Свобода как сексапильная революция

«Мы ответственны за тех,

кого приручаем».

С.Экзюпери.

Разве
случайно, что так называемая сексуальная революция, которая произошла в
двадцатом веке, по сути, неразрывно связана с демократическими
свободами и правами человека? Не случайно.
Начало
сексуальной революция было положено как всегда падением моральных
ценностей сначала у части аристократии, а потом и в среде среднего
класса. У пролетариев, особенно тех, кого называют люмпенами, с
нравственностью всегда был «напряг». За девятнадцатый век на Западе
пролетариев становилось все больше, веры в Бога все меньше, а
постоянные революции и войны окончательно отодвинули нравственность на
задний план. Особенно – в области секса.

Свобода как сексапильная революция

Парадное
шествие свободы нравов продолжалось весь двадцатый век. Во второй
половине двадцатого века сексуальная революция оформилась
законодательно – в идеологию о правах человека.
Существенный
вклад в разложение общества внесло движение женщин за равноправие в
Англии. Затем свобода секса была объявлена в России. После переворота
большевиков. Правда, западный мир осудил идеологию большевиков. Но
как-то «мимо» обошел провозглашенное большевиками равенство мужчин и
женщин. Спустя некоторое время станет видно, что Запад еще не дорос до
такого равенства. Но дрова в костер были брошены и пламя «свободы»
разгорелось в мировом масштабе.
Массовое
растление традиционных семейных ценностей произошло на Западе после
второй мировой войны. Идеологией, оправдывающей свободу сексуальных
нравов, стала теория Фрейда, которая получила широкое распространение
среди элиты и молодежи. Свобода и право на личный выбор, включая
сексуальный, стали краеугольным камнем этой идеологии.«Мы ответственны за тех,

кого приручаем».

С.Экзюпери.

Разве
случайно, что так называемая сексуальная революция, которая произошла в
двадцатом веке, по сути, неразрывно связана с демократическими
свободами и правами человека? Не случайно.
Начало
сексуальной революция было положено как всегда падением моральных
ценностей сначала у части аристократии, а потом и в среде среднего
класса. У пролетариев, особенно тех, кого называют люмпенами, с
нравственностью всегда был «напряг». За девятнадцатый век на Западе
пролетариев становилось все больше, веры в Бога все меньше, а
постоянные революции и войны окончательно отодвинули нравственность на
задний план. Особенно – в области секса.

