарантии, что вы не ошибаетесь сейчас? Замполитом нельзя быть дважды.
Просто покайтесь, помолчите и ступайте замаливать свои тяжкие грехи.
Не грешившим же можно и не каяться, а просто жить так, чтобы потом
каяться не потребовалось. Избавление от ужасов прошлого произойдёт, если
перестать множить их в новом месте и в новом качестве. Жертвам же,
оказавшимся в жерновах истории, вечная память, да только жаль, что
история учит тому, что ничему не учит. Потому что история без
антропологии бесполезна. А антропологические типы homo меняются ох как медленно.
http://imhoclub.by/ru/material/za_stalina_kajsja_da_sam_ne_ploshaj#ixzz4OwoABucw

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

1 × 3 =