Почему Украина не Хорватия

Почему Украина не Хорватия

Два года назад стремление овладеть Донецком ко Дню Независимости уже закончилось «котлом» под Иловайском.

Почему Украина не Хорватия

Украина отметила государственный праздник — День Независимости. Бывшие и нынешние руководители украинского государства отметились рядом пафосных заявлений, однако широкую общественность волнует прежде всего один вопрос: не станет ли очередная годовщина «незалежности» поводом для возобновления активной фазы войны на Донбассе?
Обстановка на фронте
На возможность такого развития событий указывает ряд косвенных признаков, включая обстановку на линии соприкосновения, а также анализ публикаций прессы и высказываний официальных представителей конфликтующих сторон.
Так, руководители ДНР/ЛНР приняли решение о приведении своих подразделений в состояние повышенной боевой готовности, а публичные спикеры «республик» неоднократно информировали о планах украинской стороны осуществить широкомасштабное наступление на позиции ополченцев для силового решения конфликта.
В свою очередь, представители Министерства обороны, военной разведки, МВД, СБУ и иных уполномоченных ведомств официального Киева в последнее время достаточно часто выступают с различными «предупреждениями», свидетельствующими о «провокациях террористов» и предстоящем «российском вторжении».
На специальном брифинге представитель Главного управления разведки Министерства обороны Украины Вадим Скибицкий прямо обвинил «командование вооруженных сил России» в попытках «активизировать ведение боевых действий и артиллерийских обстрелов на Донбассе», о чем у украинской военной разведки якобы есть «точные данные».
То есть украинская сторона по-прежнему муссирует тему российского военного присутствия на Донбассе, сообщает о переброске техники и живой силы, однако не предоставляет практически никаких доказательств в подтверждение своей аргументации.
Между тем, по факту обстановка на линии фронта в июле-августе 2016 года серьезно ухудшилась: наблюдатели фиксируют рекордное количество артиллерийских и минометных обстрелов, боестолкновений, сопровождающихся ежедневными жертвами среди военнослужащих и гражданского населения.
По некоторым данным, Киев сосредоточил на луганско-донецком направлении мощную войсковую группировку численностью более 100 тысяч человек, которым противостоит порядка 30-35 тысяч ополченцев.
Эксперты отмечают, что в части материально-технического обеспечения украинская армия подготовлена гораздо лучше в сравнении с боями 2014-2015 годов, в войска поступило большое количество новой техники и вооружений, включая иностранные беспилотные летательные аппараты, радиолокационные станции для контрбатарейной борьбы и пр.
Кто готовится к войне?
То есть, несмотря на Минские договоренности, Украина продолжает наращивать военную мощь против республик Донбасса, саботирует выполнение решения об отводе тяжелых вооружений.
Естественно, сепаратисты, в свою очередь, также нарушают условия перемирия, однако думается, что все же не ДНР/ЛНР выступают в роли «поджигателей войны».
Ресурсный потенциал сторон просто несравним, и ополченцы объективно не в состоянии вести масштабные наступательные операции: ключ их успеха в умелых действиях в обороне, что уже дважды приводило к разгрому атакующего противника в котлах под Иловайском и Дебальцево.
Тема российского военного вторжения и вовсе выглядит достаточно абсурдной, и представляется, что украинская верхушка скорее использует эту «страшилку» для внутреннего потребления, а также для оправдания политики милитаризации в глазах международного сообщества, нежели действительно верит в возможность развития событий по такому сценарию.
Более того, агрессивные действия украинской военной разведки в Крыму, который в отличие от ДНР/ЛНР находится под юрисдикцией Российской Федерации, указывают на то, что в Киеве как раз таки не верят в возможность симметричного военного ответа со стороны Москвы, иначе просто не решились бы столь дерзко провоцировать Кремль.
Между тем, в украинских политикоформирующих кругах весьма популярна идея военного разгрома ополченцев Донбасса.
Этот успех мог бы также лечь в основу национального мифа о «победе украинского народа в войне с Россией», что столь необходимо для строительства государственной модели националистической диктатуры милитаристского толка, образ которой приобретает все большую популярность на фоне анархии современной Украины.
В качестве идеального исторического примера украинской элите представляется операция «Буря», проведенная хорватской армией против республики Сербская Краина в августе 1995 года в ходе Югославской войны.
Эта операция привела не только к военной победе Хорватии, но и к существенному изменению этнической карты страны. Из региона бежали порядка 200-250 тысяч этнических сербов, и отток «неправильного» населения по умолчанию решил проблему сепаратизма и обеспечил дальнейший спокойный ход процесса евроатлантической интеграции хорватского государства.
Стоит ли говорить, что подобный вариант выглядит сладким сном для киевского бомонда и весьма популярен в среде национальной интеллигенции?
«Буря» для Донбасса
может закончиться землетрясением для Украины
Те же Минские соглашения изначально были подвергнуты критике в Украине как «предательские» и «антинациональные», а их подписание больше воспринималась как временная передышка, нежели как руководство к действию.
Оно и понятно, в националистическом дискурсе нынешней Украины любой компромисс это поражение, а «сильный» не имеет права проигрывать: «молодой нации» нужна победа, героическая легенда, пусть даже ценой большой крови.
Однако есть мнение, что в своем стремлении развязать войну киевский креативный класс рискует получить совершенно противоположные результаты.
Во-первых, саботаж Минских соглашений и невыполнение решения о предоставлении особого статуса Донбасса в составе Украины приводит к активизации процессов оформления собственной государственности в непризнанных республиках, и уже в обозримой перспективе даже вариант конфедерации с Киевом утратит свою актуальность.
Во-вторых, в отличие от Хорватии времен Югославской войны, Украина вовсе не пользуется безоговорочной поддержкой западного мира.
Такая ситуация объясняется не столько миролюбием «наших партнеров», сколько тем, что Запад образца 90-х и Запад наших дней, страдающий от отсутствия единства, проявлений терроризма, утопающий в волнах беженцев и погрязший в военных авантюрах, это, как говорится, две большие разницы.
Ну и в-третьих: за спиной ополченцев есть Россия, общественное мнение которой просто не позволит руководству безучастно взирать на уничтожение республик Донбасса.
Безусловно, российская власть не допустит втягивания РФ в войну с Украиной, однако в случае агрессии партии войны в Киеве, вероятно, не будет чинить препятствий для добровольцев и инициатив частных лиц по оказанию поддержки ДНР/ЛНР.
Кроме того, нужно понимать, что за годы конфликта непризнанные республики серьезно укрепили свою линию обороны и стратегически их войска находятся в выигрышном положении, а в портфеле украинской армии уже есть опыт абсолютно провальных наступлений в 2014 и в 2015 году.
То есть условия для наступления ВСУ сложились весьма неблагоприятные, запланированный блицкриг вполне может завершиться фиаско, которое приведет к огромным людским потерям и активизирует процесс распада Украины.
Два года назад стремление овладеть Донецком ко Дню Независимости уже закончилось «котлом» под Иловайском, и существует мнение, что еще одного разгрома украинская государственность может просто не пережить.
sputnik.by
IMHOclub.by

Добавить комментарий