Свобода как сексапильная революция

Парадное
шествие свободы нравов продолжалось весь двадцатый век. Во второй
половине двадцатого века сексуальная революция оформилась
законодательно – в идеологию о правах человека.
Существенный
вклад в разложение общества внесло движение женщин за равноправие в
Англии. Затем свобода секса была объявлена в России. После переворота
большевиков. Правда, западный мир осудил идеологию большевиков. Но
как-то «мимо» обошел провозглашенное большевиками равенство мужчин и
женщин. Спустя некоторое время станет видно, что Запад еще не дорос до
такого равенства. Но дрова в костер были брошены и пламя «свободы»
разгорелось в мировом масштабе.
Массовое
растление традиционных семейных ценностей произошло на Западе после
второй мировой войны. Идеологией, оправдывающей свободу сексуальных
нравов, стала теория Фрейда, которая получила широкое распространение
среди элиты и молодежи. Свобода и право на личный выбор, включая
сексуальный, стали краеугольным камнем этой идеологии.
Сексуальная
революция на Западе фактически началась в шестидесятых годах
двадцатого века в Европе. Начало ей положила молодежь, которая
увлеклась не только теориями Фрейда, Маркузо, Фромма, Камю, Мао, но и
рок-н-ролом, наркотиками, политикой. Погоня за чувственными
удовольствиями странным образом связывалась с представлением о свободе.
Традиционные моральные запреты – с посягательством на свободу.
Правительства
западных стран не препятствовали творческому порыву молодежи
попробовать себя в качестве блудных сыновей. Ну, если не считать робких
попыток порицания в некоторых элитных изданиях. Наркотики, рок-н-ролл,
сексуальный разврат, гомосексуализм и прочие свидетельства защиты прав
человека превратились в моду. Чуть позже – в норму для молодежи.
Более
того, существует много свидетельств, которые однозначно указывают, что
возникновение рока, субкультур, типа хиппи, свобода «слабых»
наркотиков являются своеобразными проектами с целью увлечь западную
молодежь чем-то более приятным, чем политика и поиск истины.
Удовлетворение физиологических и биологических потребностей молодежи, а
потом и всех, кто захочет это делать, совпали с задачами власти
отвлечь молодежь от социальных проблем. Европа устала от революций и
войн. «Дурную» энергии молодых направили в болото самообмана. Надо
признать, что это было сделано блестяще.
Гениальные
проекты, связанные с созданием субкультур молодежи решили главную
проблему Запада — от социальных потрясений Запад перешел в эпоху
стабилизации общественных отношений. Протесты из разряда неуправляемых,
перешли в разряд планируемых.
Главным
маяком, указывающим дорогу к новому храму, стало представление о
свободе. На вратах храма большими буквами было написано – права
человека. Храм, однако, постоянно исчезал как мираж в пустыне. Потому
что был иллюзией надежды. Но дорога к храму оставалась реальной. Она
стала шире и прямее. В нестройные ряды искателей свободы, помимо
наркоманов и хиппи, влились панки, готы, скинхеды, антифа, геймеры,
байкеры, футбольные фанаты, диггеры,….
Лучший
вариант почувствовать себя свободным – это сексуальное раскрепощение.
Желание политиков направить энергию молодежи в философское русло поиска
свободы совпало с биологическим состоянием молодых тел, измученных
гормональным возбуждением. Надо было предложить какую-то
экстраординарную и вместе с тем – интеллектуальную форму протеста против
традиционных норм морали и нравственности.
Фрейд
и Маркузо как нельзя лучше подходили под осмысление морального
разложения. Падение нравов было названо раскрепощением комплексов,
движением к свободе личности и поиску смысла жизни. Все просто: чаще
всего у человека поиск сексуального партнера совпадает с поиском смысла
жизни.
Животные
лишены возможности интеллектуального осмысления поиска пищи и
совокупления. У них, слава Богу, нет, не только разума для оправдания
насилия, но и времени для раздумывания. Поэтому животные ведут себя
«честно»: ровно так, как подсказывает им инстинкт. Они не будут убивать
больше, чем смогут съесть. В природе существует баланс или
динамическое равновесие между количеством пищи и количеством особей.
В природе нет пустоты. Пустоту привносит человек. Чаще всего — в собственную душу.
Человек
же ведет себя в большинстве случаев как животное, но почему-то упорно
оправдывает свои поступки различными теориями, которые косвенным
образом поощряют насилие и разврат. Не только поощряют, но и
оправдывают. Одним из самых «весомых» аргументов, для идеологии
сексуальной революции является теория прав человека.
Почему
сексуальная революция случилась именно в шестидесятые годы? И почему
именно – в Европе? Это главные вопросы, ответы на которые к какой-то
степени дают представление о новой грани понятия свободы. Как ее
понимают европейцы.
Главной
«объективной» причиной «нового» ощущения свободы стала
индустриализация сначала производства, а потом и жизни. Огромные массы
людей были оторваны от своих корней и сконцентрировались в городах. За
