Вы достали со своей гомосятиной, мы не хотим за это платить! — Холмогоров ответил Райкину

Известный публицист, писатель и историк Егор Холмогоров прокомментировал радио «КП.ру» скандал вокруг заявления руководителя московского театра «Сатирикон» о цензуре.

Вы достали со своей гомосятиной, мы не хотим за это платить! — Холмогоров ответил Райкину

«Константин Райкин заявил, что в России цензура, что цензура мешает
творить. Начнем с того, что отстаивают вот эти господа театральные
деятели.
Сейчас много будет таких воплей о цензуре, о том, что достали борцы
за нравственность, о том, что достали люди, которые требуют не допускать
русофобии в спектаклях, в фильмах и так далее, что художник должен
творить свободно.Известный публицист, писатель и историк Егор Холмогоров прокомментировал радио «КП.ру» скандал вокруг заявления руководителя московского театра «Сатирикон» о цензуре.

Вы достали со своей гомосятиной, мы не хотим за это платить! — Холмогоров ответил Райкину

«Константин Райкин заявил, что в России цензура, что цензура мешает
творить. Начнем с того, что отстаивают вот эти господа театральные
деятели.
Сейчас много будет таких воплей о цензуре, о том, что достали борцы
за нравственность, о том, что достали люди, которые требуют не допускать
русофобии в спектаклях, в фильмах и так далее, что художник должен
творить свободно.
Начнем с того, что эти господа отстаивают только одно — свое собственное
право организовывать цензуру в соответствии со своими, по большей части
глубоко либеральными, глубоко русофобскими, глубоко антирусскими
и антиобщественными идеями.
Есть очень хороший пример. Скажем, у меня есть такой замечательный
друг — режиссер Валерий Сторчак, который поставил потрясающий спектакль
по „Повести временных лет\». Вы можете себе представить, казалось бы,
такая странная вещь как спектакль по летописи. И вот ему это удалось,
это совершенно фантастическое зрелище.
Я бы с удовольствием вам сказал: пойдите в такой-то театр, этот
спектакль посмотрите. Но вот в чем беда. Нет такого театра, где можно
посмотреть этот спектакль. Его удалось показать два или три раза
в каких-то случайных торговых галереях, где-то еще.
А больше во всей огромной театральной Москве, во всех десятках
и десятках оплачиваемых на госбюджет театрах нету места для гениального
спектакля, что признают все, кто его видел, по русской летописи. Зато
есть какие-нибудь сто первые гомосексуальные „Служанки\», „50 оттенков
голубого\».
Собственно, скандал начался с Райкиным с того, что ему сделали
замечание, что, может быть, все-таки не стоит в театре пускать спектакль
про мальчика-подростка гея. Как-то это уже на грани нашего закона
о запрете гомосексуальной пропаганды малолетним. Тут-то он и возмутился.
Понимаете, все эти голые задницы бесконечные представлены в нашем
театральном сообществе в огромном количестве. Ни одного нормального
фактически спектакля в Москве увидеть не удается.
Я раз примерно в два года нахожу спектакль, на который не стыдно
и не противно сходить. При этом это жрет действительно огромные деньги.
При этом постоянно очередной какой-то творец прибегает для того, чтобы
сообщить, что у вас тут страшная цензура, вы тут навязываете всем свое
православие, вы всех задолбали со своей духовностью.
Вот мне хочется сказать: может быть, мы задолбали вас со своей
духовностью, а вы нас со своей гомосятиной достали еще гораздо больше.
И мы не хотим за это платить.
Наша духовность она хотя бы бесплатная. А ваша гомосятина стоит
миллионы, миллиарды государственных рублей. И не надо нам больше
рассказывать про цензуру.


Вообще там вышло смешно. Грубо говоря, сценарист просто лучше
не напишет, как выступил Райкин с этой речью. И почти одновременно актер
Панин в эфире какого-то из телеканалов совокупился с собакой. Наглядное
доказательство того, фактически, к чему приводит бесцензурность.
И заметьте, что Райкин наехал не столько на государство, сколько
он наехал на людей, которые иногда приходят и говорят: вот это
гнусность, это мерзость. И по нашему мнению, и по мнению значительной
части общества, нам это не нравится. То есть я не большой фанат Энтео,
мне он кажется каким-то прохиндеем, если честно вам сказать, но при этом
сам факт, что вот такие представители общественности, которые должны
говорить, что это неприемлемо, они должны быть.
Они должны существовать в любом здоровом обществе, как они существуют,
например в США. Даже там не очень здоровое общество, там извращенное
общество, и все равно они там существуют. То есть люди приходят.
Вот помните, был скандал с выставкой детского фотографа-порнографа.
У нас это была новость, потому что у нас об этом Стерджесе никто
не слышал. А в Америке вокруг всех его выставок проходят обязательно
протесты христиан, которые требуют их закрыть. В одном из штатов,
кажется в Аризоне или в Арканзасе, его альбомы даже официально
запрещены.
Это нормальная, естественная даже западная практика общественного
высказывания по поводу той или иной дряни, которая существует».

Добавить комментарий