Игра на повышение ставок

Игра на повышение ставок

О том, почему США загоняют себя в угол
Вчера американский генерал Марк Милли,
председатель комитета начальников штабов США, заявил, что война с
Россией практически неизбежна.
Анализируя это заявления, нужно сразу
сказать, что военные всегда исходят из своей военной логики. Ведь что мы
наблюдаем сейчас? В настоящее время идет постоянное наращивание
напряженности в двусторонних отношениях России и США. При этом страны
находятся на грани военного столкновения уже довольно давно, потому что
так называемая гибридная, или «проксивойна», которая ведется на Украине,
в Сирии, фактически всё больше становится противостоянием друг с
другом.

Игра на повышение ставок

О том, почему США загоняют себя в угол
Вчера американский генерал Марк Милли,
председатель комитета начальников штабов США, заявил, что война с
Россией практически неизбежна.
Анализируя это заявления, нужно сразу
сказать, что военные всегда исходят из своей военной логики. Ведь что мы
наблюдаем сейчас? В настоящее время идет постоянное наращивание
напряженности в двусторонних отношениях России и США. При этом страны
находятся на грани военного столкновения уже довольно давно, потому что
так называемая гибридная, или «проксивойна», которая ведется на Украине,
в Сирии, фактически всё больше становится противостоянием друг с
другом.
Более того, в Сирии на одной стороне
задействованы американские союзники, а на другой стороне воюет
группировка ВКС. Таким образом, даже вооруженные силы двух государств,
пусть косвенно, но противостоят друг другу в определенных регионах.
Ставки всё повышаются.
С американской стороны еще до этого
заявления генерала Милли раздалась фактически прямая угроза России от
Госдепа — мол, в связи с поддержкой Асада Россия будет отправлять в
мешках трупы своих солдат домой и терять самолеты.
Сразу же вслед за этим заявлением
следует предупреждение Пентагона: США готовы нанести превентивный
ядерный удар по России. Дальше следует ответ Путина о том, что мы
выходим из плутониевой сделки. А затем — ультимативное требование: если
вы хотите нормализовать отношения, то вот вам условия: отменить «закон
Магнитского», отменить санкции, выплатить компенсации и так далее. И
форма нашего ультиматума предельно ясна: «Ребята, сдавайтесь и платите
репарации и контрибуции».
Понятно также и то, что этот ответ был
для Соединенных Штатов неприемлемым. Да, собственно, реакции и не ждали.
Ведь США еще войну не проиграли — по крайней мере, они так считают.
Тем не менее в переводе на бытовой язык
заявление Путина, сделанное к тому же практически сразу после угрозы
ядерного нападения на Россию, звучит примерно так: «Мы услышали. Мы всё
поняли. Если хотите, попробуйте. Мы не боимся и готовы к любому формату
военного столкновения».
В политике же всегда как? Если ты
сказал: «Я тебе дам по голове дубинкой», то ты должен быть готов к тому,
что я скажу: «Ну хорошо, давай». И тогда ты должен либо дать, либо
продемонстрировать свою беспомощность. Соединенные Штаты сказали: «Мы
угрожаем ядерной войной». Им ответили: «Мы не боимся».
А дальше надо либо воевать, либо
продемонстрировать свою беспомощность. Демонстрация беспомощности же
значит, что не только союзники по всему миру, но и вассалы, клевреты и
всякие полунезависимые страны, как Иран, которые противостоят
Соединенным Штатам, будут исходить из того, что — всё. Мировой гегемон,
оказывается, пугать может, а вот действовать — нет.
Поэтому США, похоже, оказались в
критической ситуации. Надо либо дальше повышать ставки — но тогда и
рисковать полномасштабной ядерной войной, либо отступить.
А ведь им не только сказали, но еще и
продемонстрировали. Полгода назад были проведены одновременные учения
РВСН и ПВО по отражению ядерного удара и нанесению ответно-встречного. И
сейчас проводятся учения МЧС по защите населения от ядерного удара.
Причем МЧС сообщило, что привлекаются до 40 млн граждан — почти треть
населения Российской Федерации.
Возвращаясь к заявлению Милли.
Американский генерал просто констатирует тот факт, что взаимоотношения
России и США действительно дошли до примерно такой же тонкой грани, как и
во время Карибского кризиса. А может быть, и еще тоньше, потому что,
во-первых, всегда есть сумасшедшие «ястребы» в Пентагоне и, например,
администрация, которая скажет: «Всё, воюем. А куда нам деваться?»
Во-вторых, всегда есть определенная
логика военно-политических шагов. Если ты создал на границах военную
группировку, на каком-то этапе эта военная группировка начинает давить
на твои политические решения. И уже ни Гитлер летом 1941 года, ни
Наполеон летом 1812 года не могли отменить вторжение в Россию: уже всё —
войска стоят. Механизм запущен и действует сам по себе.
Поэтому сейчас, с моей точки зрения,
констатируется факт того, что исходя из логики развития
военно-политической ситуации война в какой-то степени неизбежна. Потому
что Соединенные Штаты должны признать, что погорячились. Да, это не
будет капитуляция в рамках ультиматума Путина, но это будет очень
серьезная потеря лица на мировой арене. Другой вариант — и дальше
нагнетать напряженность, понимая при этом, что ракеты готовы взлететь и
поразить территорию Соединенных Штатов тоже.
Военные готовятся к войне. И если они
видят, что политики практически уже довели до нее дело, то они
констатируют: война неизбежна. Их уже к этому подготовили. Их уже
заставили мобилизоваться, перевели в режим военных действий.
При условии сохранения этой тенденции
никакого другого решения, кроме военного, Соединенные Штаты не видят. Им
надо либо отступать и менять формат своей внешней политики и полностью
его перерабатывать — о чем, собственно, и сказал Путин, потребовав от
американцев изменения отношения к России, — либо же они идут напрямую к
войне. Каждый последующий шаг в этом направлении может стать шагом к
началу войны.
Тут двух мнений быть не может.
Ростислав Ищенко
Известия

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

девятнадцать − 16 =