двадцатый век на Западе подавляющее большинство населения стало
городскими жителями. И не важно, какую профессию выбирал человек, какой
доход и образование получал, важно, что человек стал внушаем, одинок и
тревожен.
Под
«корнями» человека мы имеем в виду веру, которая давала жизненные
приоритеты, семейные ценности, которые воспитывали нравственные
привычки и связь с живой природой, которая активизировала инстинкт
самосохранения. Человек в урбанизированном обществе, лишенный своих
корней, становится человеком массовой культуры, массовой психологии,
массового потребления.
Видимость
независимости от внешних сил привела большинство людей к состоянию
полной зависимости от внутренних страхов и тревоги, причины которых
скрыты в суете городского образа жизни. Отказ от традиционных
ценностей, ощущаемый многими как свобода, на самом деле приводит к еще
большей зависимости от внешних факторов жизни. Это и СМИ, и Интернет, и
колебания рынка, и техногенные факторы.
Общество
массового производства стало обществом массового потребления. Общество
массового потребления стало обществом массового управления. Такое
общество тоталитарно по своей сути. Если фашизм принуждал человека
силой и страхом, то современные «демократии» принуждают человека через
потребление и удовлетворение потребностей.
Причем,
«потреблять удовлетворение» можно не только через покупку необходимых
товаров и услуг, но и через поиск новых впечатлений, эмоций и чувств.
Индустрия развлечений настолько обширна, что устоять человеку, особенно
молодому, перед океаном удовольствий, практически невозможно.
Самая прямая дорога к получению впечатлений – это сексуальное разнообразие.
Человек,
живя в городе, становится неким образом анонимным для окружающих его
людей. В отличие, например, от деревни. Мобильность в передвижении,
контактах, профессиях увеличивается многократно. Такой образ жизни
многократно уменьшает общественный контроль над моралью. В этом каждый
может легко убедиться на примерах молодых людей, которые покинули семью
и устроились на работу или учебу в другом городе.
Если
сегодня, в постиндустриальном обществе, присовокупить к этой картине и
пользование Интернетом, который предлагает информацию о возможностях
и потенциальных удовольствиях практически в неограниченном масштабе, не
трудно представить, что творится в душе и теле человека, который попал
под воздействие этого информационного шторма.
Сексуальная
революция привела к тому, что в западном обществе появились «новые»
ценности. И главной из ценностей стала самореализация. Главной
составляющей самореализации как раз и является удовлетворение в сексе.
Которое большинство людей ошибочно принимают за счастье.
Одной
из новых ценностных тенденций «самореализации» стала мода на
нетрадиционную сексуальную ориентацию. И хотя «новое» это почти всегда
хорошо забытое «старое», люди «массового потребления» быстро привыкают к
нормам, навязанным модой (или политикой). Кто будет спорить, что секс
«с некоторыми отклонениями» свидетельствует о тонкой натуре и глубине
чувств?
Раньше
это называли разврат, разложение личности, болезни, распутство,
падение нравов, грехом, Содомом и Гоморрой и многими другими плохими
словами. Но сегодня такие взгляды осуждаются как гомофобство и
мракобесие. Если еще тридцать лет назад, уважающий себя политик на
Западе не смог бы без угрозы для карьеры публично симпатизировать
нетрадиционным ориентациям, то сегодня, публичное порицание таких
отношений приводит к краху политической карьеры. Неисповедимы пути
твоих чад, Господи!
Сексуальная
революция на Западе привела к фундаментальному изменению традиционных
ценностей. Однако, если в шестидесятые годы весь мир с ужасом смотрел
как рушатся нравы, то в начале двадцать первого века весь мир будоражит
падение нравов в каждом государстве.
Индустрия
интимных «приключений» распространилась по всему миру. Невиданных
масштабов достиг секс-туризм. Интернет в разы уменьшил время от
знакомства до постели. Секс все чаще и чаще интерпретируется как спорт,
как путь к здоровью. Молодежь хочет жить «свободно». Как на Западе.
Идеология
прав человека ломает вековые традиции по всему миру. Цветные революции
являются продолжением сексуальной революции на Западе.
Самое печальное в сексуальных революциях является уничтожение семьи, как традиционной ячейки общества.
Но
революция есть революция: на всем ее продолжении происходит
насильственное уничтожение традиционных ценностей общества. Сексуальная
революция возводит в социальную норму обыкновенный разврат. Конечно,
его можно связать со свободой личности и правом человека на свободу
выбора. Но если свобода человека делает из него животное, то зачем
человеку такая свобода?
Очевидно,
что свобода, понимаемая как право на индивидуальный выбор, нужна для
того, чтобы было легче управлять большими массами людей. Люди
воспринимающие свободу как дозволенность всего, что не запрещает закон,
легче и проще подвержены дрессировке, чем животные.
Пименов Н.И.

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

три × два =